Южный Урал могут превратить в могильник?

04.02.2010 12:53 Автор: Светлана ШЛЫКОВА

Депутаты Государственной Думы приняли в первом чтении законопроект об обращении с радиоактивными отходами. Экологи и правозащитники в шоке. Новый документ они прозвали философской и лингвистической инновацией, носящей банкетный характер – то есть со ссылками на нормы и правила, которые ещё только должны быть произведены. Свою позицию защитники окружающей среды и юристы высказывают на пресс-конференциях, которые проходят сейчас по всей стране. Задача одна – вернуть законопроект на доработку, потому что сейчас выходит, что с радиоактивными отходами собираются обращаться, как с бытовыми: экономически эффективно и не учитывая мнения населения.

Что же случилось? Для челябинцев вопрос не праздный. Наша область уже расхлёбывает последствия обращения с радиоактивными отходами. Ни для кого не секрет, что на экологической карте Южного Урала выведено огромных размеров плутониевое «пятно». Уровень радиоактивного загрязнения озёр, в том числе всеми любимых Увильдов, в тысячи раз больше естественного. А река Теча и озеро Карачай, используемые как хранилище жидких радиоактивных отходов, давно уже стали мрачными символами экологического неблагополучия не только в стране, но и на планете.

- У нас и сейчас захоронение отработанного топлива и радиоактивных отходов должным образом не контролируется. Неужели будет хуже – ведь хуже уже некуда? – спросили челябинские журналисты председателя совета «Движение за ядерную безопасность» Наталью Миронову, которая вместе с депутатом гордумы Алексеем Севастьяновым и юристом Алексеем Бабиным пришла на пресс-конференцию, чтобы рассказать всю правду о возникшей проблеме.

- Будет хуже! – ответила она. - Новый законопроект по сути предлагает относиться к радиоактивным отходам, как к бытовым. А это совершенно другая физическая и химическая сущность!

По словам Натальи Мироновой, когда специалисты-экологи познакомились с новым законом, то были поражены. Хотя в документе есть ссылка на международную Объединённую конвенцию о безопасности обращения с отработавшим топливом и радиоактивными отходами, от неё он отличается не только по терминологии, что немаловажно, но и имеет инновации. Так, из нашего закона фактически ушло такое понятие, как безопасность. Это слово употребляется, но в соседстве с… выгодой. В документе чёрным по белому написано, что он принимается для организации и обеспечения «безопасного, но экономически эффективного обращения с радиоактивными веществами».

- Но эти два термина – безопасность и экономическая эффективность - всегда находятся в конфликте друг с другом, - восклицает челябинский эколог. – Более того: в нашем законе вводится много новых понятий, например таких, как барьер безопасности, которых нет в Объединённой конвенции. Всё это обязательно приведёт к недопониманию между европейским сообществом и Россией. Страшна и обнаруженная в законопроекте подмена других слов. Например, там, где речь надо вести о закрытии мест хранения отходов, законопроект подразумевает закрытие пунктов захоронения, что не одно и тоже. В пунктах захоронения нет никакой инженерии, это временные могильники, которые, получается, можно будет не изымать, а консервировать на месте. Представляете, что в таком случае ждёт нашу область?

Но это ещё не всё. Депутат Челябинской городской думы Алексей Севастьянов, который стал независимым экспертом по антикоррупционной деятельности, убеждён, что новый закон открывает дорогу коррупции.

- Мы уже обнаружили некоторые коррупциогенные моменты и готовим для Совета Федерации экспертизу данного законопроекта, - отметил он. - Попытаемся вернуть документ на доработку или через Совет Федерации, или через президента, так как принятый в первом чтении законопроект об обращении с радиоактивными отходами противоречит действующему законодательству, Конституционным законам, касающимся окружающей среды, водного кодекса и авиационной безопасности.

 В новом документе не прописано участие населения в обсуждении этих важных для жизнедеятельности вопросах. То есть, согласия на захоронение радиоактивных отходов спрашивать у жителей той или иной области не собираются, так как не указаны чёткие алгоритмы, как местное население может реагировать на ту или иную ситуацию. Напомню, что раньше прописывалась возможность референдума или опроса. В новом законе размыты полномочия органов местного самоуправления. Говорится, что они будут участвовать в обсуждении вопросов о возможности захоронения радиоактивных отходов на территории муниципальных образований и информировать население через СМИ. Как участвовать, не обговаривается. Всё это - коррупциогенные признаки.

По мнению Алексея Севастьянова, получается, что данный закон - лоббирование интересов государственной корпорации. Сделано всё для того, чтобы подменить понятия и чтобы «Росатом» мог свободно работать и реализовывать свои программы. Причём хитрость в том, что всё это будет делаться за счёт средств налогоплательщиков, в то время как частные компании, работающие по обращению с радиоактивными отходами, будут получать прибыль.

- Закон принят, чтобы размыть поле ответственности, - соглашается Наталья Миронова. – Ответсвенность, по сути, перекладывается на органы местного самоуправления, у которых для этого нет ни средств, ни знаний, ни оборудования.

Любопытно и другое - захоронение смогут производить даже компании с иностранным капиталом. Этого, по мнению правозащитников, допустить нельзя. Дело в том, что за захоронение и дальнейшее содержание отходов платит предприятие, доставляющее их. А если оно перестанет существовать, то содержать всё придётся местным властям.

- Наличие такого законопроекта, на мой взгляд, повлечёт много негативных последствий, в том числе для населения того региона, где будет производиться размещение радиоактивных отходов, - свою точку зрения высказал челябинский юрист Алексей Бабин. – Мало того, что процедура общественного контроля за деятельностью всех субъектов, действующих в рамках данного закона, вообще не предусмотрена, так муниципалитеты будут оставлены один на один с населением и окажутся вынуждены отвечать перед гражданами. И меня как юриста очень настораживает, что законопроект был очень быстро принят в первом чтении: поступил в Госдуму в декабре, а 20 января за него уже проголосовали. Хотя законопроект, касающийся «маяковцев» - о защите прав граждан, пострадавших от радиации, - не могут принять несколько лет.

Есть информация, что правовое управление Государственной Думы составило своё заключение к законопроекту с разногласиями на тридцати страницах. Это значит, что создавшейся ситуацией обеспокоены не только экологи и правозащитники.

- Социальные беды должны разрешаться внутри законодательства. А этот закон может привести к новому противостоянию экологов с властью, - подвела итог пресс-конференции Наталья Миронова.


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск