Все помешались на взрыве

22.02.2013 12:55 Автор: Сергей ТАРАН.

Город просто утопает в слухах о космическом госте и последствиях его визита. Сегодня молва народная набрала невероятную силу и уже сама становится стихийным бедствием. Чтобы прекратить разговоры о болиде, послушаем ответы ученых на вопросы наших читателей.

След болида до взрыва имел спиралевидную форму. Такой я видел на фото неудачного пуска ракеты морского базирования «Булавы». У метеорита при входе в плотные слои атмосферы все острые углы оплавляются в первые секунды. Далее он летит в форме шара по прямолинейной траектории, не имея физической возможности «выписывать» спирали правильной формы.

— Никакой спиралевидной траектории не было. Это, скорей всего, обман зрения, — отвечает доцент кафедры прикладной механики, динамики и прочности машин Сергей Шульженко. — В момент падения космического тела возникает температура до 14 тысяч градусов по Цельсию. Образуется фронт ударной волны, которая движется впереди тела. А мы потом могли наблюдать процессы горения — окисление азота.

Метеорит может взорваться при ударе о тропосферу. При этом каменный метеорит распадается на части, которые, имея уже меньшую скорость, не взрываются, а просто падают, светясь. А у нас вслед за первым взрывом последовала целая серия более слабых. Так могло бы взрываться ядро кометы (состоящей из замерзших газов). Но кометы у астрономов все на учете.

— Все помешались на взрыве, — улыбается Сергей Иванович. — Но это не самое страшное, что могло случиться. Вспомните судьбу динозавров. При взрыве энергия падает обратно пропорционально квадрату расстояния. За ним возникает фронт, который может иметь более сильное воздействие на поверхность Земли. Важно понимать, энергия ударной волны затухает в меньшей степени, чем энергия взрыва.

След «до взрыва» шел с запада на восток. Потом взрыв — и облако, ориентированное и движущеся также на восток. Осколки найдены в районе Чебаркуля и Златоуста. А стекла ведь тоже вылетели в окнах, смотрящих на юго-запад.

— Читатель ошибся, — замечает Сергей Шульженко. — След шел с востока на запад. Это основное направление.

Мобильные телефоны перестали работать. Под влиянием какого поражающего фактора? Компьютеры не пострадали, аналогичное оборудование проводных телефонов — тоже (как по команде). У нас и сейчас связи нет (хотя Интернет работает), а мы были дальше от эпицентра, чем Челябинск.

— Это очень просто, — поясняет Сергей Шульженко, — просто все кинулись звонить и перегрузили систему. Связь не прекратилась, она немного испортилась.

Радиационная обстановка в норме, и это хорошо. Но я не видел самолетов МЧС, ПВО и т.п., исследующих газовый состав облака. Если это «космический мусор», как предполагают некоторые комментаторы, то следует проверить облако на гептил (это очень токсичное ракетное топливо, не намного лучше радиации).

— Ничего опасного обнаружено не было, — говорит астрофизик Сергей Замоздра, доцент кафедры теоретической физики ЧелГУ. — Сегодня часто спрашивают, разрушен ли озоновый слой над Челябинском, страшно ли это. Вопрос интересный и сложный на самом деле. Чтобы четко ответить, нужны были измерения сразу после болида. Но, на мой взгляд, не было никаких самолетов, вертолетов в том месте.

Можно только по компьютерной модели оценить, насколько мог быть разрушен озоновый слой. Запуск ракет типа «Протон» сопровождается выделением окисла азота. Это вещество является разрушителем озона. В 99 процентах случаев озоновый слой уменьшается за 100 секунд. Это область нескольких десятков метров. В 20 процентах озон уменьшается за 1000 секунд. И размер этой области около километра. Меньший процент составляют дыры в несколько километров.

По поводу болида мы можем сказать: если озоновая дыра появлялась, она была небольшая и кратковременная и могла вызвать некий избыток ультрафиолета. По моим ощущениям, это эквивалентно тому, что вы поднялись на километр, чуть-чуть позагорали и затем спустились вниз.


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск