3 ноября 2009, 14:10 Автор: Мария ХВОРОСТОВА. Фото Валерия БУШУХИНА.

«Спектакль» за колючей проволокой

Следствие обвиняет главного тюремщика Челябинской области Владимира Жидкова в инсценировке бунта в копейской колонии. В вину экс-начальнику областного ГУФСИН ставятся правонарушения по четырём статьям Уголовного кодекса: укрывательство преступления, злоупотребление должностными полномочиями, служебный подлог и организация заведомо ложного доноса.

Чрезвычайное происшествие

В мае 2008 года в копейской колонии № 1 в карцере транзитно-пересылочного пункта обнаружили трупы четырёх заключённых: 22-летнего Сергея Поляева, 37-летнего Анатолия Айваседа, 20-летнего Вячеслава Сахабаева и 26-летнего Евгения Мамукова. На их телах были найдены многочисленные ушибы, синяки, ссадины. Было очевидно, что скончались они от беспощадных побоев.

Официально было сообщено, что накануне осуждённые, вооружившись заточками, устроили бунт, напали на надзирателей и для усмирения «повстанцев» была применена сила. Погибшие — три жителя Тюменской области и воронежец — были осуждены за имущественные преступления и незаконный оборот наркотиков.

Комментируя произошедшее, должностные лица заявили, что заключённые продемонстрировали свой непростой нрав ещё в поезде при пересылке в Копейск. А по прибытии в колонию разгромили отведённые им камеры, а потом напали на охранников, пытавшихся их усмирить. Председатель Общественной палаты Челябинской области Вячеслав Скворцов заявил тогда в СМИ, что этапированные из Тюменской области заключённые получили установку от тюменского криминального авторитета, известного как Медведь, вызвать беспорядок в одной из крупнейших колоний, поскольку Челябинская область относится к «красной зоне», в которой не было крупных ЧП и особых случаев.

Но общественность, правоохранительные органы и в первую очередь родственников погибших официальные заявления не успокоили и не удовлетворили. Многие задавались вопросом, как горстка заключённых с жалкими заточками решилась противостоять охране колонии. А главное — как нужно было «успокаивать» преступников, чтобы вскоре их нашли мёртвыми?

Восстановим картину

Уже через месяц за причинение тяжкого вреда здоровью, повлёкшего смерть, в изолятор областной ФСБ отправились восемь надзирателей. Затем были арестованы ещё четверо тюремщиков. Охранников обвинили в превышении полномочий. Также следствие установило, что заключённых не только жестоко избили, но и не оказали умирающим первую помощь. Когда вечером в день происшествия дежурный вызвал врача, то медику оставалось лишь констатировать смерть.

По данным следствия, начальник главного управления Федеральной службы исполнения наказаний Челябинской области генерал-лейтенант Владимир Жидков лично приехал в колонию после происшествия. Но вместо того, чтобы начать служебное расследование и поставить в известность прокуратуру, лично принялся заметать следы и планировать обстоятельства «восстания». Чтобы официальная версия событий звучала более правдоподобно, конвоиры побили друг друга, порвали форму. Пустили даже слух, что кто-то из сотрудников колонии оказался в больнице с телесными повреждениями. Но со временем ни подтверждений этому, ни сведений о дальнейшем самочувствии госпитализированных так и не появилось.

Подготовив пакет подложных документов на подтверждение ложного доноса о применении насилия в отношении охранников, Владимир Жидков доложил об инциденте руководству ФСИН России.

«Из людей сделали отбивные»

Известный челябинский правозащитник Владимир Филичкин работал в бюро судмедэкспертизы как раз в период, когда произошёл этот жуткий инцидент.

— Эти трупы отличались от других тем, что у них не было переломов и повреждений внутренних органов, — рассказывает Владимир Филичкин. — Обычно при подобных стычках люди что-то ломают друг другу. В этом же случае тела представляли собой одни сплошные синяки. Причём толщина гематомы составляла ладонь! Эти люди умерли от шока и большой кровопотери: вся кровь отлила от органов к избитой поверхности тел. В бюро тогда приехали журналисты, операторы. И конечно, там бегало множество офицеров ГУФСИН — от капитана до подполковника. Они пытались всеми силами не допустить утечки информации. Не хотели, чтобы телекамеры засняли реакцию родственников погибших. Тела, можно сказать, прятали: родным их выдали в запечатанных гробах, а под крышкой были абсолютно синие трупы. Из людей сделали котлеты, отбивные.

По словам Владимира Филичкина, налицо долгое, методичное избиение, истязание длиной в несколько часов с перерывами на чай и перекур.

— Обычно как бывает: ну налетели, врезали дубинкой пару раз для усмирения, пять минут побарахтались, надели наручники — и в камеру, — продолжает Владимир Васильевич. — Тут же очевидно, что заключённых заковали и били. Руководство ГУФСИН любыми способами пыталось замять дело, а родные и друзья погибших, наоборот, придать инцидент огласке. Ведь истязания и притеснения в тюрьмах не единичны. По закону наказание по уголовной статье — это лишение свободы. Но ни в одном законе не написано, что осуждённых можно бить, унижать, лишать еды или сна. Ведь в тюрьму может попасть любой. Даже невиновный человек или, например, сотрудник ГУФСИН.

Что теперь?

На прошлой неделе Владимира Жидкова официально отстранили от должности. Такое решение принял Ленинский районный суд Екатеринбурга. Уже на следующий день был назначен исполняющий обязанности начальника областного ГУФСИН. Им стал полковник внутренней службы Виктор Дуюн.

Система исполнения наказаний Челябинской области в последние годы гордо носила репутацию образцово-показательной. Жидкова, возглавлявшего местное ГУФСИН последние шесть лет, многие хвалили за то, что отстроил и облагородил тюрьмы. Хорошо был устроен и быт заключённых: они занимались строительством и производством, а по местному телевидению то и дело проходили сюжеты о спектаклях, концертах и конкурсах красоты в колониях. Кроме того, Челябинская область считается «красной зоной», не подверженной влиянию криминальных авторитетов, находящейся под контролем администраций тюрем. Тем более неожиданной стала майская ложка дёгтя в этой бочке мёда.

— За последние пять лет погибли 260 сотрудников уголовно-исполнительной системы при аналогичных ситуациях, — комментировал ситуацию в июне прошлого года Владимир Жидков. — Вы как считаете, это удар или не удар по системе? Я считаю, что удар.

Сейчас ФСИН приняла ещё один «хук»: в связи с инцидентом к ответственности были привлечены 18 должностных лиц.





Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск