Только единицы становятся звездами

29.07.2013 07:00 Автор: Виталий ВИЗАУЛИН.

Есть в бадминтоне удар, благодаря которому игроки и становятся чемпионами, звездами первой величины. У челябинца Владимира Иванова смэш — главное оружие. Благодаря своему росту и физическим данным он вколачивает воланы в зону соперников. Так, южноуральский бадминтонист стал неоднократным чемпионом России, вернулся с двумя медалями со Всемирной универсиады в Казани. Но главное, вплотную подобрался к элите мирового бадминтона и готов бросить вызов королям игры — азиатским спортсменам.

«Бадминтон отобрал у меня сына»

«Парень растет на глазах, сильно добавил за последнее время. Думаю, он вполне сможет побороться за олимпийскую медаль», — скажет в зале ожидания челябинского аэропорта министр спорта Юрий Серебренников.

С минуты на минуту должен был приземлиться самолет из Казани. Среди его пассажиров и один из главных наших героев завершившейся универсиады Владимир Иванов. Он завоевал сразу две медали — первые в истории российского бадминтона на такого уровня соревнованиях.

Владимир Иванов появился не один, в компании симпатичной высокой брюнетки. В модных ныне бежевого цвета брюках, креативной футболке с изображением тигра, ботинках баклажанного цвета и стильных темных очках. Стильно, красиво, безупречно — наверное, такой бы «модный приговор» он получил от Вячеслава Зайцева и Александра Васильева.

— Это ты сам вещи себе покупаешь или подруга помогает определиться с выбором? — спрашиваю его несколько дней спустя в одном из челябинских кафе.

— Вообще-то, чувство стиля у меня, кажется, есть, — улыбнулся Владимир и подмигнул девушке, расположившейся рядышком. — Вместе с Натальей ходим по магазинам, советуемся. Но, если честно, никогда особенно не задумывался над тем, что стильно одеваюсь. Ты первый обратил на это внимание.

— Но, к примеру, отличить парня в Gucci от подделки сможешь?

— Нет, за модой пристально не слежу. Кто там в тренде — не знаю. Я не в теме (смеется).

— А есть разница — купить стильную вещь в Harrods или за пару кварталов от него такую же, но за меньшие деньги?

— Нет, мне все равно, какой торговой марки у меня одежда. Что нравится, то и покупаю. Ну, и на цену обращаю внимание. Супердорогие вещи от известных кутюрье не беру. Я же не хоккеист или футболист, чтобы покупать все, что захочется. В моем случае иногда полезно и экономить.

— Тем более тебе к этому не привыкать: с юных лет на тебе лежит нагрузка по обеспечению семьи.

— Да, так сложилось. Папа ушел из жизни, когда мне было 13 лет. Мама, учитель, рано ушла на пенсию по инвалидности.

— Ты же один ребенок в семье?

— Да. Причем дома практически не бываю — постоянно в разъездах. Маме, конечно же, очень тяжело. Она так и говорит: «Бадминтон отобрал у меня сына». Но рада за меня, переживает. Была без ума от счастья, когда я поехал на Олимпийские игры. Хочет чаще видеть сына, а у него и времени свободного нет. Приеду на недельку в Челябинск, и снова на сборы, турниры, соревнования... Она у меня старенькая, ей тяжело. 1 августа ей 64 года исполнится.

— Наверное, ждет не дождется, когда внуков будет нянчить?

— (Улыбается.) Она об этом не говорит, но знаю, что думает. Но всему свое время. Надо самому быть готовым к тому, чтобы стать отцом.

«Наталья стала моим талисманом»

Она — высокая и стройная девушка. Кажется, больше 180 см ростом. Закончила с отличием экономический факультет ЧелГУ, работала в банке. Но рутина надоела и поглотила. Уехала в Америку строить свое счастье, зарабатывать солидные деньги. Думала остаться там навсегда. Но не сложилось...

Все планы спутал долговязый спортсмен. Это он завоевал ее сердце и внимание.

— Я и не думала ни о чем, были другие планы, — говорит Наталья. — Хотела остаться в Америке. Но стали переписываться, общаться, а потом как-то все само собой получилось.

— Мы познакомились с ней 30 декабря 2012 года, — объясняет Владимир. — Встречали Новый год в одной компании. Она уехала потом в Америку. А я места себе не находил. Искал повода познакомиться поближе.

Владимир Иванов — умный молодой человек, грамотно выражает свои мысли. За годы профессиональной карьеры привык к общению с журналистами. Вот и сейчас он чувствовал себя как рыба в воде. Другое дело Наталья. Она немного нервничала и волновалась. И с большим интересом слушала то, о чем говорит ее молодой человек.

— Я не жалею, что вернулась в Челябинск, — слегка покраснев, сказала она, взяла за руку Владимира, скорее машинально, по привычке, и не закончила фразу, о чем-то задумавшись.

— С родителями уже познакомились? — вернул я влюбленную парочку к разговору.

— Да, представил Наталью маме. Кажется, обе остались довольны, — рассмеялся Вова.

— На моих родителей Володя произвел хорошее впечатление, — добавила Наталья. — А папа даже стал поклонником бадминтона. Всемирную универсиаду смотрел, ни одной трансляции не пропустил, когда играл Владимир.

— Владимир, а Наталья тебя сопровождает в поездках?

— Да, она уже стала моим талисманом. Подружилась с главным тренером сборной России. А у нас Клавдия Майорова — очень жесткий и требовательный человек. Ума не приложу, как они так быстро нашли общий язык. Ну, а мне это только в плюс. И результаты пошли в гору. Когда за тебя кто-то переживает на трибунах, не хочешь подвести его, стараешься изо всех сил победить. Для меня поддержка близкого человека многое значит.

«Авторитет в кругу гопников приходил сам собой»

Владимир Иванов из Ленинского района. Детство провел в районе ЧКПЗ. Рядом — дворец спорта «Торпедо», где его и приметил тренер Валерий Лебедев. Там и началось восхождение лучшей ракетки страны.

— Вова, а в детстве не приходилось отбиваться ракеткой от гопников?

— Нет, до этого дело не доходило. Хотя райончик у нас криминальный. Наша школа занимала второе место в городе по преступности. Я сам в 16 лет был таким же гопником, как и все остальные (смеется).

— Но, чтобы быть в этой среде, надо было еще завоевать авторитет у сверстников.

— А мне этого и не надо было делать. Мы все росли вместе, учились в одной школе. С одной шайкой росли, гуляли — там авторитет не надо было завоевывать, он приходил сам собой.

— Застал те времена, когда часто дрались стенка на стенку?

— Было дело. Веселое время было, дрались класс на класс, но это мелочи жизни: через них, наверное, проходили все люди моего возраста.

«Некоторых рвало прямо на площадке»

Бадминтон в России с приходом на должность президента федерации председателя Счетной палаты РФ Сергея Шахрая заметно прибавил в популярности и массовости. Прогрессирует он и в мире. Свидетельством тому — большое количество коммерческих турниров с солидным призовым фондом. Чем лучше и чаще ты выступаешь, тем больше возможности пополнить свой банковский счет.

— Конечно, до гонораров теннисистов или гольфистов нам далеко, но все же можно заработать, если стабильно хорошо выступать на соревнованиях, — говорит Владимир. — Есть разного рода турниры. Самый престижный — Большой шлем, там призовой фонд достигает одного миллиона долларов. Всего таких турнира три — Wimbledon, Indonesia Open, Korea Open.

— Сколько на них получает победитель?

— Десять процентов. Это мало по сравнению с теннисом (там победителю Rolland Garros выплачиваются около двух миллионов евро. — Авт.), но для бадминтона это большие деньги.

— А спонсоры у тебя есть?

— Да, мы с Иваном Созоновым заключили контракт с компанией Yonex — она нам предоставляет экипировку. Это очень важно, потому что затраты у спортсменов большие. Ракетки часто ломаются, а еще кроссовки стираются — их раз в два месяца надо менять. А это от 100 до 200 евро.

— Что же это за кроссовки такие?

— У нас жесткий корт, а если еще и новый, то подошва у кроссовок быстро стирается. Мы ведь за один матч пробегаем в среднем от 10 до 12 км. Это только с виду может показаться, что бадминтон простая игра, в которой не надо прилагать много усилий.

— Самый долгий матч длился 124 минуты. А у тебя какой рекорд?

— У меня 70 минут, и это при новых правилах, до 15 очков с переходом подачи. Раньше игроки могли и по три часа играть. Люди уползали с площадки измотанные и уставшие. У нас игра построена на постоянных ускорениях, в рваном темпе, с прыжками и сильными ударами.

— В обморок не падали?

— Нет, но бывало, что некоторых рвало прямо на площадке. Рядом с игроком всегда есть корзины. Так, на всякий случай.

— А если в туалет захотел во время игры... Отпустят?

— В теории да, но на практике ни разу такого не было. Знаю, что в теннисе отпускают, но там три часа играют, всякое может случиться.

— У тебя рост — 196 см. Это дает какое-то преимущество в бадминтоне?

— Сложно сказать. Везде есть свои плюсы и минусы. Азиаты берут свое за счет скорости и напора, они резкие, взрывные, с хорошей реакцией и координацией движений. Парни вроде меня играют в силовой манере. Благодаря своему росту могу высоко выпрыгнуть и провести сильный атакующий удар, придать волану скорость. Но в целом побеждают те, кто больше этого хочет. Стремится к тому, чтобы быть первым.



Владимир Иванов: «Я уважаю людей, которые добились каких-то высот в спорте, становились олимпийскими чемпионами. Взять, к примеру, Александра Карелина. Чем он хуже футболиста Самуэля Это'О? Но почему один зарабатывает 20 миллионов долларов в год, а второй, скажем условно, сто тысяч рублей в месяц? Это неправильно. Я видел то, как тренируются борцы и гимнастки. Там такие нагрузки! Маленькие девочки по 6 — 7 часов в день выполняют одни и те же упражнения под одну и ту же музыку. И только единицы становятся звездами».



Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск