19 октября 2007, 12:00 Автор: Сергей СМИРНОВ

Стиль MIZRAKHI

Меломан, поклонник группы Beatles, фанат «Формулы – 1», человек, обладающий тонким вкусом в выборе одежды и аксессуаров – это Борис Мизрахи. Многие в городе называют Бориса Александровича одним из самых стильных политиков области. Но… о политике ни слова. Поговорим о других пристрастиях…

- Однажды на Ближнем Востоке я увидел здание с вывеской «Банк Мизрахи». Очень престижный, говорят, банк. Не ваш ли, случайно, Борис Александрович?

- Вы немножко напутали. Надпись на вывеске, вероятно, выглядела так – Mizrahi («Восток»). В моем заграничном паспорте фамилия пишется несколько по-другому – Mizrakhi.

- В чем разница?

- Слово Mizrakhi означает музыкальный стиль юго-восточного Средиземноморья. Столь необычной фамилией я обязан деду, который родился в Крыму. Бабушка носила украинскую фамилию Лехно, а мама в девичестве была Даниловой. Среди моих предков – потомки хазар, генуэзцев, и, возможно, греков.

- Ну, теперь понятно, Борис Александрович, откуда у вас такая страсть к музыке – она, видимо, заложена в генах. Я слышал, что в молодости вы были ярым поклонником Beatles?

- А кто им не был? Я слушал песни Beatles по радиоприемнику «Урал». Эти песни тщетно пытались стереть в эфире различными «глушилками». Западная музыка была под запретом. Помню, как однажды мы вышли на улицу с плакатами «С днем рождения, Мик Джаггер!» (Rolling Stones я тоже уважаю!) и нас разогнала милиция. Однажды представители американской делегации задали мне вопрос: «Кто повлиял на выбор вашей профессии?». Я ответил, что Beatles, потому что их песни в то время и были для меня олицетворением свободы.

- Слышал, что уже в те годы вы накопили огромный музыкальным материал…

- Я читал журналы – чешский «Мелодие», словацкий «Ритмус», польскую «Панораму» и многие другие. С тех пор статьи, написанные на чешском и польском языках, перевожу без словаря. Однажды я читал лекцию о различных музыкальных стилях и группах целых 12 часов, правда, с перерывом на обед и ужин…

- Какой музыкальный стиль вам больше всего нравится?

- Блюз. Как классический, американский – «черный», так и европейский - «белый». Я не очень люблю ритмическую музыку. Один из моих кумиров – Эрик Клэптон. Его прозвище – «Медленная рука», говорит само за себя. Считаю, что Клэптон – один из самых элегантных музыкантов в мире.

- Вас же называют одним из самых элегантных политиков области, а три года назад одна из челябинских газет назвала вас одним из сексуальных мужчин города.

- Правда? Я не читал. Честно говоря, мне это приятно, тем более, в моем возрасте. Хотя, например, Шон Коннори значительно меня старше, но с годами все чаще и чаще попадает в список самых желанных мужчин.

- Позвольте мысленно заглянуть в ваш гардероб.. Сколько у вас костюмов, рубашек, галстуков…

- Рубашки, честно говоря, не считал. А костюмов у меня четыре. Плюс несколько пиджаков, которые в сочетании с брюками позволяют не повторяться в одежде. Любимый цвет костюма – серый и темно-синий в полоску. Для официальных встреч – черный костюм из тонкой шерсти. Отдаю предпочтение брендам Hugo Boss и Burberry’s. Что касается рубашек, то здесь предпочитаю голубой цвет. В последнее время в моду вошли розовые рубашки, и вернулись бордовые, которые очень хорошо смотрятся со светлым костюмом. Ярких, пестрых галстуков не люблю…

- Ну, а галстуки-то хоть считали?

- Считал – 22. Около половины из них – в полоску, а последний – голубого цвета. Обратите внимание: в таких ходят Сергей Иванов, Герман Греф и некоторые другие члены правительства.

- А галстуки кто завязывает?

- Сам, конечно. Обычно выбираю узел полувиндзор. Он аккуратный и выглядит довольно элегантно.

- Как относитесь к аксессурам?

- Считаю, что мужчинам очень важно иметь чувство меры. Огромные золотые часы, усыпанные десятками бриллиантов - признак дурного вкуса.

- Какие часы у вас?

- Longines. Друзья подарили. А вообще, мне нравятся спортивные часы, типа Jacgues Lemans…

- Леманн… Если не ошибаюсь, часы этой марки вручают гонщикам «Формулы-1».

- Лауда, Сенна, Стюарт, Прост… - для нашего поколения эти люди были сродни небожителям. Фамилии пилотов «Формулы» были на слуху, но мы почти ничего о них не знали… Серьезно болеть за гонщиков я стал года два назад, а пристрастил меня к этому делу сын Дмитрий, который сейчас работает в Москве старшим менеджером компании РБК. Я болею за Фернандо Алонсо, с симпатией отношусь к команде Ferrari.

- Сами машину водите?

- Нет, хотя водительские права имею. Мне лучше быть штурманом, я хорошо разбираюсь в картах…

- Кстати, в карты играете? Какие имеете слабости – вино…

- В карты не играю, не курю, к алкоголю отношусь по принципу «вкусно – не вкусно». А из пороков имею один: люблю опустошать книжные и музыкальные магазины.

- С кем из знаменитых людей вам приходилось встречаться?

- С Виктором Степановичем Черномырдиным – он совсем не такой, каким его представляют в прессе: это своеобразный человек с великолепным чувством юмора. Огромное впечатление произвел Анатолий Собчак… Лайма Вайкуле – очень интересный человек. Анатолий Чубайс – считаю, что по уровню интеллекта ему нет равных. Андрей Вознесенский – я был продюсером его книги, Никита Михалков… Я благодарен судьбе, что она дала мне возможность хоть недолго быть рядом с этими людьми.

- Кто ваш лучший друг?

- Сергей Леонидович Кремлев, профессор медицины, хирург. Он рыбак, охотник, как никто готовит шашлык, и, несмотря на животик, играет в футбол лучше меня. Друзей много не бывает, но они заменяют многих.

- Чьи фотографии можно увидеть в вашем рабочем кабинете?

- Анатолия Чубайса, Павла Крашенинникова, Николая Расторгуева, Виктора Давыдова. Храню альбомы с фотографиями детей, снимки прошлых лет. Мое прошлое и настоящее – всегда со мной.



Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: polit74@inbox.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск