4 марта 2010, 14:17 Автор: Ольга ТИТОВА.

Челябинск Николая Патоличева

До Великой Отечественной войны Челябинск — ничем не примечательный город, напоминающий большой посёлок. Это было селение без «лица», без архитектурного стержня. «Во время войны в силу быстрого развития город ещё больше как бы расползся».

Жилые здания вырастали как грибы вокруг предприятий. Требовалось создать концепцию развития города, чтобы Челябинск соответствовал статусу столицы Южного Урала. Приведённая цитата принадлежит Николаю Патоличеву, при непосредственном участии которого Челябинск за считанные месяцы превратился в промышленный центр, известный миллионам Танкоград. Челябинский этап жизни, эти неполные пять лет у руля Южного Урала, был, по воспоминаниям Николая Семёновича, самым значимым в его жизни, став испытанием на прочность характера.

Сосновый бор

28 ноября 1945 года Николай Семёнович (с 1942 по 1946 годы — первый секретарь Челябинского обкома ВКП (б)) выступил на собрании городского партийного актива с докладом «О культурно-бытовом строительстве и благоустройстве Челябинска». Участники собрания с недоумением слушали выступающего, многие считали, что такая тема — праздная, слишком мало времени прошло со дня объявления Победы. Однако для Николая Патоличева не существовало неактуальных тем, у него хватало энергии решать множество проблем одновременно.

О масштабах личности этого человека можно судить и по такому факту: в самый разгар войны из центра поступил приказ заместителя председателя Государственного Комитета Обороны (ГКО) Вячеслава Молотова — вырубить сосновый бор (в районе Мебельной фабрики) для нужд завода АМЗ, строительство которого велось в Танкограде. Война требовала жертв, косила людей миллионами. Какая мелочь — сосновый бор в сравнении с этим! Однако Патоличев, как никто другой, понимал: война рано или поздно закончится, а бор может стать местом отдыха горожан. «Челябинск и так обделён зеленью», - с таким аргументом Патоличева дерзнул обратиться к самому Сталину, единственному, кто мог отменить приказ Молотова. «А в другом месте древесину в те же сроки найдёте?» - спросил Сталин. «Найду», - заверил Патоличев. С таким условием просьба была удовлетворена.

Его называли «Пато»

В Финляндии существует обычай — сокращать фамилии уважаемых людей. Николая Патоличева здесь называли коротко — «Пато». «А Пато будет?», - спрашивали участники годовых собраний Финско-Советской торговой палаты в Хельсинки о министре внешней торговли СССР. Когда Патоличев приезжал, в зале яблоку негде было упасть — аншлаг был гарантирован, а когда нет, некоторые приглашённые позволяли себе «прогулять» мероприятие. Описываемые события происходили много позже челябинского этапа жизни Патоличева: министром Николай Семёнович был с 1958 по 1985 годы. Но данный пример как нельзя лучше характеризует отношение окружающих к Николаю Семёновичу. Его любили и уважали все, с кем он когда-либо работал.

- Это был очень выдержанный человек. Я от него за пять лет работы не услышал ни одного бранного слова. Он никогда не повышал голос на подчинённых, - вспоминал Сергей Колесников, бывший в Челябинске член бюро обкома партии. Николай Семёнович к тому же обладал прекрасной памятью, поэтому помнил имена всех, с кем общался по долгу службы, и не только.

Семейный архив

Воспоминания семьи сегодня хранит дочь Николая Патоличева — Наталья Николаевна Трубицына. Это служебные дневники, рабочие тетради, фотографии, книги с автографами Михаила Шолохова, Алексея Толстого и других писателей. К несчастью, помнили о заслугах Патоличева его потомки не долго. Московскую квартиру на улице Алексея Толстого сохранить и создать в ней музей не удалось. Некоторые бесценные для истории вещи, в том числе ордена, пропали...

Часть рабочих записей Патоличева, воспоминания его современников сегодня можно найти в Челябинском областном архиве. Фонды архива периодически пополняются за счёт научных трудов и книг, написанных о Патоличеве. Архивисты надеются, что Наталья Николаевна сделает городу и области бесценный подарок и передаст часть дневников Николая Семёновича: в середине марта состоится её встреча с Галиной Кибиткиной, первым заместителем председателя Государственного комитета по делам архивов Челябинской области.

Семья

История семьи Патоличевых была богата, но только на трагические события. Николай Семёнович родился в бедной крестьянской семье. «Отец всю Первую мировую войну до последнего дня был на фронте. Домой приезжал только после лазаретов», - вспоминал Николай Патоличев. В 1918 году, отправляясь на Восточный фронт, отец взял с собой двух старших сыновей 11 и 13 лет. Старший, Михаил, стал будённовцем.

Николай Семёнович не любил распространяться о военных подвигах отца, хотя одного упоминания его имени было достаточно, чтобы вызвать интерес высокопоставленных чиновников, того же Сталина. Семён Патоличев сражался в рядах легендарной Первой Конной армии под началом Семёна Будённого. За успехи в боях Будённый хотел подарить Семёну Патоличеву свою боевую саблю. Решили вручить саблю в торжественной обстановке, после очередного боя, однако пережить бой Патоличеву-старшему не удалось. Он погиб в 1920 году, так и не узнав, что его жена умерла от тифа, а четверых детей, оказавшихся на грани жизни и смерти, забрали к себе его братья и сёстры.

«Мы валялись в ногах у родственников, просили не бросать нас: мне тогда было 12 лет, младшему — всего три. Вскоре умер и младший братишка Семён», - вспоминал Николай Патоличев. Николай оказался в семье Андрея Патоличева, брата отца. Вместе с приёмными у него было восемь детей. «Трудно было прокормить такую ораву. Завёл дядя Андрей крохотную кузницу. Его сын Павел и я стали подручными кузнеца», - рассказывал позже Николай Патоличев. С раннего утра трудились подростки в кузнице, выполняя тяжёлую работу, с которой даже не каждый взрослый мужчина справится.

Будённовцы в суете строительства коммунистического будущего забыли о семье своего боевого товарища. Николаю самостоятельно пришлось пробивать дорогу в жизнь. И только когда он, уже получивший высшее образование, прошедший комсомольскую и партийную школу, ставший первым секретарём Ярославского обкома партии, прибыл в марте 1940 года на совещание в ЦК ВКП (б), о нём вспомнили. То, что Николай — сын комбрига, вскрылось случайно. На тот момент генерал Андрей Хрулёв служил с Патоличевым-старшим в одной дивизии. Сталин, Ворошилов, Тимошенко, оказывается, тоже хорошо знали погибшего командира кавалерийской бригады. Но о том, что его сын участвует в работе пленума, узнали впервые.

Уральский добровольческий

По словам писателя Александра Золотова, именно Николаю Патоличеву принадлежит идея создания Уральского добровольческого танкового корпуса (формирование его началось в 1943 году). В память о корпусе на Аллее Славы установлен памятник танкистам-добровольцам. Всего за три месяца были сформированы команды добровольцев из числа коммунистов, подготовлена боевая техника и обмундирование.

Уральский добровольческий объединил три области: Челябинскую, Свердловскую и Пермскую. В корпус вошла и знаменитая 63-я танковая бригада, которая формировалась под руководством Патоличева. От Челябинской области на фронт ушли 2 900 танкистов-добровольцев, а всего поступило более 50 тысяч заявлений от желающих сражаться с врагом.

«Обычно формирование воинских частей велось втайне. А здесь — призыв записываться. Вот и получилось 20 претендентов на место. А ведь шли на войну. Под пули и снаряды. Шансов выжить было не так много. Впервые устроили всенародные проводы с вручением наказа с клятвой: «Мы добудем Победу!». 45 тысяч челябинцев собрались 9 мая 1943 года у Главпочтамта и на улицах, к нему прилегающих, по которым прошли танки», - читаем в книге А.А. Золотова «Мы жили тогда на планете другой».

За участие в боях на Курской дуге Уральский добровольческий корпус получил звание гвардейского. Челябинскую танковую бригаду наградили орденом Красного Знамени за освобождение Львова. Танковые бригады корпуса форсировали Одер, Нейсе, Шпрее, закончили бои в Праге. Николай Патоличев писал, что танк № 23 (им командовал лейтенант Гончаренко), одним из первых ворвавшихся в Прагу, был установлен в этом городе, на площади Советских танкистов, на пьедестал. Много лет спустя вандалы измазали танк розовой краской и его убрали с глаз долой.

Дан приказ...

Каждый третий танк во время войны был собран на Челябинском Кировском заводе (такое название получил ЧТЗ во время войны). Этому результату предшествовало решение Политбюро ЦК ВКП (б) от 25 июня 1941 года организовать на Урале и в Сибири новую базу танкостроения. В Челябинскую область в годы войны было эвакуировано более 200 промышленных предприятий: например, ЧТЗ принял Ленинградский Кировский завод, Харьковский дизельно-моторный и ряд цехов из Москвы (предприятие получило название «Танкоград», так называли во время войны город и всю Челябинскую область), в здании Челябинского педагогического института размещались цеха Тульского патронного завода, а московский «Калибр» переехал в театр оперы и балета, в котором после открытия не успели дать ни одного спектакля.

Перед Николаем Патоличевым поставили крайне сложную задачу: в короткие сроки создать на Южном Урале мощную промышленную инфраструктуру. Новость о том, что он назначен первым секретарём Челябинского обкома ВКП (б), Николай Семёнович узнал от Сталина. К тому времени Николай Семёнович работал первым секретарём обкома Ярославского обкома ВКП (б), был депутатом Верховного Совета СССР.

«1 января 1942 года мы были в Челябинске, - рассказывал Патоличев. – «На второй день работы последовал звонок из ГКО: «Немедленно поезжай в Чебаркуль». Там строился завод по производству коленчатых валов для авиамоторов. Случилось так, что заводы на Украине и в Подмосковье, выпускавшие аналогичную продукцию, были эвакуированы, и коленвалы не выпускались. В авиации назревала катастрофа. Строящийся в Чебаркуле завод был огромный, не хватало рабочей силы, оборудования, негде было разместить строителей. Стояли 40-градусные морозы, никакой крыши над головой. Привозили из Копейска и Коркино уголь, жгли костры и в таких условиях под открытым небом строили завод».

От Патоличева ждали решительных действий, и он оправдал ожидания: увеличил штат строителей, снабдил людей оборудованием, снаряжением, питанием… Завод пустили в марте (!) 1942 года, всего через три месяца после звонка. Современным челябинцам, привыкшим к удобствам городской жизни, остаётся только поражаться, какими нечеловеческими усилиями, сколькими жертвами достигался такой поистине фантастический результат.

Дети войны

О том, как жили Патоличивы в Челябинске, мы можем судить из этого краткого воспоминания Натальи Николаевны: «В Челябинск приехала мамина сестра, Софья Ивановна, она бежала с двумя детьми из Чернигова. Потом вторая мамина сестра с тремя детьми, папина сестра, Александра Семёновна, с маленькой дочкой. Пять взрослых и восемь детей. Жили все на одну папину зарплату да то, что получали сёстры мамы и папы по воинским аттестатам мужей. У нас была своя картофельная грядка. Война осталась во мне чувством голода».

Дети войны – это отдельная трагическая страница в истории. В Челябинскую область во время войны было эвакуировано более 35 тысяч детей. Николай Патоличев обязал обком комсомола контролировать работу детских домов и интернатов, оказывать помощь детям фронтовиков и сиротам. Например, в 1944 году комсомольские организации собрали 8 миллионов 400 тысяч рублей пожертвований от южноуральцев на оказание помощи детям фронтовиков. Создавались детские санатории. Детям бойцов и командиров Уральского добровольческого танкового корпуса и танковой бригады имени Челябинского комсомола выдавали стипендии.

Заметим, что такое решение Патоличев принял после того, как вскрылись многочисленные факты хищения вещей, предназначавшихся для семей военнослужащих. Вот несколько примеров из книги Виктора Андриянова «Николай Патоличев»:

«Эвакуированная семья военнослужащего Лев состоит из четырёх человек, из них трое детей, живут в антисанитарных условиях, комната грязная, редко отапливается, спят на голых топчанах, продуктов питания нет... Браткова — муж погиб на фронте. Детей шесть человек, четверо из них школьного возраста, все не учатся из-за отсутствия одежды и обуви, трое мальчишек буквально раздеты. Во время посещения мальчик четырёх лет был в рваном пальтишке, надетом на голое тело, двухлетний — в одной летней распашонке...»

Больше мебели

В августе 1945 года Челябинский обком партии выпустил постановление «О расширении производства мебели». Перед руководством предприятий была поставлена задача: «довести объёмы производства мебели к концу 1946 года до довоенного уровня». Поручалось обеспечить отвод лесных делянок вблизи железных дорог, а «всех рабочих-краснодеревщиков и столяров в двухнедельный срок перевести на работу по изготовлению мебели». У Патоличева было желание наладить жизнь в Челябинске и в области, сделать всё возможное, чтобы город наконец-то обрёл свой индивидуальный облик. Однако жизнь распорядилась иначе. Вскоре Патоличева переводят в Москву. Его ждали новые задачи и проблемы, требовавшие порой нечеловеческих усилий.

P.S. Текст составлен по материалам: Виктор Андриянов «Николай Патоличев», С.В. Нечаев «Лидеры политической элиты Челябинской области 1934-2006», А.А. Золотов «Мы жили тогда на планете другой», «Материалы научно-практической конференции, посвящённой 100-летию со дня рождения Н.С. Патоличева», Н. Патоличев «Испытание на зрелость». Благодарим за помощь в подготовке материала Государственный архив Челябинской области.

В 1978 году Николай Патоличев был удостоен звания «Почётный гражданин Челябинска». На фасаде дома (улица Ленина, 63), в котором жил Николай Семёнович с семьёй, установлена памятная доска в его честь.

Краткая биография

Николай Семёнович Патоличев родился 23 сентября 1908 года в селе Золино Гороховецкого района Владимирской губернии (сейчас Дзержинский район Нижегородской области).

В 12 лет осиротел. Рос в семье дяди. С детства зарабатывал на жизнь.

Учился в школе ФЗУ завода им. Я.М. Свердлова.

В 1928 году вступил в Всесоюзную Коммунистическую Партию (большевиков) (ВКП (б)). в том же году был избран секретарём Дзержинского райкома комсомола.

В 1930 году по путёвке ЦК ВЛКСМ отправился на Урал. Утверждён секретарём Варненского (Челябинская область) райкома комсомола.

С 1931 по 1937 — студент Химико-технологического института им. Д.И. Менделеева, слушатель Военно-химической академии РККА.

С 1939 по 1941 — первый секретарь Ярославского обкома ВКП (б).

В 1940 избран депутатом Верховного Совета СССР. Был депутатом Верховного Совета СССР 1-11 созывов.

С 1942 по 1946 — первый секретарь Челябинского обкома ВКП (б).

1947 — утверждён секретарём ЦК КП (б) Украины.

1947-1950 — первый секретарь Ростовского обкома партии.

С 1950 по 1955 — первый секретарь ЦК Компартии Белоруссии.

С 1958 по 1985 — министр внешней торговли СССР.

Умер 1 декабря 1989 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

В Челябинскую область в годы войны было эвакуировано более 200 промышленных предприятий: например, в здании Челябинского педагогического института размещались цеха Тульского патронного завода, а московский «Калибр» переехал в театр оперы и балета, в котором после открытия не успели дать ни одного спектакля.


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск