6 апреля 2011, 10:48 Автор: Василий ИВАНОВ

Точка в деле об убийстве главы ФОМС пока не поставлена

К уполномоченному по правам человека в Челябинской области Алексею Севастьянову обратился адвокат осужденного главврача МУЗ «Магнезит» Анатолия Громова. Полученные документы вызвали у омбудсмена массу вопросов. Главный — как человека могли осудить, опираясь в основном на поддельные показания свидетеля.

Поясним, что Гиренко — один из главных свидетелей, который заявил, что слышал, как Громов заказывал убийство Некрасова. Протокол его показаний был приобщен к делу, однако защита засомневалась в подлинности данного документа. Сам Гиренко после «дачи показаний» исчез, его не могли найти вплоть до заседания суда. Выступая перед присяжными заседателями, свидетель несколько раз слово в слово повторил изложенные в протоколе показания.

Вот что пишет об этом Алексей Севастьянов в своем блоге:

«У меня возник ряд вопросов, которые в рамках судебного процесса не были разрешены. Наверно, самая серьезная проблема — это возможная подделка дополнительного протокола свидетеля Гиренко, по которому было проведено независимое исследование по заказу адвоката. Вот что отражено в заключении специалиста от 17 августа 2010 года:

«Степень выработанности движений (при производстве подписи от имени Гиренко. — Авт.) низкая. Темп — низкий, координация движений — низкая… Во всех объектах (подписи от имени Гиренко в протоколе его допроса. — Авт.) имеются признаки снижения координации движений второй группы, выразившиеся… в немотивированных остановках пишущего прибора, утолщении штрихов… Данные признаки могут свидетельствовать о выполнении подписи под влиянием «сбивающих» факторов внутреннего характера, одним из которых может быть подражание подписи другого лица».

«Кроме того, установлено совпадение подписей между собой по траектории, взаиморасположению и размеру графических знаков в пределах, исключающих подобные совпадения при спонтанном, привычном выполнении подписей от своего имени».

«Применением метода наложения установлено совпадение данных подписей по размеру, разгону, конструкционному строению, форме и направлению движений, геометрическому строению подписей, траекториям и углам (то есть по всем без исключения признакам. — Авт.)».

«При сравнении исследуемых подписей методом сопоставления с образцами подписи Гиренко… установлено, что естественная вариативность значимых частных признаков, характерная для подписей Гиренко… в исследуемых подписях отсутствует».

И вывод:«Подписи от имени Гиренко… в представленной фотокопии протокола допроса свидетеля от 26 января 2010 года выполнены с применением технических средств и приемов — методом передавливания с последующей обводкой или срисовыванием «на просвет»…»

Другими словами, протокол подписан через перевод.

Это очень важный документ. Понятно, что, кроме следственных органов, его никто подделать не мог. Почему в судебном процессе не была сделана экспертиза и вынесено частное определение по этому документу — большой вопрос. Но этого уже достаточно, чтобы говорить, что следствие прошло с нарушением действующего законодательства и, соответственно, некачественно. Выносить при таких обстоятельствах приговор как минимум спорно».

Учитывая вышеизложенное, Алексей Севастьянов решил взять дело в рассмотрение. Впрочем, изменить решение суда, который взял в рассмотрение документ со спорными подписями, будет непросто. Ведь заседание проходило с участием присяжных, а их решение обжалованию в вышестоящих инстанциях не подлежит. Отменить его можно только в процессуальном порядке.


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск