Нам не нужен Тургояк?

12.02.2010 12:01 Автор: Ольга ТИТОВА. Нам не нужен Тургояк?

Около 100 человек, проживающих в городе Миассе и посёлке Тургояк, подписались под заявлением, которое было направлено в областную и генеральную прокуратуру. В документе указаны факты деятельности местных чиновников, вольно трактующих природоохранное законодательство, а именно: с 2007 года из озера в реку Миасс были слиты «миллионы кубометров чистейшей питьевой воды»; «возле плотины на ручье Безымянном в районе посёлка Тургояк проведена незаконная отсыпка озера строительным мусором и глиной якобы с целью создания городского пляжа»; «на отсыпанной территории действует автостоянка, что является грубым нарушением закона»; сама плотина длительное время не функционирует, поэтому «накопление резервного запаса воды в озере для Миасса и Челябинска стало невозможным»; «на территории базы отдыха «Кедр» в северо-западной части озера, в водоохраной зоне, выстроено более 20 особняков на капитальных фундаментах, а это категорически запрещено».

О пользе проверок

Базу отдыха «Кедр» пока оставим в покое. В ближайшее время туда с внеплановой проверкой отправятся специалисты министерства радиационной и экологической безопасности Челябинской области. Подождём, какой вердикт они вынесут. Хотя уже сейчас можно, не опасаясь судебных исков, говорить о тех нарушениях, которые будут обнаружены, — в декабре 2009 года комиссия Челябинской областной природоохранной прокуратуры дала свою оценку и базе, и плотине. А недавно на Тургояке побывала и инспектор Росприроднадзора.

Инициатором некоторых таких внеплановых «выездов» выступает житель Миасса Борис Ходов. Бывший инспектор особо охраняемых природных территорий (ООПТ), он не понаслышке знает о бедах Тургояка. Своё свободное время сегодня Борис Иванович посвящает делу спасения «уральской жемчужины»: выступает в местной прессе и ведёт в Интернете блог (miass.blog.ru), доводя до общественности факты преступного и безалаберного использования озера, обращается во всевозможные инстанции.

Всё, что остаётся защитникам природы, — это уповать на проверки. Как правило, они заканчиваются вынесением незначительного штрафа и указанием устранить нарушения. Проблема в том, что выполнение таких указаний — это отдельная песня.

— Областная прокуратура прямо поставила вопрос о немедленном восстановлении плотины и расчистке залива озера, — рассказал Борис Ходов. — Но кто и за чей счёт будет это делать? Скорее всего, с возбуждением дела протянут и прекратят его в связи с истечением срока. После этого виноватых уже не окажется, и всё останется как есть. И закон соблюдён, и виновных нет. Ещё летом 2007 года проводилась проверка базы «Кедр», были выявлены многочисленные нарушения, но арендаторов это не остановило. Самовольные захваты земли и возведение новых капитальных домов в водоохранной зоне продолжились. Соответствующих законных действий по исправлению ситуации от Миасской городской прокуратуры не последовало. Прокуратура на протяжении ряда лет ведёт неспешные разбирательства в отношении лишь трёх из многих десятков застройщиков, а фактически бездействует. Тем временем ООПТ превращена в строительный полигон, её ландшафт безвозвратно изуродован.

Всё в руках человека

Длительное время не функционирует плотина на ручье Безымянном. Её построили с целью накопления и регулирования воды в озере Тургояк для нужд города Миасса и предприятий во второй половине XX века, но сейчас плотина не способна выполнять возложенную на неё задачу: затворы нуждаются в восстановлении. Человек с лёгкостью подчинил себе природу, лишив озеро естественного стока воды, но не смог справиться с огромной ответственностью, которую сам на себя возложил: Тургояк стал неуправляемым.

— До 1936 года Тургояк был сточным озером, существовавшим в условиях естественного водного режима. Регулировал положение воды в нём ручей Безымянный, — рассказал Владимир Середа, заместитель руководителя регионального Нижне-Обского бассейнового водного управления.

С 1952 года озёрную воду для хозяйственных целей стал использовать Уральский автомобильный завод, и это был первый серьёзный удар. Тургоякскую воду, бесценную по своим качественным показателям, перекачивали в озеро Кысыкуль, что было сопряжено с громадными потерями воды, а дальше использовали по назначению, в том числе и для нужд города Миасса. Уникальную питьевую воду пустили в городскую теплоцентраль, использовали для обогрева батарей в квартирах.

— В 1954 году на ручье Безымянном построили плотину с напором воды 1,2 метра, а в Тургояке был создан дополнительный объём воды в пределах 15 — 17 миллионов кубических метров, — рассказал Владимир Середа. — Но этого показалось мало. Чтобы обеспечить надёжное водоснабжение города Миасса и ракетного центра имени Макеева, решено было поднять уровень воды в Тургояке ещё на 60 сантиметров — тогда удалось бы обеспечить до 25 миллионов кубических метров воды дополнительно. Сначала хотели реконструировать существующую плотину, но вместо этого в 1961 году взяли и построили новую, чуть ниже по ручью. В начале 1990-х первую плотину стали потихоньку засыпать — устраивалась площадка для отдыха горожан. Сейчас на том месте находится городской пляж.

— Говорят, даже строительный мусор использовали?

— Этот процесс проходил стихийно, его никто не контролировал, сейчас трудно сказать, каким материалом засыпали плотину. Шандоры, предназначенные для перекрытия водопропускного отверстия первой плотины, сняли, и между первой и второй плотинами образовался небольшой пруд, который со временем заболотился. По сути, ни первая, ни вторая плотина работать в нормальном режиме уже не могли.

Спустили воду

Годы с 1999-го по 2007-й были многоводными. В 2007 году уровень воды в озере начал стремительно расти и превысил среднемноголетнюю отметку на целый метр. (Среднемноголетняя отметка уровня воды в озере составляет 319,45 метра, она соответствует нормальному подпорному уровню (НПУ), создаваемому плотиной на ручье.) Вода принялась топить посёлок Тургояк, прибрежные санатории и базы отдыха.

Как объяснил Борис Ходов, многие годы техническим обслуживанием плотины никто не занимался. Поэтому, когда попытались поднять затворы и спустить воду из Тургояка, тросы оборвались, а затворы остались в поднятом состоянии.Спасая положение, местные чиновники, не получив официального разрешения Нижне-Обского бассейнового водного управления, приняли рискованное решение — слить воду из озера в реку Миасс.Для этого в районе городского пляжа «под покровом ночи», как сообщала местная пресса, был вырыт канал, через который вода хлынула в реку Миасс.

Алексей Лепешков, руководитель управления по экологии и природопользованию Миасса, изложил свою версию развития событий:

— 23 августа 2007 года был осуществлён сброс воды — это экстраординарное событие и последствие деятельности человека. Если бы у озера оставался естественный сток, то подобное чрезвычайное происшествие и не случилось бы. На тот момент береговая полоса в результате трёхдневного штурма оказалась размыта. Плотина не смогла сдержать озеро: вода просто перехлестнула её. Началось наводнение посёлка Тургояк. Силами коммунальной структуры мы оперативно почистили все водоводы, какие смогли, и на время решили проблему. Позже была засыпана береговая полоса озера, и это вновь привело к наполнению Тургояка. Тогда-то и решили организовать естественный сток воды из озера, для чего и вырыли канал.

— По какой причине не функционирует плотина?

— Точной информации у меня нет. По моим данным, в 2008 году неизвестные демонтировали шандору. Сейчас она найдена и используется в качестве вещественного доказательства — все материалы по данному факту были переданы в управление внутренних дел Миасса для проведения расследования. Шандора будет возвращена на место до начала пропуска талых вод, то есть примерно до 1 апреля, по крайней мере в планах такая задача стоит. Но смысла плотине это всё равно не придаст. Два последних года были маловодные, объём поверхностных стоков воды, поступающей в озеро, был сведён к минимуму, водное зеркало Тургояка понизилось. Кроме того, производится отбор воды из озера для нужд ТЭЦ. Моё личное мнение: плотина на сегодня просто потеряла свою актуальность как гидротехнический объект, защищающий посёлок Тургояк от естественного сброса воды.

Последствия непредсказуемы

Плотину на Тургояке необходимо срочно восстановить до наступления паводков, уверен Владимир Середа, поскольку риск затопления посёлка сохраняется. Ещё летом 2009 года он писал главе Миасса о необходимости привести в рабочее состояние затворы, но рекомендация не была выполнена. По словам Владимира Середы, у Нижне-Обского бассейнового управления нет полномочий, позволяющих повлиять на городского главу.

— По данным регулярных наблюдений ГУ «Челябинский ЦГМС», уровень воды в озере на 1 августа 2009 года составлял 320,30 метра, что на 0,85 выше среднемноголетнего значения. Приток воды в озеро в средние по водности годы составляет порядка 17,0 млн м3. Но необходимо учесть, что наступает маловодный период. Плотина нужна и для сохранения резервного источника воды для обеспечения нужд города Миасса, — рассказал Владимир Васильевич.

— Что происходит там сейчас?

— Сейчас ситуацию обостряют не работающие на плотине створки. То есть контроль над озером мы фактически потеряли. Нельзя забывать, что в настоящее время Тургояк — это водохранилище, созданное специально для водоснабжения Миасса и близлежащих предприятий. Начиная с 2000 года в связи с тем, что перестала работать система водопропускных сооружений (а на плотине не только створки не регулируются, но и перекрыт донный водовыпуск), уровень воды в Тургояке стал расти. В результате вода вышла из берегов, стали затапливаться прибрежные леса, плодородный слой почвы — вымываться, а вода в озере загрязнилась.Таким образом, возникла ещё одна проблема — экологическая. Ухудшились показатели качества воды в Тургояке.

— В прошлом году решением миасских властей был произведён сброс воды из Тургояка в реку Миасс. Ваше управление давало на это разрешение?

— Нет, этот сброс был незаконным. По предварительным данным, было сброшено порядка двух миллионов кубических метров воды. Такие самоуправные поступки могут очень дорого стоить нашим водоёмам, природе, а в конечном счёте — и самому человеку. Прежде чем действовать, необходимо было провести экологическую экспертизу, специалисты должны были подготовить проект водопонижения. Необходимо было обеспечить беспрепятственное движение воды в районе городского пляжа, расчистить ложе для воды, а также привести в рабочее состояние затворы на плотине, с помощью которых можно регулировать уровень воды. О необходимости снижения уровня воды в озере до отметки НПУ говорилось ещё в 2003 году.

— В районе городского пляжа находится автостоянка. Она представляет опасность для экологии озера?

— Ни о какой стоянке, даже временной, а также о застройке берегов и речи быть не может. Я обращался по этому поводу в городскую администрацию, в прокуратуру, но всё безрезультатно. Сейчас в Миасс отправились специалисты Ростехнадзора с проверкой. Это последняя инстанция, которую местные власти должны будут послушать. Автостоянка действительно нужна, раз люди едут на пляж отдыхать. Но её можно размещать не ближе чем за 100 метров до берега.

— Какая организация обслуживает плотину?

— Много лет назад она числилась за ракетным центром имени Макеева, но фактическое обслуживание её не производилось. В настоящее время она вроде бы передана Миасскому городскому округу, а муниципалитет, в свою очередь, передал плотину на баланс предприятия водоснабжения и водоотведения.

— Вы можете хотя бы приблизительно подсчитать, сколько потребуется денег на восстановление плотины?

— Чтобы восстановить затворы, потребуется, возможно, порядка миллиона рублей. Полная реконструкция плотины будет стоить миллионов 20. Но это грубые прикидки. Нужно прежде подготовить хороший проект, и только тогда станет ясно, сколько средств на это нужно затратить.

— Зимой выпало много снега. Вы можете сказать, каких последствий, с учётом неработающей плотины, нам можно ждать весной?

— Это, конечно, усугубит ситуацию и может привести к катастрофическим последствиям. Всё может быть, вплоть до прорыва плотины. Интенсивное снеготаяние, скорее всего, ни к чему хорошему не приведёт.

— Начальник управления по экологии и природопользованию Миасса считает, что опасности нет, так как уровень воды в озере понизился. Вы согласны с ним?

— Ну да, упал уровень, но на сантиметры. Нужно пять — десять лет, чтобы существенно понизить уровень воды. Без вмешательства человека довести его до НПУ не получится. Но я повторяю — прежде необходимо составить проект, провести экспертизу.

В 1969 году озеро Тургояк было отнесено к особо охраняемым территориям Челябинской области и объявлено памятником природы, а с 1981 года вошло в состав Тургоякского ландшафтного лесопарка. С 2007 года были введены новые правила использования озера. В частности, запрещена отсыпка дна и берега, сброс сточных вод, грунта и мусора. В зимнее время запрещены установка рыбацких домиков и движение автомобилей по льду.

P.S. Мы продолжим рассказывать о проблемах Тургояка. В частности, опубликуем комментарии министерства радиационной и экологической безопасности Челябинской области по данной теме.


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск