«Муслюмовцев» по дыму из трубы считают

11.04.2008 16:00 Автор: Елена ИЛЬИНА

На фоне пристального внимания к строительству Нового Муслюмово все как-то подзабыли, что изначально жителям зараженного села, кроме получения дома в готовом поселке, был предложен и другой вариант переселения – получить миллион рублей деньгами и распорядиться им по-своему. Но, оказывается, это весьма проблематично. Сопредседатель общественной организации «Теча» Миля Кабирова проследила «хождения за миллионом» на примере одной пожилой муслюмовской семьи.

Южноуральская общественность продолжает следить за ходом переселения жителей Муслюмово. Правозащитники находят, что далеко не все так гладко, как было обещано без малого два года назад на бумаге.

Обещано было, напомним, три варианта на выбор: предоставление жилого дома в поселке Новое Муслюмово (отметим: строящегося на территории все того же Муслюмовского муниципального образования); оплата покупки жилья в другом населенном пункте – путем заключения трехстороннего договора через Фонд содействия отселению жителей Муслюмово; денежная компенсация в размере миллиона рублей, в случае, если у семьи есть жилье в другом населенном пункте, пригодное для проживания.

«В Муслюмово на деньги Росатома создали Информационный центр, оснастили оргтехникой, обеспечили юристами, чтобы консультировать население по возникшим вопросам, помогать составлять анкеты-заявления на заключение договора», - пишет Миля Кабирова в своем информационном письме. Для этого житель должен был определиться, какой вариант переселения он выбирает, и прийти в Информационный центр с пакетом документов.

Супруги Харасовы раздумывали недолго. Дом в Муслюмово у них крепкий, но есть еще квартира в Сургуте. Дети помогли купить в свое время, думали, переберутся к ним родители на старости лет поближе. Старшие Харасовы прописались в новом жилище, но переселиться окончательно все не решались, с 1999 года жили в Муслюмово с временной регистрацией. В то время ни о каком переселении и миллионах никто не говорил. А без регистрации никак нельзя: ни пенсию получить, ни в больницу обратиться. Харасовы – люди пожилые, глава семьи – ликвидатор последствий аварии на «Маяке», страдающий лучевой болезнью, жена – инвалид II группы.

Словом, решили Харасовы получить свой миллион на руки, раз уж государство жалует, и отбыть к детям в Сургут. В декабре 2006-го обратились в Информационный центр с документами, чтобы подать заявление о выкупе их дома под снос. Тут и начались проволочки.

Сначала выяснилось, что Харасовых нет в списках людей, подлежащих отселению, а потому заявление у них не приняли. Через месяц супруги пришли снова. После долгих препирательств ведущий специалист центра Вера Ожогина взяла-таки у Харасовых документы, которые, согласно порядку, должны быть рассмотрены в течение месяца.

Ответа не пришло и через два месяца. При попытках узнать о судьбе своей анкеты супруги выяснили, что часть списков не утверждена инвентаризационной комиссией.

Инвентаризационная комиссия в это время орудовала вовсю. Составлялись новые списки, а тех, кто значился в предыдущих, попросту вычеркивали, объясняя это тем, что люди фактически не проживают в этих домах на момент работы комиссии.

«Дело доходило до того, - сообщает Миля Кабирова, - что, если двор не очищен от снега, или из трубы не идет дым, в этом доме никто не проживает. Ходили по дворам и проверяли наличие запаса угля и дров, и если не находили, то, считай, не повезло, вычеркивают из списков..., хотя у тебя есть документы, что это твоя собственность… Люди в панике сидели дома, ждали комиссию, топили свои печи, уходя ненадолго из дома, в дверях оставляли записки: «Уехал в Кунашак», «Ушел в больницу»…

Дом Харасовых был признан нежилым, и из списков их исключили. В апреле этого года им подтвердили этот вердикт и в областном министерстве радиационной и экологической безопасности. Рекомендовали обратиться в Фонд, который, напомним, был создан для всесторонней помощи муслюмовцам.

Путаница со списками наконец разрешилась: выяснилось, что фамилия Харасовых туда внесена, но в переселении им все равно отказывают. На письмо в Росатом приходит ответ: договора заключаются только с теми, кто имеет собственность в Муслюмово и проживает там постоянно. А у вас собственность в Сургуте и временная прописка в селе…

Все это время Харасовы ходили по кабинетам, где их исправно выставляли за дверь грубыми отказами. В конце концов пожилой человек высказал заместителю главы муслюмовской администрации все, что он думает о власти. Результат: два года условно за оскорбление личности…

В поисках справедливости супруги обращались и к депутату Госдумы Михаилу Гришанкову, и в Кунашакский районный суд. Суд встал на сторону Фонда содействия отселению жителей Муслюмово и постановил с Харасовыми договор на отселение не заключать.

Харасовы подали кассационную жалобу в областной суд. И дело было выиграно! Но в Фонде, несмотря на судебное решение, упорно отказывались принимать документы, с каждым разом изобретая все новые отговорки.

Только 28 марта 2008 года, ровно через год и четыре месяца после первого обращения Харасовых в Фонд, специалисты согласились взять у супругов документы. Может быть, потому, что Харасовы явились туда в сопровождении правозащитников, с видеокамерой и диктофоном. Тем не менее, заявителям было велено обновить кучу справок, поскольку срок их действия истек. Что, в общем-то, неудивительно – прошло почти полтора года. На прощание специалист центра не забыла предупредить, что принятие документов еще «ничего не значит»…

«Неужели вся наша жизнь борьба? - размышляет правозащитник Миля Кабирова в заключительных строках письма. - И к чему тогда все соглашения, положения, законы, планы-графики, если один маленький человечек на месте может решать, жить тебе на радиационной земле до скончания, или тебя доведут до тюрьмы?»


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск