14 июля 2008, 10:00 Автор: Татьяна КОЖЕВНИКОВА

Лето в аду

13 июля исполнилось пятнадцать лет со дня гибели 12-ой пограничной заставы 117-го Краснознамённого Московского погранотряда на российско-таджикской границе. Это одна из чёрных дат современной российской истории. Воспоминаниями о тех днях поделился с журналистом Полит74 десантник погранотряда, очевидец тех событий Олег Кашин.

Олег сейчас живет в Карабаше. О тех страшных событиях он не любит рассказывать родным...

Это был 1993 год. Последний призыв российских парней в Среднюю Азию, в который попали и наши земляки из Челябинска, Магнитогорска, Каслей.

Перед военнослужащими, самым старшим из которых едва перевалило за двадцать, были поставлены две основные задачи: охранять границы суверенного российского государства и сохранить жизнь и покой русских людей, оставшихся в Таджикистане. Но за этими официальными формулировками скрывались постоянные ожесточённые стычки с афганскими боевиками, регулярно пытавшимися проникнуть в Таджикистан, а еще - постоянный голод, допотопные военная техника и средства связи, кошмарные бытовые условия.

Пограничники оказались словно в засаде. С родной землёй их, находящихся среди гор и каменистых ущелий, связывала одна-единственная дорога, по которой изредка подвозились боеприпасы и провиант. Да, когда случались столкновения и были потери, приезжали комиссии. И как же нелепо тогда смотрелись эти сытые военные чиновники в белых рубашках и костюмах рядом с юными тощими пограничниками в дырявой вылинялой форме, которые каждый день гадали, с какой стороны к ним может прийти смерть.

Они делали своё Дело. Именно так, с большой буквы. Хотя, что это было за Дело – связно до сих пор никто объяснить не может. В то время в стране, словно начитавшейся Кафки и живущей по законам бессвязных сюрреалистических сновидений, рассуждать о смысле всего происходящего было, пожалуй, верным путём к сумасшествию. Поэтому просто делали Дело. Защищали границу, которая, по словам Эдуарда Маципуло, автора повести «В одиночку здесь не ходят» (о той самой 12-ой заставе), напоминала мыльный пузырь. Стоит только «проткнуть» - и начнётся нечто невообразимое…

Днём солнце в горах печёт невыносимо – настоящее лето в аду. Укрыться от него негде. С удовольствием пьётся даже мутная вода из местных источников, от которой все поголовно больны дизентерией. Однообразный пейзаж – камни, кусты, выгоревшая трава. Кое-где можно увидеть палки с белыми тряпками. Это памятники солдатам, которым не суждено было вернуться домой даже в цинковом гробу.

Ночами постоянно слышны выстрелы. Летают «светлячки» - трассирующие очереди из автоматов. Но пограничники, не участвующие в бою, только просыпаются от этого и снова засыпают. Уже привыкли...

Однако в 1993-м на границе случилось такое, к чему привыкнуть ни один нормальный человек не сможет.

Сначала, 29 мая, «духи» напали на 11-ю погранзаставу. Хотя и с жертвами, её удалось отбить. Спас заставу разумный офицерский приказ майора Поликарпова, на который дал «добро» майор Сокол из комиссии Группы войск, – перенести оружие и боеприпасы в безопасное место, когда стало известно о приближении боевиков. Иначе бы боеприпасов хватило лишь на пять минут боя. Но и поле удачного отражения атаки последствия были жуткими:

«Отыскали солдата в неожиданном месте – в оконной яме полуподвала. Босиком. Без куртки, но автомат и подсумок с магазином при нём и каска на голове. Реактивный снаряд, тот самый, что угодил в угол здания, осыпал солдата осколками. До сих пор на кирпичной кладке «убежища» видны страшные следы: сама жизнь размазана по стенке, жизнь человеческая…»

Иначе вышло на 12-ой заставе. За день до ночного налёта один из офицеров комендатуры побывал на заставе и проследил, чтобы боеприпасы были убраны с позиций (!). С горькой иронией прокомментировал это капитан Басманов, тогда командир группы десантников-штурмовиков, постоянный участник боевых действий на границе: «Разве можно доверять солдатам оружие?»

Затем была ночь 13-го июля, после которой остались обвалившиеся кирпичные стены сооружений, обгоревшие грузовики, беспомощно валяющийся на боку сгоревший танк... А погранзастава получила новое имя «12-я пограничная застава имени 25 героев» - столько почётных званий было присвоено её защитникам посмертно.

Десантники появились на заставе на следующий день после атаки боевиков. Они видели, как оставшиеся в живых пограничники со злосчастной заставы – те, которые во время боя по счастливой случайности оказались в других местах, - опознавали тела погибших товарищей. О каждом из убитых хотелось рассказать, что знали, но мешали слёзы. Часто вспоминали о храбрости сержанта Елизарова, уничтожившего в рукопашном бою немало врагов:

«Сержант Елизаров, <…> нарвался на засаду в своём окопе и вступил в рукопашную. Возможно, он так и не выстрелил, но уложил в рукопашной нескольких. Дрался он так, что озверевшие моджахеды не стали добивать его, раненного, и ещё живому начали отрезать голову. Душераздирающий крик услышали повсюду на заставе, он пронзил шум боя и крики «алла», «алла акбар». Потом его голову бросили в вольер к собаке. Служебный пёс лаял на врагов, бросался к сетке. Кровоточащий обрубок человека, по-видимому, поверг собаку в ужас. <…> её застрелили в углу вольера, она забилась в угол – боевой-то пёс! – и её шерсть торчала дыбом сквозь ячейки проволочной стены».

Но не только о доблести павших велись тогда разговоры. Больше вспоминали о том, у кого из них на далёкой родине остались родители, невесты. Кто любил читать, кто вкусно готовил, кто редкими свободными вечерами развлекал сослуживцев песнями под гитару.

Спустя ещё несколько дней солдаты восстанавливали заставу. Пришли новые люди – офицеры и рядовые. Пейзаж вокруг пока что припорошён пылью – это обычное последствие боя. Нет ни бульдозеров, ни подъёмных кранов, ведь единственный инструмент солдата – кирка и лопата.

Продолжилась и история 117-го погранотряда. Теперь его личный состав продолжает вести борьбу с террористами и с контрабандой оружия и наркотиков. А прежние пограничники из отряда разъехались по всей стране. Кто-то вернулся домой и занялся мирными делами. Кто-то стал профессиональным военным, и некоторые из них погибли в других «горячих точках». Так, Олег Владимирович вспоминает о гибели Дмитрия Разумовского, который в 2004 году в Беслане вынес из школы, захваченной боевиками, девочку – спас ребёнка ценой собственной жизни. В Ульяновске, откуда был родом офицер, теперь стоит памятник – бронзовый десантник с маленькой девочкой на руках. И у всех сослуживцев с таджикской границы всегда свежа в памяти трагедия на Сари-Горе, месте расположения погибшей заставы.

Они все не любят рассказывать об этом, особенно своим близким. Но хотят встречаться друг с другом - поговорить с теми, кто может ПОНЯТЬ… У погранотряда есть свой сайт, где ветераны боевых действий хранят и дополняют историю своего подразделения, общаются, находят друг друга. Но всё же лучше встретиться, вместе помолчать, помянуть товарищей и жить дальше, занимаясь своим Делом – и хорошо, если тем, для которого родились.

При подготовке публикации использованы материалы из личного архива О.В. Кашина и с сайта 117-го Краснознамённого Московского пограничного отряда, а также фрагменты документальной повести Э. Маципуло «В одиночку здесь не ходят».

На снимках: Мемориал погибшим на 12-ой заставе; однополчанин Олега Кашина; Дмитрий Разумовский.




Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск