12 марта 2007, 11:00 Автор: Дина ИЛЬИНА

Лицом к лицу

Говорят, в этом храме каменные лица на рассвете улыбаются, а на закате грустят. Мы были в «Храме с лицами» (так называют этот комплекс) утром – лица действительно улыбались. И мне почему-то вспомнилась улыбка Моны Лизы. Загадочная, неповторимая и неоднозначная. Представить каменные лица грустными не получалось.

В одной из башен храмового комплекса нам показали... мужское начало. Из каменного куба тянется вверх нечто похожее, пардон, на каменную колбасу. Женщинам это «начало», если за него подержаться, гарантирует успех в личной жизни. Кстати, куб символизирует начало женское.

В этом храме все старались сфотографироваться «лицом к лицу», чтобы на снимке получилось два профиля – живой и каменный.

- Вот так и встречаются две цивилизации! - шутили туристы.

По-настоящему встреча двух цивилизаций происходила не в храмах, а в обычной жизни, за стенами отеля. Мы постоянно сталкивались с тем, что называется страной третьего мира, идущего своим, особым путем. И этот путь еще только начинается. «Кровавый режим Пол Пота» - помню это выражение со школьной скамьи, но, честно говоря, подробностями никогда не интересовалась. И только здесь, на земле кхмеров, осознала, какой кошмар пришлось пережить ее населению.

По версии нашего гида, Пол Пот пришел к власти хитрым путем. Действующий император, устав от нашествия вьетнамцев, бегущих от американского напалма на кампучийскую землю, обратился к своему генералу Пол Поту: надо что-то делать с вьетами! Генерал предложил императору инсценировать военный переворот. Якобы правитель уедет погостить в Китай, генерал захватит власть и перережет всех вьетов. Так и получилось.

Но Пол Пот вошел во вкус и вслед за вьетами стал уничтожать свой народ. Перепуганный император уже никогда не вернулся на родину, этого ему так и не простили. А Пол Пот продолжил эксперимент. За тридцать лет он перебил половину населения – пулями, ножами, болезнями, голодом. Пришло время, когда не стало хватать пуль. Приговоренных к казни ставили в плотный ряд, по несколько человек друг за другом и убивали всех одной пулей. Тех, кто остался жив и истекал кровью, тоже бросали в яму и закапывали заживо. Из рассказа нашего гида я поняла: народ Камбоджи жалеет сегодня о том, что Пол Пот в 1998 году умер своей смертью, а не был казнен.

Только к 2002 году страну разминировали и сделали ее открытой для туристов. Разумеется, это не Таиланд и даже не Вьетнам. Улицы Сан Риепа не могут похвастаться обилием маленьких уютных ресторанчиков. Поэтому в Камбодже надо брать полный пансион.

В одном ресторане мы все-таки пообедали. Всей группой заказали черепашек и кобру. Крокодила мы всем отсоветовали, так как уже пробовали – похоже на курицу, хотелось экзотики.

Кобру убивали при нас, перетянув шею (если можно так назвать то место, что под самой головой) веревкой. Душили, душили... Потом разрезали кожу, выдавили кровь, как зубную пасту из тюбика, в пластиковое ведерко. Эту кровь смешали с рисовой водкой и стали угощать всех коктейлем под условным названием «Кровавый змей». На тарелке подали внутренности кобры. Сердце все еще билось.

- Попробуйте! - уговаривал нас гид. - На пять лет помолодеете!

Самый отважный из нашей группы проглотил пульсирующее сердце кобры, и мы долго шутили над ним, ждали, когда на лысеющей макушке прорежутся молодые волосы. Гид Саня уверял, что это сердце омолодит организм на пять лет.

Суп из кобры, что-то вроде жирной ухи, нам не понравился. Равно как и черепашки.

- Ну как? - спросил меня муж, он к этому блюду даже не притронулся.

- Как недоваренные куриные желудки! - я отодвинула тарелку с черепашками, лежащими лапками вверх, со вспоротыми панцирями. - Лучше бы заказали крокодила, его хоть есть можно.

В итоге кобра и черепашки остались почти нетронутыми. А мы отправились в отель и с удовольствием там отобедали.

Этот ресторан, где мы так неудачно заказали черепах, был расположен на озере Тонле Сап. Там живут кхмеры, не умеющие бегать. За день они вряд ли проходят более сотни метров. Они не ходят и не бегают потому, что плавают. Круглый год живут на воде – в плавучих хижинах, на плотах, в домах на высоких сваях. У них свое полицейское управление, свои школы, куда не принимают ребенка, если он не умеет плавать и управляться с лодкой.

Мы ехали на катере вдоль плавучей деревни, заглядывали в окна школы, видели учеников в белых рубашечках. Над водой парил малоприятный запах.

- Сейчас сезон заготовки рыбы, - пояснял гид.

Со стороны дома кхмеров казались халупами. Однако над каждой халупой тянулась вверх телевизионная антенна.

- Здесь что, и электричество имеется?

- Автономное, - пояснил гид. - Вы не смотрите, что дома такие. Местные жители не бедные. Они зарабатывают на семью до тысячи долларов. Это, по нашим меркам, очень прилично.

На воде живут не только люди, но и домашние животные. На одном из плотов мы увидели свинью в клетке. Собаки вообще чувствуют себя рыбами, даже куры и кошки не боятся воды. Впрочем, кошки здесь за живность не считаются, так как реальной пользы не приносят. Дома их не держат, и одичалые киски довольствуются объедками.

На снимках: По утрам каменные лица улыбаются (верхний снимок). Живые черепашки нам милее экзотического блюда (нижний снимок). 



Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: polit74@inbox.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск