30 мая 2008, 11:00 Автор: Ольга Титова

Андрей Житинкин - «обманщик в хорошем смысле»

Имя профессионального актера и режиссера Андрея Житинкина – это не просто сочетание звуков, знакомое миллионам людей во всем мире, это, в определенном смысле, бренд, творцом которого выступил сам Андрей Альбертович.

Андрей Альбертович Житинкин – заслуженный артист России (звание получил в 2001 году). Родился 18 ноября 1960 года во Владимире. Окончил Театральное училище имени Б.Щукина, сначала актерский, а затем режиссерский факультеты (оба раза – с «красными» дипломами). Своим учителем считает писателя Николая Гоголя.

«Он никогда не делал актерам замечаний вслух, а мягко уводил под ручку в уголок... Режиссер либо мучитель и диктатор, либо творец некоего процесса, в который втягиваются актеры, а потом и зал», - считает Андрей Житинкин.

С особенностями работы Андрея Житинкина актеры Челябинского академического театра драмы познакомились быстро. Но у них и не было другого выхода. 22 мая на сцене театра состоялась премьера спектакля по мотивам одноименного романа Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея». Поставили его в рекордно сжатые сроки: за два с половиной месяца режиссер провел всего пять репетиций-прогонов, не считая трех встреч с актерами.

В первый свой приезд Андрей Житинкин провел пробы, попросил всех актеров, занятых в спектакле, перечитать роман и переписать свои роли от руки. В прежние времена такая практика была в порядке вещей.

Незабвенная Фаина Раневская, например, не представляла себе, что может быть по-другому. Впрочем, она была чрезвычайно требовательна во всем. За настоящих актеров почитала только тех, кто постоянно работал над ролью, совершенствовал себя на сцене. Заслужить ее уважения стоило больших трудов, а потерять можно было в считанные секунды – достаточно просто «схалтурить» и отчитать роль по заученной схеме.

Андрей Житинкин сам себя называет «коренным вахтанговцем», с особым трепетом относится к «старой» театральной школе, хотя все же его нельзя назвать прожженным консерватором. Он безжалостно избавляется от того, что мешает прогрессу, ориентируясь на Запад, но сохраняет все ценное, что в итоге составляет колорит и основу понятия «русский театр».

- В России привыкли репетировать спектакли годами, и я с этим борюсь. Поэтому и кажется, что я много ставлю. Но на Западе все так работают, - заявляет он. - Для меня нет табу в драматургии. Я считаю, что в театре возможно все. Вообще, предметом искусства может быть все. С другой стороны, я не хотел бы ставить спектакли про растление детей, и в моих спектаклях никогда не будет пропаганды насилия. Это несмотря на то, что я ставлю подчас жесткие спектакли. Я не боюсь шоковых вещей, натуралистичных, потому что пользуюсь формулой Льва Толстого: можно как угодно нагнетать безнравственную ситуацию, если в финале есть нравственный выход.

Недавняя работа Житинкина в Челябинске была внеплановая – еще этим объясняются высокие скорости и сжатые сроки. Кстати, Андрей Житинкин до этого поставил в нашем городе два спектакля: «Внезапно прошлым летом» (1994) и «Французский квартал» (1997), поздние пьесы Тенесси Уильямса.

Режиссер сразу оговорил одно из главных условий: репетировать в уже готовых декорациях и костюмах. До тех пор актеры были лишены указующего перста режиссера. Изучить роль им полагалось самостоятельно. Неудивительно, что для некоторых из них такая работа вызвала если не раздражение, то стресс уж точно.

Хотя и в этом Андрей Житинкин видит положительный момент: «Мне было важно, чтобы актеры подключились к работе над спектаклем не просто на уровне мозга, а именно эмоционально. Актеры-головастики, которые прекрасно рассуждают и ничего не играют, - самое страшное, что может быть в театре. Театр – это эмоциональная вещь».

Что касается выбранной темы, то в эстетике Лондона конца 19 века Андрей Альбертович увидел симптомы, характерные для нашей жизни. «Сейчас наступило ВРЕМЯ ДОРИАНОВ. Гениальная мистификация Оскара Уайльда – клон сегодняшней нашей жизни», - таково предуведомление постановщика, опубликованное в программке к спектаклю.

«Я ставлю, как правило, то, что другие режиссеры успели забыть, или никто никогда не ставил, - объясняет Андрей Житинкин. - Сейчас наступило время чувственного театра. Раньше я был скандальный, шумный, эпатажный, а сейчас у меня классический период: Лев Толстой, Сомерсет Моэм, Оскар Уайльд».

Кстати, «Портрет Дориана Грея» Андрей Альбертович впервые выпустил аж в 2001-м. В том году его утвердили на должность художественного руководителя Театра на Малой Бронной. Единственный роман Оскара Уайльда лег в основу пьесы, написанной самим Житинкиным, и стал первым спектаклем, поставленным им в московском театре в новой должности.

К слову, сотрудничество Андрея Житинкина с Театром на Малой Бронной завершилось спустя два года. Продлевать контракт с ним не захотели. Эстетика работ «одного из самых маргинальных» (так он сам себя называет) режиссеров здесь не прижилась.

Хотя подобные неприятные известия мало кого могут порадовать, для Андрея Альбертовича они странным образом идут только в плюс. Так в обществе поддерживается «миф» о Житинкине, который ему дорог.

- Я всегда говорю, что «обманываю» в хорошем смысле своего зрителя. Привлеченный скандалом, иногда слухом – в моих спектаклях много откровенных сцен, много эротики, много странных, иногда даже натуралистических вещей, сделанных умышленно, - зритель уходит со спектакля заряженный уже другим, - убежден режиссер.


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: polit74@inbox.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск