Полит74
1 апреля 2011 15:19

Приговор для Катеньки

Судам всегда тяжело рассматривать дела, где «предметом разборок» становятся маленькие дети. Ведь от того, какое решение будет принято, зависит вся судьба, а порой и жизнь малыша. В феврале Челябинский областной суд рассмотрел очень сложное гражданское дело о том, с кем останется двухлетняя Катя — с родным отцом или с любящей приемной семьей. Решение было вынесено в пользу отца, но, возможно, последней точкой в этой истории оно не станет.

Исток судебных разбирательств

Эта история началась задолго до того, как ее участники обратились в суд, и за некоторое время до рождения малышки, ставшей сегодня «яблоком раздора». Тогда, в 2008 году, Ксения стала жить со своим гражданским мужем Александром Николаевым. Ей на тот момент еще не было 18 лет. В 2009-м у них родилась дочка. А потом, когда Кате исполнилось девять месяцев, Ксения решила уйти от Александра. Однако сделать она этого не успела, внезапно скончавшись от воспаления легких. По словам выступающих в зале суда свидетелей, это стало для Саши настоящим шоком — он очень любил жену и дочку.

Тем не менее после этой трагедии маленькую Катюшу удочерила родная тетя Ксении Евгения Муратханова. Примерно через полтора-два месяца после смерти гражданской супруги Александр принял решение забрать дочку себе. Отцу пришлось подавать заявление об отмене решения об усыновлении. Суды длились более полугода. Обе стороны, желая отвоевать малышку, не стеснялись сообщать про своих «оппонентов» нелицеприятные подробности. Впрочем, у всех на то были основания.

Две стороны одной медали

21 февраля решение по этому сложному гражданскому процессу было принято в пользу отца. Его адвокат в суде смогла доказать, что Николаев способен дать дочери достойное воспитание. Доказательствами послужило то, что он на данный момент не безработный, а официально трудоустроен в двух местах, работодатели отзываются о нем положительно. К тому же, соседи этой семьи говорят, что Саша с Ксюшей жили дружно и, как со стороны казалось, счастливо. Однако в суде свидетели рассказывали о другом. Об этом же говорит и тетя погибшей.
- Мы не сообщили органам опеки и суду, который рассматривал дело об усыновлении, тот факт, что у девочки есть родной отец. Таковым он на тот момент не значился по документам, что в принципе избавляло нас от подобных объяснений, однако встречам малышки и ее папы мы никогда не препятствовали, - рассказывает тетя Ксюши Евгения Муратханова. - Но мы не хотим отдавать Катюшу отцу, потому что на наш взгляд, он не способен дать малышке нормальное воспитание.
По словам Евгении, ее племянница Ксюша жила у нее с девяти лет. Мать и отца девочки лишили родительских прав за пьянство. Когда девушке исполнилось 17, она встретила Александра. Молодые жили не очень хорошо — Саша часто поднимал на Ксению руку. А один раз чуть не убил ее.
- Мы тогда все вместе ехали в машине, за рулем был Александр, - рассказывает женщина. - Он явно находился под воздействием наркотических веществ, потому что его поведение было, мягко говоря, неадекватным. Решив обогнать очередной автомобиль, он не справился с управлением. Мы чуть не слетели в находящийся рядом с дорогой карьер. Эта поездка могла бы стать последней в нашей жизни, но машину задержали бетонные столбики. Ксюша тогда была беременна. Но Саша не задумался о том, насколько для нее и будущего ребенка опасна такая езда.
Однажды тетя не выдержала и предложила Ксюше вернуться к ней вместе с дочкой. Однако племянница не успела это сделать.
 Когда она в очередной раз приехала к нам, то оказалась в больнице вместе с Катей, - продолжает Евгения. - Сама же племянница начала кашлять, и ее отправили домой, чтобы она не заразила дочку. Вечером, сразу после больницы, Ксения заехала ко мне на работу. Я тогда обняла ее и почувствовала, что у нее высокая температура. Но племянница сказала, что все хорошо. Ночью я узнала о том, что Ксюшенька умерла. Теперь же Николаевы хотят забрать у меня ее дочку. Думаю, мама Саши надеется, что это поможет ему отказаться от пагубных привычек и вести более достойный образ жизни.
Однако с другой стороны в суде прозвучала другая версия.
- Я очень люблю Катюшу и хочу, чтобы она росла и воспитывалась в моей семье, - рассказал Александр Николаев нашему корреспонденту. - Потеря Ксюши стала для всех невосполнимой утратой. Мне невыносима сама мысль о том, что меня могли разлучить с нашим ребенком. В суде на меня вылилось много грязи. Хочу лишь сказать, что Катюша будет воспитываться в семье родного отца, а не в каком-то притоне: я не употребляю наркотики и не собираюсь этого делать. Суду я предоставил документы, подтверждающие эти слова. Среди них были не только справки о том, что не состою на учете у нарколога, но и результаты соответствующих анализов. Сейчас у меня созданы все условия для того, чтобы моя дочка жила со мной: у нас трехкомнатная квартира, мы заканчиваем делать ремонт. У Катеньки есть все необходимое — одежда, игрушки, детский уголок... Но главное — у нее есть и всегда будет семья.
Что же касается той злополучной аварии, то, по словам Александра, все было несколько иначе.
- В тот день мы возвращались от Ксюшиных родственников, - рассказывает он. - Погода была слякотной, снег таял, я вел автомобиль осторожно, не нарушая скоростной режим. Но нас вдруг занесло, я ударил машину, которую обгонял. Приезжавшие на место ДТП сотрудники органов правопорядка могли бы подтвердить, что в состоянии какого-либо опьянения я не находился, и в той мелкой аварии никто не пострадал, тем более Ксюша.

Папины судимости

Не в пользу Александра говорит наличие у него трех судимостей за мелкие преступления. Во всех случаях наказанием было лишение свободы условно. При вынесении решения суд руководствовался в первую очередь законами, а не эмоциями, которых в этом деле было предостаточно. Во-первых, подобные судимости — еще не повод разлучать ребенка и его отца. Во-вторых, согласно Семейному кодексу РФ преимущественное право на воспитание малышки все же в данном случае имеет Александр. И, в-третьих, в его семье созданы все условия для того, чтобы воспитывать ребенка. Но девочка до сих пор живет в семье Муратхановых — отдавать ее они не хотят. Сейчас Евгения получила второе предупреждение судебного исполнителя, согласно которому решение нужно исполнить до 4 апреля. Если же этого не случится, то, возможно, ребенка придется передать отцу в присутствии приставов. Мы обязательно расскажем читателям о том, какое продолжение получит эта история.

Елена Вериго, руководитель пресс-службы Челябинского областного суда:
Разумеется, принятие решений, от которых зависит судьба ребенка, судьям дается очень нелегко. Слезы и слова о любви к малышке звучали с обеих сторон. На весах правосудия в данном случае оказались, с одной стороны, право ребенка жить с родным любящим отцом, воспитываться им, а с другой стороны, привязанность к людям, у которых малышка жила около года после смерти матери. Отмечу, что из них более семи месяцев - после подачи Александром Николаевым судебного иска.
Принимая решение об отмене удочерения и передаче ребенка родному отцу, суд первой и кассационной инстанций руководствовался Семейным кодексом РФ, где закреплено преимущественное право родителей на воспитание своего ребенка перед всеми другими лицами. Вывод суда сформирован после заслушивания объяснений обеих сторон, свидетелей от обеих сторон, исследования всех представленных доказательств. В любом случае сторона, не довольная судебным решением, имеет право обжаловать его в вышестоящую судебную инстанцию.

Ольга СУВОРОВА.

© 2006 ООО «Полит74»
E-mail: info@polit74.ru