15 июля 2014, 11:46 Автор: Ирина Дурманова

И на голом пустыре родился промышленный тракторный гигант

Вся эта история, повествующая о событиях, которые потрясли и в корне изменили захолустный провинциальный городок Челябинск, началась в 1929 году.

Если быть точнее, точкой отсчета следует считать 29 мая 1929 года, когда СНК СССР принял решение «О приступе к постройке тракторного завода на Урале». Из всех населенных пунктов был выбран Челябинск, исходя из выгодного географического положения и экономической ситуации. Учитывались такие критерии, как присутствие железной дороги, близость угля и металла. Что касается иных инфраструктурных составляющих, которые бы позволили уверенно начинать стройку крупного предприятия, их не было совсем: ни специалистов, ни трудовых ресурсов, ни техники, ни жилья для рабочих, ни источников тепла для этого жилья. Надо отдать должное «безумству храбрых», замахнувшихся на промышленный гигант мирового уровня в чистом поле, рассчитывавших на пресловутые кирки, лопаты и энтузиазм строителей коммунизма. Скептики за рубежом смеялись над «прожектерами», а советские люди, вступившие в первую пятилетку и нацеленные на индустриализацию всей страны, упрямо стояли на своем: «А мы сможем!». И смогли. Как? Здесь стоит вспомнить тютчевское «умом Россию не понять». Нищая страна вырывалась из своей отсталости, у людей был порыв и страстное желание семимильными шагами двигаться в счастливое будущее. И этот настрой оказался сильнее, чем отсутствие денег, специалистов, тепла, еды и прочей материальных составляющих, без которых с современной точки зрения невозможно замахнутся на создание производства хотя бы отдаленно напоминающее по своей мощи ЧТЗ тридцатых годов прошлого столетия.

Казимир Ловин. Только пять лет его трудовой биографии

Безусловно, ключевой фигурой главной стройки Челябинской области, с которой началась новая история региона, является Казимир Петрович Ловин. Личность легендарная, личность трагическая. Новая большевистская государственная система позволила раскрыться его таланту, и он блеснул им, как яркая звезда. Но эта же система поставила точку в его жизни, не позволив в полной мере использовать для страны его способности. Впрочем, если бы в его жизни был только ЧТЗ, он уже заслужил бы историческую память. А ведь этот проект занял только пять лет его трудовой биографии, в которой были и другие, не менее значимые подвиги.

Каким он был? К сожалению, жизнь инженера и организатора с большой буквы мало изучена. В открытом доступе не удалось найти личностных очерков, хотя он достоин был отдельной книги. Не случилось. Челябинск сохраняет о нем память названием улицы, в Санкт-Петербурге на территории ТЭЦ-1 установлена мемориальная доска уже не строителю, а великому энергетику. Для человека, благодаря которому Челяба стала известным всему миру Танкоградом, наверное, этого мало. Однако следует признать, он и не чувствовал себя великим строителем, не думал об исторической памяти. Он просто хорошо выполнял свою работу, наравне с другими тракторостроителями делал все возможное и невозможное, чтобы на совхозные поля вышли мощные, качественные трактора отечественного производства.

Родился Казимир Петрович в Белоруссии, в бедной крестьянской семье, рано осиротел, в 14 лет вынужден был уехать в Питер, чтобы самому себя кормить. В 1910 году примкнул к большевикам, вступил в партию, участвовал в революционных событиях. В 1925 году заочно окончил институт, став инженером-энергетиком. По всей видимости, он рассчитывал посвятить себя именно этой отрасли, добился хороших результатов и карьерного роста сначала в Ленинграде, потом в Москве. Однако в начале 1929 года в его квартире раздался звонок самого Сталина, который довел до сведения Ловина, что тот будет строить тракторный завод на Урале.

Трудно сказать, обрадовали ли Казимира Петровича новые перспективы или нет, но он пытался возразить вождю, что по специальности является энергетиком, а не строителем и даже не механиком. Однако из истории мы знаем, что возражения Сталин не принимал, и еще знаем, что Иосиф Виссарионович обладал кадровым чутьем. Случай с руководителем строительства ЧТЗ является наглядным тому подтверждением. Чтобы справиться с поставленной задачей, надо было совершить подвиг. Подвиг инженера, подвиг организатора и дипломата, потому что, когда ситуация говорила, что чего-то там сделать невозможно, такие как Ловин находили пути решения неразрешимых проблем.

Короче говоря, с желанием или без, но ноябрьским днем 1929 года Ловин и двое его коллег из Москвы прибыли на станцию Челябинск, где должен был разместиться промышленный гигант. Увиденное, мягко говоря, удручило столичных инженеров.

- Захолустье, дремучее захолустье, - констатировал один из гостей.

- Пока захолустье, - поправил второй, возможно, это и был Казимир Петрович Ловин.

От кабаков до великих свершений и о том, что не хлебом единым

А в это время вряд ли кто-нибудь из 60 тысяч жителей Челябинска понимал, какие огромные перемены произведут в жизни города эти три инженера, прибывшие на строительство завода. Старая Челяба тогда была известна мукомольными, чаеразвесочными фабриками Высоцкого и винокурнями, механическим кустарным заводом «Столь и К», да железнодорожными мастерскими. Улицы были грязными, возле многочисленных кабаков слонялись пьяные мужики. Матерились. Не без этого. Тоже мне столица советского тракторостроения! Так было за три с половиной года до первых тринадцати тракторов, сошедших с конвейера ЧТЗ.

13-й счастливый этаж в Детройте, скептики и конкуренты

Стоит отметить, что этой стройке на уровне советского правительства был дан зеленый свет. В то время уже действовал Сталинградский тракторный завод, закладывалось производство в Харькове. Но стране, находящейся на грани выживания, нужно было механизированное сельское хозяйство, прежде всего, трактора, сходные по типу с американским «Катерпиллером». Ленинградский «ГИПРОМЕЗ» уже работал над проектом, и к 6 января 1930 года уже был готов проект опытного завода, за 50 дней - эскизный проект основного предприятия. Тем временем в Челябинске появилась вывеска «Челябтракторстрой». Контора размещалась в здании на Сибирской площади, там, где в настоящее время расположена картинная галерея.

А дальше работа пошла по двум направлениям: организационная в Челябинске по формированию промплощадки, созданию инфраструктуры, набору и обучению кадров, и интеллектуальная, проектная. Учитывая, что подобный завод был только в Америке, Казимир Ловин пробил туда командировку для двухсот специалистов. Им предстояло достигнуть понимания, как и что надо делать, доработать до логического конца генеральный проект тракторного завода. Договоренности с «Катерпиллером» по поводу проекта так и не удалось достичь. Понимая, что завод может стать конкурентом, владельцы выдвинули кабальные условия. Пришлось отказаться и засучить рукава самим. Вместе с русскими инженерами работали 12 американских специалистов.

«Челябтракторострой» появился и в Детройте, на тринадцатом этаже (из-за более дешевой арендной платы, так как американцы суеверные люди) офисного здания под название «Челяб-трактор-плэнт». Американские коллеги неоднозначно относились к команде Ловина, которая намеревалась наладить выпуск 40 тысяч гусеничных тракторов в год, в то время как признанный лидер тракторостроения «Катерпиллер» изготавливал только 5-6 тысяч и весьма этим гордился. Однако в процессе работы были найдены инженерные решения, кратно повышающие эффективность производства, и скепсис постепенно сошел на нет. Ловин поражал быстротой мысли, собранностью, особой энергетикой, заражающей всех работающих над проектом специалистов.

В исторической летописи ЧТЗ приводятся два примера, которые сказались на эффективности производства. Вместо предполагаемых двенадцати цехов Ловин запроектировал три – литейный, кузнечный и механосборочный – что в значительной мере увеличивало скорость производства. И второй пример: вместо железобетонных опорных колон запроектировали цельнометаллические, что давало не только широкие пролеты, но и позволяло менять объекты производства. С позиции того времени это было лихачеством. Металл еще закупали в Германии за волюту, любое удорожание проекта влекло за собой серьезные санкции. Но в дело вмешался Серго Орджоникидзе, который курировал стройку, и только его влияние спасло тогда Ловина от гнева вождя. Через несколько лет, уже в военное время, за эту «выходку» Казимира Петровича не единожды вспоминали добрым словом, потому что именно эта конструктивная часть здания позволила быстро наладить на базе цеха сборку танков.

Работа над проектом подходила к концу, а в Челябинске строители торопили с расчетами. И Ловин данные по габаритам цехов отправил телеграммой, чтобы, пока проектировщики добираются до места, строители выполнили первоочередные работы. Русский текст был отбит латинскими буквами, и было опасение, что телеграфисты что-то перепутают. Но ошибок не случилось. К моменту, когда советские специалисты вернулись из Детройта был запущен опытный завод и уже велись работы на основной промплощадке. Скорость, скорость, скорость. Процесс был выстроен так, чтобы не терялось драгоценное время.

Все силы на промплощадку, и не хлебом единым

А перед людьми стояла задача – строить, строить и строить, невзирая на условия, неблагоприятную погоду и плохое питание. И что очень важно отметить, вопросы быта, образования и культуры трудового коллектива не стали второстепенными. Да, было трудно. Но параллельно с проблемами производства решались и проблемы жизни людей. Это очень важный момент, потому что именно на примере строительства Челябинского тракторного завода следует отметить свойственную тем годам значимость человека труда. Он не винтик огромного механизма, а личность, от которой зависит успех большого дела. И этот момент стал определяющим в проявлении победного настроя у людей, в большинстве своем дремучих и неграмотных, которые приехали сюда из нищих деревень. На первых порах наблюдалась масштабная текучка кадров, связанная с тяжелыми условиями труда, но постепенно сформировался костяк, партийный, комсомольский, ударный и передовой. Он и стал залогом успеха реализации проекта.

С первых дней «Челябтракторстроя» в одной из палаток барачного городка строителей был организован выпуск многотиражной газеты «Наш трактор», которая вникала во все сферы жизни предприятия: ставила вопросы, славила передовиков производства, критиковала халтуру. Постепенно из числа рабкоров в редакции сформировался литературный кружок, в который входили местные поэты. Вокруг строительства стал появляться соцгород: первый звуковой кинотеатр, библиотеки, баня и комбинат питания, работали ликбезы и курсы профмастерства. В поселке Баландино завели подсобное хозяйство для улучшения питания рабочих. Руководство понимало, не хлебом единым жив человек. Стройке нужны идеологически подкованные, образованные люди, настроенные на победу. В конечном итоге расчет оказался верным. Появились молодежные почины, социалистические соревнования, значительно ускорившие строительство.

В летописи описывается случай, когда в новогоднюю ночь понадобилось срочно разгрузить вагоны с оборудованием. Все участники бала, вывернув на изнанку праздничные одежды, отправились на станцию, а утром, 1 января вышли на свои рабочие места. Даже в сорокаградусный мороз молодежь не прекращала монтаж конструкций. И так весь период строительства – авралы сменялись прорывами, а люди выдерживали все.

Интересна история со строительством первого четырехэтажного дома (здание по улице Горького, 8). Дом со всеми удобствами – канализацией, водопроводом и электричеством. Мечта тракторостроителя. Это первое многоэтажное здание в Челябинске, до тех пор выше второго этажа фантазии местных зодчих не поднимались. Когда здание было готово, оставалась только внутренняя отделка, и передовики производства готовились к новоселью, произошел намеренный поджог. Ущерб был крупный, причем это не единственный факт вредительства, подобное случалось и до этого. Однако даже такие ситуации не смогли сломить того самого духа тракторостроителей, который стал определяющим в успехе проекта. Здание отстроили заново, и передовики все-таки там поселились.

Казимир Петрович Ловин так же как все мало спал, плохо ел, находился в гуще событий, постоянно решая неразрешимые задачи. Однажды на его жизнь покушались. Когда он находился дома, выстрелили в окно. Директора строительства спасло, что в момент выстрела он наклонился к полу за упавшей спичкой. Не сломало, не напугало. Характер не тот. Коренастый, плотный, среднего роста, в комиссарской кожанке и приплюснутой кепке. Он выделялся в толпе, подвижный, неутомимый, двужильный. Он не орал, не срывался на рабочих, а про его полушепот ходили легенды. Тихим голосом он так отдавал приказы, что никто не мог осмелиться поступить вопреки его воле. Стройка была непростой, в первоначальные сроки не уложились, несмотря на героические усилия. Однако торжественный момент наступил, первые 13 тракторов вышли с конвейера в середине мая 1933 года. Тринадцатый трактор, число 13 видимо для ЧТЗ обернулось удачей, был собран сверх плана комсомольскими бригадами. Торжественный пуск завода состоялся 1 июня 1933 года, эта дата и считается днем рождения Челябинского тракторного завода.

Триумф тракторостроителей

Как повествует летопись ЧТЗ, на пуск производства в Челябинск прибыл Всесоюзный староста, председатель ЦИК СССР Михаил Иванович Калинин. Задолго до начала митинга к месту события стали стекаться рабочие тракторного завода, прибыли бойцы Челябинского гарнизона. Начался митинг, прозвучал первый заводской гудок. Приветственными гудками откликнулись ЧГРЭС и завод имени Колющенко.

Когда закончилось выступления Ловина, распахнулись ворота механосборочного цеха и на площадь выехали все 13 первенцев ЧТЗ, каждый по 60 лошадиных сил. Право вести первый трактор доверили Марку Макагону и Михаилу Храпко. Второй трактор – Маше Суровцевой, а тринадцатый – комсомолке Ветрянниковой.

Восторг участников митинга трудно описать, все кричали «Ура!» и «Наша взяла!», обнимались, смеялись и по-настоящему были счастливы. А Михаил Калинин, поздравив тракторостроителей, назвал завод самым передовым не только в Советском Союзе, но и в мире, а также подчеркнул, насколько значима эта победа для страны. Он пожелал рабочим освоить этот завод также хорошо, как он был построен.

Последовали восторженные возгласы, лозунги, и двадцать тысяч участников митинга запели «Интернационал». В этот же день приказом по Народному комиссариату тяжелой промышленности за подписью Серго Орджоникидзе Челябинский тракторный завод был зачислен в числе действующих предприятий страны. К тому времени в Челябинске проживало уже 160 тысяч жителей.

Совсем другая история

Наступили будни тракторного завода, и все опять было непросто. Как часы производство не работало, технологический механизм пришлось отлаживать долгие годы. Что же касается Казимира Петровича Ловина, он настоятельно обращался к Серго Орджоникидзе с просьбой вернуть его в Москву, в энергетику, ибо руководить производством теперь должен действительно профессионал, технолог машиностроения. Так и произошло, в начале 1934 года в Наркомтяжпроме было принято решение направить на ЧТЗ директора Харьковского тракторного завода Александра Давидовича Брускина. И перед ним стояли не менее сложные задачи, чем у его предшественника. А Ловин вернулся в Москву и возглавил Главэнерго, служил верой и правдой энергетике вплоть до 20 августа 1937 года, до ареста. Он повторил судьбу многих талантливых людей, которых, несмотря на величайшие заслуги перед отечеством, бросило в жернова культа личности Сталина. Вождь народа лично подписал расстрельный список, в котором значилась фамилия главного челябинского тракторостроителя Казимира Петровича Ловина.





Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: polit74@inbox.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск