19 июля 2007, 13:00 Автор: Ирина БЕРЕЖНАЯ

Что скрывает хиджаб?

Наблюдая за течением современной жизни в Турции с проекции реформ национального турецкого лидера и культовой личности Мустафы Кемаля, нареченного Ататюрком, можно решить, что диктатор сделал страну «под себя». Ему нравилось пить – и теперь в Турции, несмотря на формальный сухой закон, винные реки, пивные моря. Ему нравились женщины европейского типа, свободные и раскованные – он «освободил» их от традиционных обязательств, поставив наравне с мужчинами. Ататюрк умер, и теперь турчанки пытаются вернуть себе право быть слабой, зависимой, носить хиджаб, когда им заблагорассудится, и играть вторые роли.

Дресс-код

Полагаю, читатель достаточно умен, чтобы помнить о том, что во всяком правиле бывают исключения, и для каждого исключения найдется свое правило. Все, что будет написано ниже, субъективно и основано на малой толике информации (конечно же, по причине кратковременности пребывания в чудесной стране под названием Турция), и немногочисленных рассказах коренных жительниц.

Первым, кто начал бороться за права женщин в Турции, был мужчина, уже упомянутый Ататюрк. Он обладал чувством юмора, любил женщин и веселье, однако сохранял трезвый ум политика. Его уважали в обществе, хотя его личная жизнь отличалась скандальностью и распущенностью. Первый роман будущего «отца турок» с восьмилетней девочкой по имени Эмине случился, когда ему было 12 лет. «Ты рожден, чтобы стать султаном», - говорила она ему. Он тоже так думал, а потому вскоре забыл ее. В его жизни были женщины из европейских кварталов Стамбула, шикарная итальянка Корин, намного его старше, которую он, уехав работать военным атташе в Софию, сменил на немку Хильдегард, потом была дочь военного министра Болгарии Дмитриана…

Кемаля женщины окружали постоянно, но была одна, которую он любил больше всего на свете – его мать. Будучи безгранично ревнивым, он даже хотел убить ее, когда она, овдовев, снова вышла замуж. Однако самая громкая и до сих пор неразгаданная история из жизни Кемаля связана с его младшей сестрой Фикрие. Она стала его любовницей. Когда же Кемаль наконец-то выбрал себе жену, дочь богатого смирниота Латифу, Фикрие застрелилась.

Вводить в повседневную жизнь европейские обычаи Ататюрк начал на собственном примере, устроив свадьбу на европейский манер. Исламский обычай запрещает жениху и невесте видеть друг друга до конца свадьбы. Кемаль с Латифой нарушили эту традицию и поклялись друг другу в верности, сидя рядом за пиршественным столом. «Вот как мы будем обращаться с нашими женщинами», - говорил он, указывая на Латифу, которая отправилась в свадебное путешествие в брюках. И вообще, пора, мол, кончать с гаремами и половой дискриминацией. Однако носить брюки на работе женщинам-госслужащим разрешили только в 2003-м году. И даже сейчас родители могут запретить девушке одеваться в то, что ей нравится. Барышень в шортах или коротких юбках в Турции можно увидеть крайне редко. А жених девушки и вовсе может устроить ей бойкот по поводу одежды. Я стала свидетельницей такой истории. Красивая турчанка Гюнюль купила себе обалденное бирюзовое платье с глубоким декольте и переливающейся всеми цветами радуги брошью под грудью. Платье потрясающе шло к ее жгучим глазам и прекрасной черной копне волос. Однако обновке суждено было упасть на дно чемодана – ее жених платье надевать запретил.

Кому нужна «закрытая» жена

В одной из своих речей Мустафа Кемаль обрушился на чадру. «Она причиняет женщине большие страдания во время жары, - говорил он. - Мужчины! Это происходит из-за нашего эгоизма. Не будем же забывать, что у женщин есть такие же моральные понятия, как и у нас». Президент требовал, чтобы «матери и сестры цивилизованного народа» вели себя подобающим образом. «Обычай закрывать лицо женщинам делает нашу нацию посмешищем», - считал он. Мустафа Кемаль решил внедрить эмансипацию женщин в тех же пределах, что и в Западной Европе. Законодательно был запрещен и хиджаб.

Однако уж что-что, а за хиджаб турчанки продолжают держаться из последних сил. Работая во всех областях деятельности и занимая ведущие политические посты, что вряд ли возможно в современной России, они надевают хиджабы. Как, например, ставшая в 1990-х годах премьер-министром Турции Тансу Чиллер, как Тюляй Тугджу, возглавляющая сегодня Конституционный суд. В январе 2007-го ведущую турецкую бизнес-ассоциацию TUSIAD впервые в истории возглавила женщина. 42-х летняя бизнес-леди Арзухан Доган Ялчиндаг (Arzuhan Dogan Yalcindag) носит хиджаб, как и большинство женщин в бизнесе. Однако никогда, нигде вы не увидите женщину, выполняющую тяжелый мужской труд. В отличие от российских женщин, турчанка - хранительница домашнего очага и продолжательница рода - никогда не спустится в шахту с отбойным молотком, не будет стоять у печи в жарком, шумном и вредном для здоровья цехе.

Принципиальное отношение к традиционной мусульманской одежде и у супруги нынешнего премьер-министра Турции Реджепа Эрдогана - Эммины. Когда в 2004-м Турцию посетил Владимир Путин с женой, Эммина к ним не вышла, потому что до сих пор действует закон, запрещающий женщине появляться на подобных мероприятиях в мусульманской одежде.

Хиджаб запрещен не только в сфере политики, но и в учебных заведениях, и в большинстве случаев для наемных работниц. Многие студентки университетов год за годом судятся с государством за право ношения в учебных аудиториях хиджаба. А отельные служащие, совершив намаз, снимают платки, когда возвращаются на работу. Однако предприимчивые турки и здесь нашли выход. Например, одна из спортивных компаний-производителей одежды выпустила специальные мусульманские купальники для женщин. Они красивы и совсем не похожи на брутальный водолазный костюм. Эти разноцветные купальники представляют собой правильный хиджаб, в котором можно смело дойти от номера до пляжа, комплект из брюк на кулиске со вшитыми плавками, курточки, нижнего топа и бони с маленьким козырьком. Этот костюм сшит из легкой, дышащей ткани, которая высыхает примерно за пять минут.

Интересно, что многие мужья категорически против того, чтобы женщины ходили «закрытые». В стране стабильное количество разводов по этой причине – от женщины, отказывающейся снять хиджаб, мужья отказываются. В то же время причиной ношения хиджаба может стать даже не мусульманская традиция, а попросту ревнивый муж, которому не нравится, когда на его жену все глазеют. Сами же турчанки нередко воспринимают хиджаб как некий статусный знак: во-первых, он дает им защиту, в нем она чувствует себя уверенней, а мужчина никогда не будет приставать к девушке в хиджабе. Впрочем, сущность турчанки это не изменит. Даже без хиджаба она всегда остается милой, приветливой, кокетливой. Однако, даже если она и будет флиртовать с каким-либо чернооким мачо, это совершенно не значит, что он запросто затянет ее в постель. Наверное, в первую очередь, их хиджаб – это их гордость, неприступность и чувство собственного достоинства.

В чем счастье?

Впервые светские власти вторглись в религиозный заповедник – семейную жизнь – в 1926-м году. Принятие швейцарского гражданского кодекса многое изменило в семейных отношениях. Запретив полигамию, закон предоставил женщине право развода (правда, только в том случае, если муж скрыл, что он безработный), внедрил бракоразводный процесс, уничтожил юридическое неравенство между мужчиной и женщиной. Однако до сих пор считается, что для девушки, которая хочет выйти замуж, непременным условием является девственность. Если муж обнаруживал, что его жена - не девственница, он отсылал ее обратно родителям, и до конца жизни она несла позор, как и вся ее семья. Иногда ее убивали без жалости отец или брат. Случаются подобные вещи и теперь, особенно в глубинке, удаленной от столицы Анкары, Стамбула и крупных курортных городов.

Что делать с подаренными правами, турчанки долгое время даже не представляли. Лишь постепенно стали осознавать свое «я» и украдкой примерять его наравне с «я» мужчины. Однако равнозначности нет до сих пор. Некоторые иностранцы, кокетничая, замечают, что и не стоило вовсе отменять нидаб, открывающий лишь глаза женщины, потому как тайна и роскошные глаза турчанок, воспетые поэтами разных эпох, с лихвой заменяли им и образование, и зарплату.

Мустафа Кемаль всячески поддерживал эмансипацию женщин. Женщины были допущены на коммерческие факультеты еще во времена первой мировой войны, а в 20-е годы они появились и в аудиториях гуманитарного факультета Стамбульского университета. Им разрешили находиться на палубах паромов, которые пересекали Босфор, хотя раньше их не выпускали из кают, разрешали ездить в тех же отделениях трамваев и железнодорожных вагонов, что и мужчинам. Но официальное право идти работать, не спрашивая разрешения супруга, турчанки получили только в 2002 году. Тогда же за ними закрепили право на диалог с мужем по вопросу выбора места жительства. И самое главное - в случае развода женщины получили право на половину совместно нажитого имущества. Но, несмотря на закон, некоторые мужчины до сих пор запрещают женщинам работать. Более того, спустя некоторое время после выхода закона в прессе появилась информация о том, что трех школьниц родители насильно выдали замуж, лишив права не только работать, но и учиться. Все-таки исконно-мусульманский закон, судя по всему, сильнее светского.

Более того, порой создается впечатление, что турчанкам не нужны межполовые победы. Они бы с радостью не знали никаких других миров. А все, что им нужно, они и так прекрасно представляют: богатый дом, умный муж и много детей. Они не собираются портить себе нервы обреченной на провал борьбой с мужчинами. Они идут учиться в университеты не для того, чтобы потом обеспечивать себя, а для того, чтобы, познакомившись с каким-нибудь парнем, предстать перед ним в роли потенциальной невесты – умной, образованной и способной зарабатывать деньги, если это потребуется (но очень уж бы не хотелось). Они так же, как десятки лет назад, выпрашивают у свекровок рецепты любимых блюд своих мужей, они никогда не осмелятся переключить футбольный матч на любимый сериал про несчастную Айше. Они и сегодня безумно гордятся, вышагивая в хиджабе рядом с мужем, гордо неся перед собой беременный живот или ведя за руку сына. И редко когда вы встретите девушку, которая после замужества, даже если до него позволяла себе щеголять в европейской одежде, не наденет традиционные штаны, длинную кофту поверх, и хиджаб. Они хотят этого и с нетерпением ждут. Причем одежда эта будет, на дикую зависть европейским женщинам, безумно красивой и дорогой.


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: polit74@inbox.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск