26 марта 2010, 14:40 Автор: Мария ХВОРОСТОВА.

Не так страшен мент?

Уже две недели челябинцы обсуждают ситуацию, произошедшую в середине месяца в Металлургическом районе, когда молодого юриста Алексея Прокопенко, вёзшего жену в больницу, задержали и заковали в наручники инспекторы ДПС. Историю рассказали практически все челябинские СМИ, осветили многие федеральные журналисты. Интересная особенность: пресса единодушно выдала скандальную историю, записав её со слов Алексея, не дождавшись никаких официальных подтверждений, итогов проверок, обвинила милиционеров во всех смертных грехах.

В общих чертах сценарий, по которому развивались события 11 марта, знают многие. Утром юрист Алексей Прокопенко вёз в больницу № 6 супругу. За 200 метров до пункта назначения его «Ниссан» остановили гаишники: не пропустил пешехода. Со слов Алексея, инспекторы затягивали с оформлением нарушения, игнорируя то, что женщина нуждалась в экстренной помощи медиков. Тогда юрист оставил документы милиционерам, сел в машину и повёз жену дальше. Экипаж ДПС пустился в погоню с включенной «мигалкой», у шлагбаума больницы сотрудники ГИБДД вывели нарушителя из автомобиля, завели руки за спину и надели наручники. Супруга задержанного дошла до медучреждения пешком, а Алексея повезли в районное отделение милиции, откуда его отпустили в тот же день.

Когда эта история только появилась в прессе, в ней присутствовали «отягчающие» обстоятельства: инспекторы позволяли себе нецензурно браниться и оскорблять Алексея (ему удалось сделать запись на диктофон мобильника), задержав его у шлагбаума, они нанесли ему побои, а самое страшное — не обратили внимания на то, что у жены задержанного, Виктории, открылось послеродовое кровотечение, случай был экстренный, здоровье молодой мамы было в опасности.

Но попробуем разобраться в ситуации и постараемся взглянуть на неё чуть более объективно, чем это сделали многие. Пока нет решения суда (а уголовное дело на гаишников за превышение полномочий возбуждено), доподлинно известен лишь один факт: инспекторы выражались нецензурно в адрес Прокопенко. Многие СМИ привели аудиозапись, сделанную задержанным, напечатали её расшифровку. Но мало кто обратил внимание на то, что диктофон был включен не с самого начала и, следовательно, до нажатия на кнопку «запись» и сам Алексей мог вести себя как угодно. Настораживают и фрагменты аудиофайла — высказывания обозлённых инспекторов о том, что «можешь в суд на меня подавать, хоть куда... Мне параллельно! Остановили-объяснили, и если уж на то пошло, не надо было тебе изначально что-то орать из машины...» Вполне возможно, что когда Алексея остановили инспекторы, он, пользуясь своими богатыми юридическими знаниями, начал «качать права», грозить судом.

Второе: после происшествия всюду прошла информация о том, что задержанного ударили. Одни говорят, что Алексею лишь раз «приложили» по спине, кто-то пишет, что водителя избили. К нам в редакцию юрист, к счастью, пришёл в добром здравии, продемонстрировав, правда, покрасневшие следы на запястьях — от наручников. Когда чуть позднее мы созвонились с ним и поинтересовались, снял ли он побои, он ответил утвердительно.

- Побои сняли сразу же, всё задокументировано. На руки бумагу мне не дали, поэтому я не могу точно сказать, что там за формулировка. В чём суть заключения, я тоже вам сейчас точно не готов сообщить.

На вопросы, какой степени тяжести вред причинён здоровью Алексея, на каких местах у него остались ушибы или синяки, он тоже не смог ответить наверняка. Но справедливости ради стоит отметить, что когда побои снимают по направлению следователя, потерпевший действительно не получает заключение на руки.

И третий момент, вызвавший наибольшее количество возмущённых откликов, - это кровотечение супруги Алексея Виктории и её экстренное состояние. На днях начальник управления здравоохранения Челябинска Виталий Тесленко сообщил одному из агентств, что супруга пострадавшего заранее договорилась с доктором о своём визите.

- Никакой чрезвычайной ситуации не было, женщина кровью не истекала. Это была обычная плановая явка, - отметил руководитель горздрава. - Вообще по правилам она должна была обратиться в женскую консультацию, но и посетить в таком случае знакомого врача ей никто не запрещает. По результатам служебной проверки мы выяснили, что о приёме она договорилась за день, определив чёткое конкретное время. Всё это мы готовы подтвердить в суде.

Кроме того, практически сразу стало известно, что обращение Виктории Прокопенко в больницу никак не зафиксировано в документах учреждения. А это значит, что помощь ей оказана не была, ведь каждый укол или перевязка, а уж тем более хирургическое вмешательство подвергаются строгому учёту: иначе больница просто не получит денег из ФОМСа за принятого пациента. Есть и информация, что супруги Прокопенко ехали в больницу, чтобы поблагодарить своего врача за успешные роды, с коньяком и конфетами, но это пока не проверено.

«На основании проведённой управлением здравоохранения проверки стало известно, что некоторые слова потерпевшего водителя не соответствуют действительности, - говорится в сообщении, обнародованном пресс-службой ведомства. - В частности, в гинекологическом отделении больницы, куда положено госпитализировать пациентов с такого рода диагнозами (маточное кровотечение), не было зафиксировано факта обращения В.Прокопенко, которая, как утверждал её супруг, истекала кровью. Женщина неофициально обратилась к врачу роддома, которая принимала у неё роды, для контрольного осмотра. Отметим, что подобные осмотры должны проводиться в женских консультациях».

Кроме того, в управлении подчеркнули, что медработники не должны быть втянуты в подобного рода провокации, и необходимо пресечь манипулирование именем докторов для достижения собственных целей.

Сотрудники ГИБДД по Челябинску тоже были готовы высказать через СМИ свою точку зрения, но на обращения начальника отдела пропаганды городской инспекции Алексея Горшкова журналисты отвечали: «Извините, нам это уже не интересно». Тем не менее в ГИБДД безоговорочно признают, что инспекторы виноваты: ни в коем случае не следует разговаривать с людьми на повышенных тонах и тем более матом. Но с некоторыми утверждениями Алексея Прокопенко в автоинспекции не согласны категорически.

- Многих волнует вопрос о законности действий сотрудников, - пояснил Алексей Горшков. - И в частности, речь идёт о правомерности применения спецсредств — наручников. Думаю, юридическую оценку ситуации должна дать прокуратура, а если дойдёт до суда, - суд. Если обратиться к закону о милиции, то там мы увидим, что спецсредства применяются в нескольких случаях, в том числе для пресечения оказываемого сотруднику милиции сопротивления (пункт 2 статьи 14). В этой же статье прописано, что именно в этом случае должны быть применены наручники. Кроме того, на ситуацию можно взглянуть с точки зрения Административного кодекса: очевидна попытка оставить место совершения административного правонарушения. Было нарушение ПДД — водитель не пропустил пешехода. Остановили. Разъяснили. Все в соответствии с законом. Предлагают сесть в машину, составить протокол. После этого возникают противоречия, какие-то отговорки. А потом без разрешения инспектора водитель покидает это место. Мы убеждены, что инспекторы повели себя в рамках закона. Другой вопрос – общение с этим гражданином. Сотрудники нарушили ведомственный приказ. Мы всё-таки представители закона, мы должны быть сдержаны. Помимо полномочий, у нас есть и обязанности. Надо сдерживать себя, не поддаваться на провокации. Мы потому часто и становимся «биты» в СМИ, потому что на провокации отвечаем.

Недостатков у сотрудников ГИБДД много, признаётся Алексей Горшков. Критиковать милиционеров просто, а в последнее время ещё и модно. Общественность любит обсуждать плохих гаишников, поэтому и СМИ с радостью берутся за подобные истории, ведь они приносят отличный рейтинг. Никто не спорит, что среди сотрудников правоохранительных органов встречаются взяточники, хамы — так же, как встречаются они и среди врачей, учителей, журналистов и многих других. Но если посудить с точки зрения логики, неужели милиционер, увидев человека, которому срочно нужна помощь, просто бросит его? Ведь даже последний грубиян понимает, что если с больным что-то случится из-за его промедления, не сносить ему ни головы, ни погон.

- Милиционер не может увидеть, что человек в плохом здравии, тем более женщина, и оставить его в опасности, - утверждает Алексей Горшков. - У нас бывает даже, что инспекторы помогают. В новогодние праздники сотрудники ГИБДД дежурили на трассе М-5. Там КамАЗы замерзали, стояли, а водителю что, умирать? Грели в своих машинах, поили чаем из термосов. Бывало даже, что роды принимали на дороге! Однажды женщина даже сына назвала в честь инспектора, который помог. Он, может, не медик, но смог проявить выдержку, к тому же на инстинктивном уровне он знает, что должен помочь.

Кстати

В разговоре с участниками дорожного движения сотрудник обязан быть вежливым, объективным и тактичным, обращаться к ним на «вы», свои требования и замечания излагать в убедительной и понятной форме, исключая возможность ошибочного или двоякого их понимания, проявлять спокойствие и выдержку (Административный регламент ДПС, раздел 6, статья 19).


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск