21 июня 2006, : Автор: Ирина БЕРЕЖНАЯ

Фактор Киотского протокола

Во вторник в областном правительстве впервые обсуждали применение Киотского протокола на территории Челябинской области. За немедленную подготовку проектов в рамках протокола агитировал Владимир Грачев, председатель Комитета по экологии Госдумы РФ. Присутствующие представители промышленности идеей загорелись. Западные деньги «на халяву», позволяющие модернизировать технологию производства в сторону экологичности, – одно из условий протокола. Их захотелось получить всем. Денежки, так сказать, бесплатные. Отрабатывать инвестиции почти не придется, всего-то поделиться квотой на вредные выбросы в рамках совместного проекта по энергоэффективности.

Обоюдная выгода

Ночью с понедельника на вторник небо Челябинска заволокло газами очередного выброса. В общественном транспорте с утра по этому поводу шли оживленные дискуссии. Народ гадал, какое предприятие на этот раз покусилось на его здоровье. Бабушки рассказывали об обострившихся заболеваниях, молодая мамочка переживала за сынишку-астматика, который ночью не мог спать…

На совещании, посвященном реализации Киотского протокола в Челябинской области, об этом выбросе речи не шло. Видимо, Владимир Грачев его действия на себе не ощутил. Зато были озвучены данные по снижению выбросов. По материалам федеральной службы государственной статистики по Челябинской области, за пять лет все региональные предприятия-загрязнители уменьшили вредное влияние на экологию на 10 процентов. К сведению, в прошлом году в атмосферу было выброшено 880 тысяч тонн вредного метана. Причина снижения выбросов, как сообщила замруководителя территориального статистического органа Надежда Колотова, «в какой-то степени в уменьшении объемов» вредного производства, а в основном – в реализации областной программы по оздоровлению экологии.

По мнению Владимира Грачева, оздоровлению окружающей среды будет способствовать и применение Киотского протокола на территории области. Один из механизмов его реализации – совместные проекты с западными инвесторами. Это наиболее подходящий для России вариант. Суть в следующем. Разрешенный Киотским протоколом уровень выбросов для России – это уровень 1990 года, когда промышленность работала высокими темпами и активно загрязняла среду. Уже около десяти лет мы до этой планки далеко не дотягиваем. Развитие промышленного производства оказалось гораздо ниже, чем в 90-х, да и технологии производства, что бы ни говорили злые языки, пусть медленно, но совершенствуются. Между тем, в том же протоколе прописана обязанность стран, его ратифицировавших, во временном отрезке 2008-2012 года снизить закрепленный уровень на сколько-то процентов. К примеру, для Японии закрепленное снижение составляет 6 процентов, для стран Европы – в среднем 8. Для России – ноль. В этом вся соль. Совершенствуя технологии, российские предприятия минимизируют выбросы. Потребляемые квоты меньше – планка та же. Освободившиеся объемы мы можем продавать иностранным предприятиям, потому как их квоты гораздо меньше наших. В некоторых странах, к слову, развитие промышленности тормозится как раз из-за невозможности открывать новые производства, ведь это стопроцентно связано с загрязнением среды. Развивать свое производство иностранцы будут в России. И платить за это. Деньги от продажи квот на выбросы пойдут на модернизацию российского производства в сторону экологичности.

- Не все понимают важность подготовительной работы, которая уже сейчас может дать конкретные результаты. Глобальное потепление, которое выражается в повсеместных катаклизмах, вредит не только Западу, где некоторые страны – если стает вечная мерзлота – могут вообще уйти под воду, - объяснял Владимир Грачев присутствующим представителям промышленности Челябинской области. - Под угрозой и некоторые территории России. Возьмем Ямал, где находятся основные залежи газа. Он располагается на уровне полуметра над уровнем океана и тоже может быть затоплен. Чтобы избежать потепления, многие страны ратифицировали Киотский протокол, направленный на энергосбережение и повышение энергоэффективности промышленного производства. Уже в 2008 году за превышение разрешенного уровня выбросов парниковых газов – классический пример - СО2, эти страны будут штрафоваться ООН. Поэтому для того, чтобы развивать экономику, им необходимо найти донора. В России большой резерв на развитие промышленности. Мы можем помочь другим странам и взять с них деньги.

Товар вместо закона

Стоит оговориться, что в случае, если инвесторы появятся на территории области, – а к этому все идет – областные власти намерены поставить их в жесткие экологические рамки. Иными словами, как и родные страны, загнать предприятия в систему четко ограниченных квот. Для этого придется мониторить не только выбросы метана, как на сегодняшний день, но и многие другие газы. Намечается проблема финансирования дополнительных работ, которыми придется заняться работникам госстата. Учитывая же, что перечисления от инвесторов пойдут не в государственный бюджет, а исключительно на реализацию проектов, правительству придется изыскивать дополнительные средства. Кстати, ратифицированный в феврале прошлого года, Киотский протокол прошел через обе палаты парламента, был подписан президентом Путиным, однако механизм его реализации не выработан до сих пор. Кто конкретно, какое министерство или межведомственная организация будут заниматься исполнением протокола, не понятно. Определено лишь, что региональные власти будут своеобразным посредником. И все.

- Законов нет, - признает Александр Ханыков, старший вице-президент группы «Climat Change Management». – Однако правительство уже разработало предложения. Вскоре они будут внесены на обсуждение в Госдуму. Пока же каждое предприятие должно само разработать возможные проекты и предъявить их правительству как товар. Это могут быть не только проекты по минимизации выбросов СО2. В Киотский протокол вошли шесть газов. Если мы сейчас начнем готовить документацию, то закончим не раньше первого декабря, потому что подобные проекты – сложный юридический товар. Должна быть подготовлена гигантская документация. Япония, Канада и все страны Западной Европы не могут позволить себе увеличить КПД машин в пять раз, они не имеют на это права. Но они могут его купить. И будут покупать, чтобы избежать банкротства. Мы несколько лет ведем переговоры с предприятиями стран Европы и знаем, насколько они ограничены в развитии.

По информации «Climat Change Management», Россия нещадно проигрывает в вопросе реализации Киотского протокола всем иным странам, его признавшим. Одна только Румыния продает квот на 100 миллионов долларов в год. Наша страна на сегодняшний день не заработала таким путем ни рубля. Возможно, виной тому опасения самих российских предприятий. Как рассказал Александр Ханыков, многие руководители-промышленники спрашивают его, не нависнет ли и над Россией угроза введения жестких квот – все-таки объемы выбросов повысятся.

- На это я им отвечаю: этого не будет. Тот, кто посмеет ограничить предприятия, очень ошибется. Так как тормоз в развитии промышленности – это тормоз в удвоении ВВП. Это будет ситуация «over drive» - противоречие с сегодняшней российской действительностью, - убежден Александр Владимирович.

Совещание по реализации протокола на территории Челябинской области явно заинтересовало всех присутствующих промышленников. После окончания официальной части они буквально кинулись за визитками к Александру Ханыкину и за ответами на свои вопросы к Владимиру Грачеву. В условиях нехватки финансовых ресурсов на модернизацию производства, интерес их можно понять. Тем более что осуществлять проекты в рамках протокола, а значит, получать «бесплатные» деньги, могут не только предприятия металлургии, угольной промышленности и производители энергии, но и, к примеру, производители кондиционеров, разработчики автомобильных двигателей и даже предприятия ЖКХ – все они являются загрязнителями.

Скоро будем денежки считать

Комментирует Геннадий Подтесов, министр радиационной и экологической безопасности Челябинской области:
- К проектам могут подключиться металлургические, угольные предприятия – особенно те, которые занимаются открытой разработкой. Например, Коркинский бассейн. Также тепловые электростанции, которые работают на угле. Хотя бы Троицкая ТЭЦ. Они сжигают уголь – вылетает СО2. Будут новые технологии, инвестиции – будут фильтры. Все будет очищаться. Получай деньги, отдавай квоты – пускай другие предприятия работают. Некоторые проекты мы уже обсуждали, правда, пока только на начальной стадии. Подобное совещание – первое. На данный момент идет индивидуальная работа по предприятиям. Все понимают, что это очень выгодно. Те деньги, инвестиции, которые можно получить за продажу квот, пойдут на развитие технологии предприятия. И предприятие выйдет на новый уровень, сокращая свои выбросы и отдавая «бумажку» на выбросы другим сторонам. Те, если у них будет такая разрешающая квота, смогут развиваться дальше, строить заводы, фабрики, угольные бассейны. Страны, у которых этих квот не будет из-за мирового ограничения, не имеют будущего. Но самое главное – это не экономическая составляющая, а человеческий фактор и окружающая среда. Выбросы, влияния на атмосферу будут сокращаться. Таким образом мы решаем три вопроса. Это вопрос человеческого фактора, фактора экологии и развития технологий.
Стоит добавить, что к технологии приходящих предприятий будут предъявляться жесткие требования. По каждому предприятию будет определена квота на выброс. Их технологии будут подбираться под те нормативы, которые существуют сегодня.


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск