При поддержке Гранада Пресс
Автор: Наталья Окорокова

Пандемия заставила южноуральских работодателей действовать нестандартно

Прогнозы экспертов не подтвердились, а рынок труда показал совершенно нехарактерные тенденции.
Пандемия заставила южноуральских работодателей действовать нестандартно

Работодатели не сократили число вакансий в пандемию, как это ожидалось. Фото Вячеслава Шишкоедова (из архива Южноуральской панорамы)

Об этом рассказал на программе «Большая редакция» медиахолдинга «Гранада Пресс» руководитель Главного управления по труду и занятости населения Челябинской области Владислав Смирнов.

Он отметил, что рынок труда в регионе давно адаптировался к пандемии, но вхождение в ситуацию было очень сложным. 8 марта 2020 года стало кризисной датой, когда стало ясно: ожидается тяжелая ситуация на рынке труда.

- Я со страхом ждал реакции наемной силы, понимая, насколько серьезно влияние эпидемий на экономику, политические и социальные уклады. В пандемию мы зашли ближе к 20 марта. Реакция работодателей пошла с конца марта, когда начали вводиться первые официальные ограничительные меры, - рассказал Смирнов.

Однако резкого сокращения числа вакансий не произошло, хотя это классическая реакция рынка труда на любые кризисы. «Это нормально, потому что работодатель оказался не подготовлен к такой истории. Все держали паузу, сколько могли», - рассказывает Смирнов.

272763316_3190566987934412_6093946551071548711_n.jpg

Владислав Смирнов на программе "Большая редакция". Фото Дмитрия Куткина (Вечерний Челябинск)


Эксперт подчеркнул, что тенденция к изменению рынка труда с профицитного на дефицитный сложилась давно, но движение было достаточно медленным. Дефицит работников, обусловленный демографической ситуацией, проявил себя еще со второй половины 2013 года. Дефицит накапливался по отраслям и территориям. И к началу пандемии работодатели уже понимали, что нельзя отказываться от персонала сразу.

На первом этапе пандемии произошло снижение числа вакансий с 28 тысяч до 23,5 тысячи к началу-середине июня 2020 года, однако уже со второй половины июня начался рост числа вакансий, который продолжался до середины 2021 года. Его можно назвать бурным.

- Мы быстро поняли, что у работодателей нет намерения на массовые освобождения, которые состоялись в 2008-2009 году. Экономический кризис штука достаточно регулярная. Это была оптимизация сверхштатов, которые выросли в тучные годы с 2005 по 2008. Крупные работодатели провели серьезное сокращение в кризис, и не набирали персонал в течение десяти лет. Нанимались люди под конкретные задачи и аккуратно, - пояснил Смирнов.

К середине 2020 года стало ясно, что только точечные события могут быть связаны с массовым сокращением персонала, и серьезная безработица региону не грозит. Хотя цифры встающих в качестве безработных росли. Свою роль в этом сыграло стимулирование со стороны государства к постановке на учет официально не трудоустроенных людей с помощью высоких пособий по безработице. После того, как выплаты прекратились, официальная безработица стала неуклонно снижаться. Она не оказала принципиального влияния на ситуацию по набору персонала.

- Все ожидания подтвердились. С 1 октября, когда прекратились выплаты безработным, мы увидели резкое снижение по безработице, которое подкреплялось интересом работодателей к набору, - говорит эксперт.

На сегодняшний день говорит о серьезных показателях безработицы в Челябинской области нельзя. Рынок труда является дефицитным, предлагается большое количество вакансий.

Партнерские СМИ