Автор: Георгий Баркалая

Почему в инвестиционной политике важны закулисные события

По мнению экспертов, именно таким образом свершаются самые важны решения в этом направлении.
Почему в инвестиционной политике важны закулисные события

Официальные встречи и переговоры с участием крупного бизнеса это лишь верхушка айсберга процессов, где решаются большие инвестиционные задачи. Фото Дмитрия Куткина ("Вечерний Челябинск")

О том, кто и каким образом может совершить инвестиционный порыв в Челябинской области, недавно обсуждали во время дискуссии, организованной медиахолдингом «Гранада Пресс». Поводом для разговора стало курс губернатора Алексея Текслера, который призван растормошить инвестиционную политику на Южном Урале. Задача эта будет нетривиальной, считают наши эксперты.

87983830_2482432895341630_1605695977698623488_n.jpg

Анастасия Кузьминова уверена, что инвестиционный прорыв можно совершить лишь с участие крупного бизнеса. Фото Олега Каргаполова ("Вечерний Челябинск")

«Сам факт того, что Алексей Леонидович с таким заявлением выступил перед промышленниками и предпринимателями говорит о том, что определенные попытки выстроить новую инвестиционную политику в регионе предпринимаются, — говорит Анастасия Кузьминова, кандидат экономических наук, директор аналитического агентства «So invest». — Эти попытки соответствуют масштабу задачи, которая стоит. Силами среднего и малого бизнеса их не решить. Я хотела немного обозначить в цифрах, что это за масштаб задачи. Вот если взять и объем инвестиций в основной капитал, за исключением средств бюджета, частных денег, поделить на население, то мы получим величину, по которой можно регионы сравнивать. В Челябинской области 60 тысяч рублей инвестиций в год на человека было в 2018 году (статистики 2019 года пока нет). В Свердловской области было почти 73 тысячи, если перемножить на население, то нам не хватает до уже сформировавшегося уровня Екатеринбурга порядка 50 миллиардов рублей в год. 

Что такое 50 миллиардов рублей, задается вопросом эксперт. «Цифра вроде как не очень большая, но это оборот всей нашей сельскохозяйственной отрасли за год, — приводит пример Анастасия Кузьмина. — Это полугодовая прибыль от производства стали. Или, допустим, у компании среднего бизнеса «Модерн Гласс» проект модернизации — миллиард рублей. То есть, надо 50 таких проектов за год набирать, если не говорить о крупном бизнесе. А вот если мы говорим о «Конаре», наиболее, наверное, знаковом в нашем регионе инвесторе с крупными проектами, там масштабы, которые позволяют эти 50 миллиардов инвестировать. Такими проектами можно набрать необходимое».

Из своих примеров Анастасия Кузьминова делает вывод, что прорывы в инвестиционной политике возможны лишь во взаимодействии с крупным бизнесом. Однако по мнению эксперта, соглашения и специальная политика, это не совсем те инструменты, которые во взаимодействии с крупными бизнесменами работают.

«Инструменты, которые действительно применяются, не публичные, они в закулисье находятся, — говорит Анастасия Кузьмина. — Они не на уровне бумаг и изменений каких-то нормативных актов. Если говорить о малом и среднем бизнесе, то здесь как раз уместны специальные меры поддержки, льготные займы, гарантии... Это на виду. Но закулисные события, которые развиваются в течение года, мы их вполне возможно в большинстве и не знаем».

В определенной части с Анастасией Кузьминой согласен и другой участник дискуссии, Егор Ковальчук, вице-губернатор Челябинской области. Однако он призывает не вкладывать в понятие «закулисье» негативный смысл.

«Любые движения, которые происходят, неважно явные или неявные, происходят в определенном правовом и экономическом поле, — комментирует Егор Ковальчук. — Говорить о том, что происходят темные дела, неправильно.  Другое дело, что регион, исходя из масштабов своих возможностей, инструментария, особо на крупный бизнес сегодня практически влиять не может.  Да по мелочам где-то может помочь,  где-то ускорить какие-то процессы, в информационном смысле посодействовать. Но  это не прямая помощь в виде облегчения финансового бремени или затрат. Абсолютно согласен с тем, что вся инвестиционная политика, которая сегодня выстроена, больше направлена на мелкий и средний бизнес. Да, это тот уровень, на который объективно может влиять своими инструментами или мерами поддержки областное правительство. Когда мы говорим о крупных инвесторах, то это уже уровень федеральный, а в некоторых случаях даже международный».