26 февраля 2007, 11:00 Автор: Светлана СИМАКОВА

Серпом по молоту

Вьетнам стремительно развивается. По темпу роста производства он занимает второе место после Китая в азиатском регионе. Отпустив экономику в свободное плавание, в республике сохранили руководящую роль коммунистической партии. Толпы детей в красных галстуках вызывают ностальгическую слезу по ушедшему детству.

Дедушка Хо и шампунь

С огромных плакатов на нас смотрел Хо Ши Мин - бородатый дедушка Хо, лидер вьетнамской революции. Над домами развевались красные флаги - одни с золотой звездой, другие с серпом и молотом.

- Со звездой - это государственный флаг, а с серпом - просто для красоты? - спросила я у гида.

- Это партийные флаги...- ответил тот.

В отличие от советских нравов, здесь не чураются тиражирования коммунистической символики. Футболки с "молоткастыми серпами", портретами дедушки Хо продаются на каждом углу - по два доллара за штуку. Кое-где сохранились старые плакаты, с которых на фоне золотой звезды улыбаются счастливые вьетнамцы - образцы советского агитпрома. Все это соседствует с рекламой шампуней от перхоти, прокладок, кока-колы и мобильных телефонов.

Машин не так много, но пробок предостаточно. Заторы создают мотобайки, которых на улицах видимо-невидимо. Представляете себе пробку из таких мотобайков? О том, что эти средства передвижения сейчас доступны широким слоям населения - нам с гордостью рассказывали гиды. Видимо тот факт, что люди пересели с велосипедов на байки для них является красноречивым показателем уровня жизни. Но уровень жизни в крупных городах и в самом деле растет. Не раз приходилось видеть, как на мотобайках везли домой только что купленные лазерные панели - новомодные телевизоры.

Не надо вертеть головой

Кстати, о вьетнамских дорогах. Светофоров даже в Хошимине немного, только на перекрестках, а в малых городах трехглазых стражей можно на пальцах пересчитать. Непривычным к этому туристам приходится нелегко. Мы поначалу пытались воспользоваться опытом, накопленным в Таиланде - там достаточно ступить на мостовую, и движение останавливается. Здесь же ничего подобного! Никто не спешит приглушить мотор своего байка. Если глазеть по сторонам, то дорогу в Хошимине вовек не перейдешь - кажется, что каждый норовит на тебя наехать.

В конце концов, мы вспомнили совет, вычитанный на одном из туристических форумов - чтобы перебраться на другую сторону улицы, надо не вертеть головой, а смотреть прямо, двигаться мелким шагом, как можно медленнее. Байкеры будут тебя просто объезжать! Так мы и стали делать, никто из нашей группы не угодил под колеса.

В целом же вьетнамские дороги оставили о себе двойственное впечатление - вроде бы ровные, но невероятно узкие. Даже главная федеральная трасса, протянувшаяся с севера на юг, не имеет широкой разделительной полосы. Напоминает нашу "трассу смерти" в московском направлении возле Тимирязевского. Но вьетнамские водители оказались искусными, ловко лавировали в потоках.

А еще они вспоминали, что лет сорок назад по это дороге двигались колоны американских солдат.

Рисовая перестройка

И снова об экономике. Международные эксперты всерьез говорят о "вьетнамском чуде". Одно из таких чудес - невиданные прежде урожаи риса. Притом, что рис, из-за малой величины полей, возделывают практически вручную, стоя по колено в воде.

- Раньше все работали на коммуны, - охотно рассказывал гид, - Ленились, не старались. А потом разрешили работать на себя.

Ну, не совсем "на себя", конечно. Коммунаров или, проще говоря, колхозников, обложили небольшим оброком. Часть собранного риса селяне все же сдают государству, остальной продукцией распоряжаются по собственному усмотрению. Урожаи мгновенно выросли в несколько раз, и теперь Вьетнам является вторым, после Китая, экспортером риса в мире. К рису мы еще вернемся, когда будем рассказывать о местной кухне.

В стране как грибы растут кооперативы - частные магазинчики, кафе, мастерские по производству сувениров. На повестке дня - глобальная приватизация, но землю продавать не собираются. Все это напоминает СССР в первые годы перестройки. Единственная разница - КПСС уже в то время напоминала агонизирующего кита. Во Вьетнаме же дух дедушки Хо, мирно спящего в мавзолее Ханоя, могуч и живуч. Наверное, потому что он не истреблял свой народ, в быту был скромен.

Вьетнам сегодня - необычайно дешевая для проживания страна. Даже плата за Интернет не идет в сравнение с нашей. В Далате мы полчаса просидели в интернет-кафе, заплатив за это тысячу донгов - два рубля на наши деньги. Изделия из натурального шелка, вполне приличные, стоят копейки. Китайские товары медленно, но верно, вытесняются местными производителями. А это значит, у Вьетнама есть будущее. Если, конечно, этому будущему ничто не будет угрожать. Почти каждый рассказ гидов начинался с того, что на страну кто-то напал. Даже монголы до них добирались! Но вьетнамцы всех всех прогоняли, и сейчас строят социалистический капитализм.

Две стороны нашей дружбы

Мне казалось, что и к России отношение во Вьетнаме должно быть благодарным. Как-никак мы помогали Вьетнаму сражаться с янки, да и в конфликте с китайцами, в 1979 году, помогли. Подарили две ядерные боеголовки - китайцы так испугались, что рванули прочь из страны. Но все гораздо сложнее.

Справедливости ради заметим, что и сами въетнамцы были молодцами. Американская кампания позорно провалилась - рослые бойцы США не смогли справиться с маленькими юркими партизанами. Эти же партизаны, ставшие основой вьетнамской армии, дали отпор Пекину. Каждый шестой китайский боец, перешагнувший границу, навсегда остался в земле маленькой, но гордой страны.

СССР довольно долго помогал Вьетнаму, особенно в послевоенные годы. Потом нам стало не до них. Вьетнам справился с проблемами сам. В 1994 году были сняты экономические санкции, наложенные США, и страна вступила в новую жизнь. "Вьетнамское чудо" началось без нашего участия. Поэтому сейчас отношение вьетнамцев к нам двойственное. Помощь помнят, но слишком тяжко живется маленьким азиатам в новой России. Страшнее лютой зимы для них наша милиция.

- Я работала на рынке в Москве, - рассказывала нам Ханг, одна из гидов. - У меня и паспорт был с регистрацией, и все разрешения. Но милиция приходит, требует документы, потом говорит: "Плохие справки, давай другие!". Я говорю, "Других нет...". Они тогда в карманы мои залезут, деньги достанут, а потом говорят: "Вот, теперь хорошие справки!". И так каждый день...

К чувству стыда, с которым я слушала рассказ Ханг, примешивалось злорадства. Если иностранцев на рынках не станет, то нашей милиции и трясти будет некого. Россияне все же позубастей вьетнамцев!

Продолжение следует.


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: polit74@inbox.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск