И олимпийские чемпионы живут по принципу «Как хочешь, так и крутись»

21.12.2012 11:45 Автор: Виталий ВИЗАУЛИН

Мы побывали в гостях у прославленного советского и российского гандболиста Валерия Гопина, единственного из челябинских спортсменов, кому дважды удалось завоевать золото на летних Олимпиадах. Увы, отдав столько лет сборной страны и челябинскому гандбольному клубу «Полет», ему не удалось сколотить капитал на будущее. Все его состояние — крепкая и дружная семья с двумя детьми и внучкой, заботливая и преданная супруга и воспоминания о славных победах 15-летней давности.

«Сердце кровью обливается»

— Валерий Павлович, каких челябинских спортсменов, ставших олимпийскими чемпионами, вы знаете? — с такого необычного вопроса началось интервью с нашим самым титулованным гандболистом.
Двукратный олимпийский чемпион удивился, улыбнулся и стал перечислять:
— Ну, Лидию Павловну Скобликову все знают, она шесть раз становилась олимпийской чемпионкой. Два раза побеждала на Олимпиадах Светлана Ишмуратова... Стоп, они обе из Златоуста. У Челябинска есть замечательные хоккеисты Сергей Мыльников, Сергей Макаров, Вячеслав Быков. Все они завоевывали золото Олимпиад.

— Все это чемпионы зимних Олимпиад, а победителей летних Игр можете вспомнить?
— Ох, это сложнее будет. Хорошо знаком с Тамарой Сорокиной и Леней Мосеевым, но они до медалей не добрались. Волейболистка Екатерина Гамова... Она, кажется, дважды призеркой была, золото не брала. Дзюдоисты Юрий Степкин и Виталий Макаров тоже медали завоевали... Ну и вопросики у вас, не могу вспомнить. Из последних успехов — знаю дзюдоиста Мансура Исаева и легкоатлетку Марию Савинову.

— Наверное, про Елену Елесину вы просто забыли?
— Ах да, конечно, она в высоту прыгала. В честь нее даже школу спортивную назвали.

— А знаете, что никто из челябинцев дважды летние Олимпийские игры не выигрывал?
— Вы серьезно? Даже не знал. Когда в 1988 году стал олимпийским чемпионом, на награждении мне сказали, что стал первым из челябинцев, кому удалось победить на летней Олимпиаде.

— Греет душу этот факт?
— Приятно, что внес свою лепту в историю развития спорта на Южном Урале.

— А еще вы единственный наш спортсмен, кто на Олимпиадах защищал цвета сразу трех государств.
— Да-да, в 88-м это была еще сборная Советского Союза, в 92-м выступали под флагом СНГ, а в 1996 году уже защищал цвета российской сборной.

— И как это — выступать за страну, у которой нет гимна и собственного флага?
— Для нас это было непринципиально, ребята-то в команде одни и те же остались, все из советской эпохи. Распад СССР больно ударил по развитию гандбола в нашей стране. Конечно, костяк советской сборной составляли российские ребята, но и на Украине, и в Белоруссии было несколько хороших игроков. За их счет у нас и команда была практически без слабых мест. Уверен, с ними мы могли бы стать и чемпионами в 1996 году в Атланте.

— В вашей команде был уникальный вратарь Андрей Лавров — единственный в истории гандболист, становившийся трехкратным олимпийским чемпионом и пять раз принимавший участие в Олимпийских играх. А вас, двукратных олимпийских чемпионов, много?
— Давайте посчитаем: я, Горпишин, Филиппов, Кудинов, Тучкин... Кажется, никого не забыл.

— Ностальгия по той команде осталась?
— Не без этого (улыбается). Бывает, иногда вспоминаю. Тогда гандбол в стране был очень высокого уровня, и внимание к нему было соответствующее. Увы, без боли смотреть на нынешнее положение вещей невозможно, сердце кровью обливается.

«Чемпионат России стал скучным»

— Почему так происходит? По уровню зарплат спортсменов и зрительскому интересу гандбол уступает всем командным видам спорта в нашей стране.
— Сложный вопрос, даже не знаю, с чем это связано. В первую очередь, наверное, потому, что нынешний чемпионат России по гандболу стал неинтересным и скучным. В союзные времена было все по-другому.

— Как?
— В Москве было три очень сильных клуба — МАИ, «Кунцево» и ЦСКА. Здорово играли в командах Краснодара, Астрахани, Волгограда. А еще были интересные и самобытные команды из Литвы, Украины, Белоруссии... В условиях жесткой конкуренции и гандбол двигался вперед. На международной арене не только сборная страны, но и клубы представляли собой грозную силу.

— Может быть, в нынешнем Союзе гандболистов России сидят руководители, которые не особо стремятся к тому, чтобы как-то изменить ситуацию и вернуть отечественному гандболу былые традиции?
— Да, скорее всего. Но дело в том, что проблем много и их одному человеку не решить за пару-тройку лет. Нужен комплексный подход с привлечением солидного финансирования из государственных и коммерческих источников. Только так можно как-то повлиять на ситуацию.

Уехал из одной страны — вернулся в другую

— С кем-нибудь из партнеров челябинского «Полета» поддерживаете связь?
— Стараюсь, но время берет свое. У ребят свои семьи, разбросало нас по городам и странам. Периодически созваниваемся с Алексеем Французовым, он в Испании живет. Стас Кулинченко не так давно завершил свою карьеру, вернулся в Краснодар. Миша Жуков, Слава Мешков и Виктор Шпонько живут здесь, в Челябинске. В общем, с кем-то общаемся часто, с кем-то — крайне редко.

— После того как ушли из «Полета», вы 12 лет играли за команды Испании, Италии и Германии. Почему после стольких лет решили вернуться в родные края?
— А я как был советским человеком, так им и остался. Годы, проведенные здесь, оставили много приятных впечатлений. Я уезжал за границу в 1991 году, в смутное время. А сейчас вот думаю, что, будь это чуть позже, я сюда не вернулся бы.

— Почему?
— Я уезжал из той страны, в которой прожил много лет. Она меня воспитала, кормила, дала все лучшее, что есть. А Россия... Она совсем другая. Живя в Европе, я представлял ее несколько иной. Не знаю, как это объяснить… более близкой по духу советской эпохе, что ли...

— А как восприняли решение вернуться домой ваша супруга и дети?
— Детей мы особо не спрашивали, а жена — положительно. Она ведь сама из Снежинска, здесь у нее родня, близкие и друзья.

— Не жалеете о сделанном вами выборе?
— Нет, никто ведь не знает, куда жизнь повернет. В Европе, кстати, тоже есть свои сложности, есть проблемы с работой в той же Испании, где гандбол практически перестал существовать.

— Сложно было привыкать к новой России?
— Да, было непривычно, особенно на первых порах. Многое было непонятно. Как-то удивительно быстро поменялся менталитет людей. Но сейчас уже десять лет прошло, привыкли — как будто никуда и не уезжали.

— Чем сейчас занимаются дети, супруга?
— Старшая дочка родила дочку, так что я уже дедушка (улыбается). Вот с супругой помогаем в ее воспитании. Дети работают...

— А вы?
— Пока временно безработный, воспитываю внучку.

— После завершения спортивной карьеры вы пробовали свои силы в качестве тренера клуба «Локомотив-Полет», и, кажется, весьма успешно. Почему не сложилось?
— Не мне давать оценку своей работе. Я принял команду тогда, когда она находилась на десятом месте в турнирной таблице. Мы заняли седьмое место, на следующий год восьмое, затем шестое. Как видите, было поступательное движение вперед. После меня многие специалисты возглавляли челябинский клуб, особых успехов не достигли. Я считаю, что дело не в тренере, а в самой организации клуба, его финансировании. Посмотрите, в Перми никогда не было гандбола высокого уровня, а сейчас «Пермские медведи» в числе лидеров российского чемпионата. Причина проста: в команду стали выделять хорошие деньги, повернулись к ней лицом. Там сменилась власть, пришел новый губернатор и новый министр спорта, сам в прошлом гандболист. Вот и команда прогрессирует из года в год. А у нас застой, нет никакого движения вперед.

— Особенно удручает отсутствие зрителей на трибунах и спорткомплекс, в котором «Локомотив» проводит свои домашние матчи.
— Да, но зал-то чужой, не принадлежит гандбольному клубу. Подумать только, 30 лет прошло, а в нем ничего не изменилось! Но профессиональная команда имеет в своем распоряжении хотя бы этот зал. Вы не представляете, в каких условиях приходится заниматься юным гандболистам! У них зал на ЧТЗ — 40 квадратных метров. Там ведь даже легкие пробежки не сделаешь, о каком тренировочном процессе можно говорить? Кроме того, у главной команды нет своего дубля. Кем она будет пополняться, какими игроками? Боюсь, пройдет еще немного времени, и гандбол в Челябинске может закончиться.

Не все мерить деньгами

— Вы в 39 лет завершили свою карьеру, столько лет отдали гандболу. Но за все ваши труды и старания получили лишь четырехкомнатную квартиру.
— Да, подаренную еще советской властью за победу на Олимпиаде-88 в Сеуле (улыбается). В 1992 году была разруха, не до подарков. И все же в правительстве области нас поздравили. А мне, как олимпийскому чемпиону (на Олимпийских играх — 1992 Валерий Гопин стал единственным южноуральским чемпионом. — Авт.), подарили видеодвойку «Мечел». От Минспорта страны мы ничего не получили. Помню, в 1996 году президент РФ Борис Ельцин пообещал 50 тысяч долларов за победу в Атланте. По тем временам это были хорошие деньги. Но не сложилось.

— Как несправедливо все получилось...
— Я ведь не один такой. Многие спортсмены, актеры, музыканты и другие остались ни с чем. Это сейчас Александру Овечкину можно и олимпийским чемпионом не становиться, чтобы обеспечить себя, своих детей и внуков. А тот же Александр Мальцев из команды 70 — 80-х... Да, ему государство выделило квартиру, но он вполне обычный человек, не может позволить себе жить на широкую ногу. Конечно, это неправильно. Олимпийские чемпионы через столько всего прошли, бились за честь страны. Хорошо, что сейчас им, мне в том числе, платят стипендию. Кроме того, знаю, что в разных регионах тоже есть такая стипендия — в Краснодаре, Казани, Москве... Где-то больше платят, где-то меньше. А у нас, в Челябинской области, об этом не думают.

— Зато у нас за олимпийское золото платят самые большие гонорары по стране — миллион долларов!
— Да, колоссальные деньги. Благодаря им можно обеспечить семью на три поколения вперед. А еще ведь есть премии от Минспорта РФ, спортивных клубов и обществ, которые представляет спортсмен. Вот за медаль на последней Олимпиаде всем «Ауди А6» подарили. Не машина, а мечта! Здорово, что сейчас так помогают спортсменам, никакой зависти не испытываю.

— Но сожаление есть, что родились и играли не в то время?
— Нет, нисколько. Кто знает, как жизнь сложилась бы. Не все же в деньгах измерять. Жили мы в достатке, на будущее только почти ничего не заработали. Зато играй я сейчас, вряд ли смог бы чего-то достичь. И в Челябинске гандбол ниже плинтуса, и в России в упадке. Вот даже на последнюю Олимпиаду наша команда не смогла пробиться.

Аншлаги в ДС «Юность»

— В родном поселке Сельцо давно были?
— Этим летом навещал родную сестру, еще там племянник есть. Это уже не поселок, а город.

— Вы там и начинали постигать азы гандбола?
— Да, и сейчас местная спорт-школа функционирует, с девочками занимается мой первый тренер Иван Яковлевич Каспаров. Команда, правда, не самая сильная, играет в высшей лиге, но достойно.

— А как вы в Краснодаре оказались?
— Самых перспективных ребят собрали вместе и готовили к Спартакиаде школьников в Вильнюсе. Ну и меня прихватили. Год вместе со сверстниками жил в краснодарской школе-интернате. Окончили ее, а дальше кто куда. Мне предлагали там остаться, но я выбрал Челябинск. К тому времени на Южном Урале уже играли два моих земляка — Игорь Алешин, ныне декан УралГУФКа на факультете спортигр, и Геннадий Маркелов. Вот я и решил поближе к ним.

— Тогда «Полетом» руководил Владимир Тюрин. Ветераны говорят, удивительный был человек.
— Это точно! На нем держался весь гандбол. Он же, кстати, его и основал. Как организатору ему цены не было. Все делал для команды. Спорткомплекс «Полет» благодаря ему и появился: Владимир Григорьевич сумел убедить руководство завода его построить. Для тех времен это был прекрасный зал, один из лучших в стране. Кроме того, мы неоднократно играли и во Дворце спорта «Юность», и арена заполнялась на две-три тысячи зрителей.

— Помнится, и в спорткомплексе «Полет» почти всегда был аншлаг.
— Да, и это на матчах чемпионата страны. А на матчах еврокубков яблоку негде было упасть. Как же все изменилось! Взять, например, Германию, где я играл. Там очень любят гандбол, ходят на матчи своих команд по 6 — 10 тысяч болельщиков. А у нас 20 — 30 человек соберутся, родственники и друзья игроков команды, и все.

«Как хочешь, так и крутись»

— Как вам жизнь в Европе? Много для себя сделали открытий?
— Там течет спокойная и размеренная жизнь. Больше всего мне запомнилось в Германии, там уровень гандбола выше, и сама страна понравилась.

— Если учесть, что вы уезжали в Европу в 1991 году, могу представить, как вы на все смотрели.
— В большей степени Европа произвела впечатление на мою супругу. Я-то со сборной страны уже неоднократно туда приезжал. А жена была в шоке! Первое время все по магазинам ходила, возвращалась домой счастливая и довольная (смеется).

— Теперь и у нас в магазинах все есть, только купить многим не на что.
— Да, и это для меня очень удивительно. В нашей стране столько ресурсов, чтобы быть мощным, экономически развитым государством. Нефть, газ, природные ресурсы... В Германии такого нет. Зато там уделяют большое внимание социальному обеспечению граждан, платят хорошие пособия по безработице. У нас же каждый предоставлен сам себе. Как хочешь, так и крутись.



Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск