Полит74
19 апреля 2007 13:08

В Англии туманов не бывает

Где вы были? Где хотите побывать? Что чувствуете там, далеко, в чужой стране? В географическом списке профессора Марины Загидуллиной около 15 стран. И если Штатами и Англией челябинцев уже не удивишь, то Уругвай или Аргентина для многих - экзотика. В коллекции путешественника Марины Загидуллиной есть еще Швеция, Бразилия, Дания… почти все страны «ближнего зарубежья». Желание у доктора филологических наук «простое» – посетить еще 180 стран, которые пока в ее список не вошли. И Антарктиду летом.

О главном

У Марины Викторовны на все свой взгляд. И масса впечатлений от каждого путешествия. О многом уже написаны большие очерки в различные журналы. Мы же хотим дать квинтэссенцию ощущений человека, объездившего, может, пока и не полмира, но стремящегося поймать суть:

в Америке люди хмуры и недобры, особенно в Нью-Йорке. Прилавки продуктовых супермаркетов страшны и грязны. А бывшие выпускники Университета имени Патриса Лумумбы подходят к тебе, услышав русскую речь, и просительно выясняют, нельзя ли получить приглашение в Россию;

в Англии туманов вообще не бывает, трава яркая, как изумруд. Машины носятся по улицам Лондона с бешеной скоростью, причем вылетают совсем не оттуда, куда ты поворачиваешь свою еще такую живую и подвижную голову, а когда чудом огибают тебя, то выпускают из своих окошек водителей, кроющих тебя хоть и на чистом английском, но выразительно и грязно;

в Аргентине бедность не больше нашей, но тяготятся ею как-то заметно больше. Тем не менее, люди приветливы и добры, хотя не умеют говорить по-английски. И танго танцует там не больший процент, чем наше население, поющее про «ой, мороз» после коллективной попойки;

в Уругвае странное ощущение глухо провинциальной, но одновременно изящной и возвышенной жизни, и такая уйма художественных мастерских в Монтевидео! А в книжном магазине люди перебирают книжки совсем как в нашей стране – просто, ходя по магазину, берут в руки книжки и ставят их обратно, полюбовавшись;

в Бразилии вообще нет обезьян, и людей, честно говоря, тоже не видно, будто все они разведчики или невидимки. Один ты по улицам идешь. И пустая 20-миллионная столица группируется вокруг тебя все теснее, теснее, того и гляди – раздавит к черту;

в Швеции можно нарушать любые правила, и тебе ничего за это не будет – только все вокруг пугаются и волнуются, начинают переглядываться и тревожиться, будто большие такие куклы из маппет-шоу. В маленьком городке Кальмаре нам рассказывали, как года три назад одна вьетнамка украла что-то в магазине. Так они до сих пор переживают за нее. Как это они обнаружили эту кражу, интересно, при их тотальной системе доверия?

В Дании (в Копенгагене) совсем нет датчан. Одни туристы, совершающие свой обязательный круг по городу и застревающие не возле многострадальной Русалочки, а на пирсе в окружении фантастической толпы трансвеститов… И не забуду центральную площадь, сердце и святыню столицы, посреди которой лежал огромный дредованный бомж, лениво выковырявший член из штанов и помочившийся жеребячьей пенной струей на тысячелетние булыжники… впрочем, весьма хладнокровно не ответившие на этот ругательный жест.

Обо всем

- Вы преподаватель и, наверное, путешествуя, интересуетесь вопросами образования? Есть ли у нас пробелы, которые можно заполнить именно опытом других стран? В нашей системе образования есть минусы, об этом много говорится, а есть ли они в других странах?

- Система образования везде имеет свои особые черты, она не унифицирована, как может показаться. Но во всех странах, где я с этой системой знакомилась, основной упор делался на практику. Университет Европы и Америки – это «мои университеты» прямо по Горькому: выйдешь оттуда и плотником, и столяром, и гостиничной горничной, и швеей… Если уж учат журналистике – то именно сбору материалов, их мгновенной обработке, а не теории массовых коммуникаций… Это наше слабое место – практика, не потому, что мало времени на нее отводится, а потому, что организована она зачастую формально. Но это и главный минус их системы – отсутствие систематичности образования, такой, в хорошем смысле слова, консервативной фундаментальности, основательности.

- Вы побывали в разных странах. Отличительные черты Запада и Востока, Юга и Севера? Чем отличается менталитет, живущих в разных сторонах света?

- Сейчас я разрешу геополитические конфликты всех четырех сторон света… ну, и менталитет их заодно обобщу, так уж и быть... Нет, в таких поездках можно только небольшой запас наблюдений сделать, не более. Надо жить среди людей иного менталитета, чтобы хоть немного начать его понимать. Да еще помнить, что твой собственный менталитет будет мешать. Есть такая наука – имагология. Она изучает образы стран в сознании иностранцев. Согласно этой науке ты никогда не увидишь чужую страну адекватно – будешь нести имагологическое предубеждение в сознании.

- Многие путешественники, приезжая из-за границы, говорят такую фразу «мне стало стыдно за русских». Возникали ли у вас чувство негодования за соотечественников или наоборот гордость и патриотизм?

- Нет, ни то, ни другое. Если кто-то из «наших» подчеркивает свою непричастность к веселой и шумной русской компании, это, вообще-то, последние знаки советской системы воспитания, зажатой, задавленной. Человек за границей, хоть какой национальности, хоть грек в Испании, хоть англичанин в Дании – это просто человек, вырвавшийся из своего регулируемого, регламентированного привычного пространства. Он просто наслаждается свободой – в случайной туристической компании таких же свободных людей. И он кричит на весь Копенгаген какую-нибудь чушь и выкидывает коленца, каких никогда бы не выкинул в своем тихом и правильном столичном многомиллионном городке. Мы просто замечаем обычно именно «своих» за границей и придираемся к ним. А в Бразилии на водопадах я видела толпу совершенно отвязных японских старичков и старушек, которые (в ожидании очереди войти в парк) играли на лужайке в какой-то смешной стриптиз и ржали как лошади. Честно говоря, было видно, что им это все искренне, по-детски нравится. Весело. И мы такие же – не хуже, не лучше. Просто на свободе.

- Нескромный вопрос. Действительно ли русские женщины пользуются особой популярностью у иностранцев? И ваше отношение к курортным романам.

- Э-э-э… Я на курорте ни разу в жизни не была без семьи или хотя бы без Виталика Черепанова с камерой… Так что не знаю, что и сказать про курортные романы – никакого жизненного опыта. А про русских женщин у иностранцев надо поспрашивать, наверное, у меня-то чего ради?

Продолжение следует.

Наталья ТАРНАКИНА

© 2006 ООО «Полит74»
E-mail: info@polit74.ru