16 февраля 2007, 16:00 Автор: Сергей СМИРНОВ

Выпал за борт - пропал

Уходить в дальние странствия, рисковать и получать от этого наслаждение, а затем радостно возвращаться домой – вот жизнь настоящего мужчины. Олег Сиротин, председатель совета директоров ООО «Золотой пляж», ловил в паруса соленый ветер Атлантики, рисовал лыжные узоры на склонах Альп, исследовал морские глубины. Каждая поездка – это открытие: узнаешь мир, людей, и, прежде всего – что-нибудь новое в себе.

В кампании с морским волком

- Олег Юрьевич, вы пересекли Атлантический океан на катамаране с Федором Конюховым. Как оказались в одном экипаже с великим путешественником?

- Федор решил пройти по маршруту Колумба – Канарские острова – Барбадос на весельной лодке. Поездку спонсировал Уральский автозавод, лодка, на которой Конюхов собирался в одиночку пересечь Атлантику, так и называлась – «УралАЗ». Накануне путешествия Федор побывал в Миассе, мы с ним поплавали на яхте по озеру Тургояк, здесь и познакомились. Я был в числе тех, кто провожал Федора в плавание в Ля-Галере (Испания). До Барбадоса он дошел за 43 дня. В 2002 году Конюхов пригласил меня в составе «уральской вахты» пересечь Атлантический океан на катамаране. Маршрут: Барбадос – Ямайка – Бристоль (Англия). Я с радостью, но не без некоторых сомнений, согласился.

- Догадываюсь, что путешествие было связано с большим риском…

- Катамаран, в отличие от яхты, имеет свойство переворачиваться… Мы шли на катамаране длиной 31 метр, который разгонялся до скорости в 34 узла – 70 километров в час! Выпал за борт – считай, пропал. В 90 процентов случаев матроса не находят. Вода, обтекающая катамаран, издает жуткий свист. Ночью, а отдыхать удавалось по 4-5 часов в сутки, внутри поплавка, в котором находилось спальное место, стоял шум, как в реактивном самолете. Жутковато…

- Какая роль вам отводилась в экипаже?

- Я отвечал за передний парус – стаксель. Кроме того, каждый день по 40 минут стоял у руля. Ответственность – огромная.

- Несколько слов о Федоре Конюхове…

- Федор – настоящий морской волк. Он обладает потрясающей интуицией – Конюхов чувствует опасность за несколько часов.

- Какое чувство вы испытали на подходе к Бристолю?

- Слава Богу, земля!

- У вас есть личная яхта?

- Есть. Называется «Нева». Хожу по озеру Тургояк, когда есть время. Я окончил яхтенную школу, которой руководит президент российской ассоциации яхтсменов Сергей Моисеев (Москва), получил сертификат шкипера. Занятия проводились с выездом на практику в Средиземное и Эгейское моря.

В тесноте океана

- Любите рисковать?

- Я всегда помню, что дома меня ждут жена и три дочери. Так что рискую, как говорится, в разумных пределах.

- Жена разделяет ваши увлечения?

- Наталья катается на горных лыжах, погружается в океан и так далее…

- А вы тоже дайвер?

- Имею сертификат Advanse. Погружался во многих морях и океанах, но больше всего люблю побережье Таиланда.

- На какую максимальную глубину погружались?

- 46 метров. Но это – не самоцель. Рекорды пусть ставят профессионалы. На глубине ниже 30 метров в крови ныряльщика растворяется азот, и как будет реагировать на него организм – неизвестно. Можно впасть в эйфорию, или, наоборот, запаниковать. Иногда пловец теряет чувство времени. Так что глубоководное погружение – занятие довольно опасное.

И все-таки экстрим…

- Ваш первый автомобиль…

- «Москвич 2140». За свою жизнь сменил много машин, сколько – не помню.

- На какой марке машины ездите сейчас?

- «Лэндкруизер». К машинам отношусь спокойно – расцениваю автомобиль, как средство передвижения, и только.

- Вы хороший водитель?

- За рулем – с 1984 года. Стаж немалый, но, тем не менее, продолжаю учиться. На базе клуба-отеля «Золотой пляж» проводятся курсы экстремального вождения «Ауди – кватро». Ведут курсы опытные гонщики, в том числе чемпион Европы по ралли. Недавно я эти курсы окончил. Впечатления просто неописуемые…


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск