6 декабря 2006, 12:00 Автор: Сергей СМИРНОВ

Звезды на холсте

Московские сплетницы шушукались о его романе с Алсу. С ним пили на брудершафт Филипп Киркоров и хоккеист Павел Буре. «Вас случайно зовут не Илья Репин?» - шутил Лев Лещенко. «Купите картину великого русского художника!» - предложил Иосифу Кобзону столичный магнат Анзори. «Спасибо, у меня уже есть!» - ответил певец. О ком речь? О нашем земляке Игоре Белковском, выпускнике художественного института имени В. Сурикова.

С 1985 года Игорь живет в Москве, занимается живописью, участвует в выставках. В 2000-м году его проект «Российские звезды» (25 портретов знаменитых артистов) попал в «Книгу рекордов планеты» (российский аналог «Книги рекордов Гиннеса»). А два года спустя столичный журнал «Лица» признал художника одним из значительных людей страны. Картины мастера находятся в частных коллекциях 17 стран мира.

- Игорь, в книге «Родинка на холсте» говорится о нежных отношениях некоего художника и певицы. Московская богема сразу определила: художник – это ты, а певица – Алсу Сафина…

- Ну, книжка-то художественная… Романа у нас с Алсу не было, хотя как художник я испытывал к ней самые трепетные чувства. А различные намеки появились после того, как я уже после завершения работы над портретом певицы выставил свою картину «Купальщица» с обнаженной девушкой. Некоторым показалось, что мне позировала Алсу. Дело в том, что на бедре натурщицы я нарисовал родинку. Говорят, у Алсу на этом месте есть какой-то знак – метка знатного татарского рода. Уверяю тебя, это просто совпадение.

- «Звезды» - люди капризные. С кем ты чувствовал себя наиболее комфортно?

- Да с той же Алсу. Когда я ехал к ней домой, чтобы поработать над эскизами портрета, думал, что попаду к избалованной девчонке. Алсу встретила меня приветливо и несколько часов терпеливо позировала, не выражая какого-либо недовольства. Чтобы нам не мешали, она попросила домработницу отключить все телефоны. В общем, работать с ней было легко и приятно. А увидев свой портрет, она воскликнула: «Прикольно!».

- Как реагировали другие «звезды», увидев свои портреты?

- В основном эмоции были положительные. Самой неожиданной для меня была реакция Олега Газманова. Когда он увидел свой портрет, то почему-то обратил внимание на характерную складочку над переносицей, которую я не решился убрать на портрете, думая, что она придает лицу Олега определенную мужественность. И был удивлен, когда Газманов чуть не заплакал, а потом начал возмущенно кричать, зачем я это сделал, что на самом деле он красивее, и в доказательство начал показывать пачки фотографий 10х15, где и лица-то толком видно не было. Может, у него появились возрастные комплексы? В то время он как раз женился на молоденькой фотомодели, видимо, хотел на портрете выглядеть моложе. Портрет я, конечно, переписал, но картина так и осталась в моей мастерской. Для меня это стало определенным уроком: я понял, что артисты – народ ранимый, и с ними надо обращаться осторожней. С тех пор я не изображаю на портретах никаких случайных морщин.

- Говорят, однажды тебя сильно отругал Иосиф Кобзон…

- Иосиф Давыдович отругал меня за слишком высокую, по его мнению, цену, которую я назначил. Он сказал, что с Кобзоном нужно дружить, а зарабатывать на бандитах и мясниках. Я пошел на уступку и об этом не жалею – хорошие отношения дороже денег.

Работать с Кобзоном было легко, он оказался очень терпеливой и послушной моделью. Терпеливо выполнял все мои просьбы. На мою благодарность по поводу приятной работы с ним Иосиф Давыдович ответил: «Ну что вы, я же человек подневольный…».

Несколько сложнее было работать с Леонидом Якубовичем. При встрече с ним я ожидал увидеть легкого в общении человека, любителя пошутить. Такого, каким мы привыкли видеть его на экране ТВ. На мое удивление Леонид Аркадьевич оказался на редкость молчаливым человеком с довольно хмурым выражением лица.

Нелегко было работать и над портретом Дмитрия Харатьяна. Он очень приятный и легкий в общении человек, но, так как работа проходила у него дома, мне пришлось быть свидетелем ссор Дмитрия Харатьяна с его молодой женой.

- Над чем работаешь сейчас?

- Над новым живописным проектом «Гордость России». Это более
широкий проект, в который войдут самые известные политики, спортсмены,
артисты и режиссеры не только из Москвы. Особое внимание я хочу уделить написанию портретов артистов театра и кино старшего поколения, которые при жизни стали легендами. В большей степени этот проект благотворительный, так как средств, чтобы заказать живописный портрет, у многих из этих артистов просто нет.

- Дорого ли стоит живопись?

- Цены на портреты в Москве, конечно, выше, чем в других городах. Но цена зависит еще и от того, насколько себя ценит художник. Если эта оценка совпадает с оценкой заказчика – здорово. Например, на Арбате портрет можно сделать и за 500 рублей. У известных художников эта цена составляет уже тысячи долларов. Самый дорогой, конечно же, Зураб Церетели, гонорары которого исчисляются миллионами. А вообще, принято считать, что картина стоит столько, сколько за нее готовы реально заплатить.

- Кто тебя вдохновляет?

- Моя супруга Наталья, конечно же, осталась музой, главным и первым ценителем моего творчества. Сейчас она уже не стилист. Наталья записывает песни, снимается в телевизионных ток-шоу и сериалах, сама сняла фильм о художниках – ветеранах Великой Отечественной войны.



Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск