24 января 2008, : Автор: Сергей НИКОЛАЕВ

ФОМС – тяжелое наследство

Челябинский фонд обязательного медицинского страхования подвел итоги работы за прошлый год. Как будто неплохие – и доходы приличные, и новые методики внедряются. Однако главное, что волнует сегодня и врачей, и пациентов, осталось за рамками докладов.

Сегодняшнее совещание стало знаковым – бывший исполнительный директор Челябинского ФОМСа Роман Панов присутствовал на нем теперь уже как куратор всей сферы здравоохранения в области. Отныне у него прибавится обязанностей, а ФОМС перейдет в ведение его преемника. Будут ли перемены?

Первым делом на совещании озвучили цифры: доходы Фонда за прошлый год составили 8,5 млрд. рублей – на 1,9 млрд. больше, чем в 2006-м. Расходы такие: оплата территориальной программы ОМС – 6,4 млрд. рублей, программа ДЛО – 1,6 млрд., программы нацпроекта «Здоровье» - 400 млн. ФОМС продолжил оплачивать исследования компьютерной и магнитно-резонансной томографии – только за четвертый квартал прошлого года на это ушло 11,5 млн. рублей. В нынешнем году в большем объеме будут оплачиваться рентгенологические, эндоскопические, иммунологические и ряд других видов исследований – на эти цели в бюджете Фонда предусмотрено более 200 млн. рублей. Кроме того, успешно выявляются на ранних стадиях социально значимые заболевания и артериальная гипертония. Фельдшеры, работающие на должностях врачей-терапевтов и педиатров, с декабря 2007 года получают надбавки к зарплате.

Все это, безусловно, хорошо. Однако основная головная боль – взаимоотношения ФОМСа и больниц – осталась «за кадром». «Во всем мире лечебные учреждения получают деньги не за факт своего существования, а за количество и качество оказанных услуг», - заявил Роман Панов. Любой главный врач согласится с тем, что довольно сложно обеспечить «количество и качество», не получая на это средств в полном объеме.

В Челябинской области действует принцип финансирования больниц по усредненному подушевому тарифу, рассчитанному по минимуму. На совещании было подчеркнуто: местный ФОМС делает ставку не на увеличение тарифов, а на целевые программы и прогрессивные методики расчета. Но, судя по словам главных врачей лечебных учреждений области, реальных денег от этого не прибавляется.

В соседнем Екатеринбурге применяется другая система – финансирование лечения конкретного пациента зависит от его заболевания, что гораздо более оправданно и эффективно. А в Курганской области – дотационной, заметим! - ничего усложнять не стали, а просто взяли и увеличили тарифы. И потому – стыдно сказать – нашим больницам выгоднее лечить у себя курганцев, чем своих земляков.

Простой пример: в родильных отделениях в ходу препарат, помогающий в случае необходимости стимулировать работу легких новорожденного и тем самым спасти ему жизнь. Одна ампула такого препарата стоит 25 тысяч рублей. Это цена жизни ребенка. А тариф на содержание новорожденного в роддоме – 1700 рублей. И если больница закупила на свой страх и риск десять ампул лекарства, то это значит, что она истратила деньги, предназначенные на медобслуживание нескольких десятков мам и малышей.

По свидетельству руководителей лечебно-профилактических учреждений области, от 70 до 95 процентов средств, поступающих от ФОМС согласно подушевому принципу, уходит на оплату труда персонала. Когда органы власти принимают решение поднять зарплату врачам, то руководство больниц и поликлиник не смеет ослушаться. Подняли зарплату на 15 процентов, а повышение тарифов ФОМСа компенсирует этот рост лишь на две трети. Поэтому доля зарплаты в перечислениях ФОМСа растет. В скобках отметим, что даже при этом врачу со стажем весьма проблематично получить ипотечный кредит.

В итоге больнице приходится сокращать расходы по другим статьям – питание, медикаменты, расходные материалы надо как-то уместить в оставшиеся проценты. И то Фонд время от времени ухитряется обвинять руководителей больниц в неэффективном использовании средств. Между тем, главе больницы надо придумать, как накормить пациента стационара на 12-19 рублей в день, а лечащий врач вынужден рекомендовать больному купить те или иные лекарства за собственный счет, в результате чего пациент начинает видеть в докторе врага и хапугу.

Специалисты подсчитали: недофинансирование южноуральской медицины из ФОМСа составляет свыше двух миллиардов рублей. Крупные города еще как-то решают проблему: например, 40 процентов расходов здравоохранения Челябинска несет на себе муниципальный бюджет. Сюда входит содержание зданий, коммунальные платежи, телефон, охрана и прочие затраты. 236 млн. рублей из городской казны было направлено в 2007 году на покупку нового оборудования. При том, что оборудование – статья финансирования ФОМСа.

На сегодняшний день в условиях существующих тарифов Фонд обязательного медицинского страхования обеспечивает потребности южноуральской медицины лишь на 70 процентов. При этом тариф – для врачей штука загадочная. Им никто не объясняет, из чего эти тарифы складываются, а называют лишь уже готовые, кем-то просчитанные цифры.

Непрозрачность бюджета Фонда – первый и самый главный минус системы существующих в Челябинске тарифов. Это делает ее абсолютно закрытой, не контролируемой извне, а потому авторитарной и напрочь оторванной от реального положения дел в медицине.

Вот такое наследство достанется новому руководителю Челябинского ФОМСа. Прямо скажем, ноша нелегкая. На чьи плечи она ляжет, станет известно на будущей неделе.

Фото gazeta.aif.ru.


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск