Странно… Вообще - то, ничего необычного по существу в этом нет

Но по форме - странно, когда книги, много книг, библиотеки, называют первичным капиталом. О первичном капитале много стали говорить в постперестроечные годы, когда общество заболело капитализмом. Но чтобы в мои комсомольские годы? Библиотеки были везде, только читай! В очередях стояли за классиками и не только, мечтая о своей домашней библиотеке. А вчера известная политик, имеющая огромное влияние на культуру России, сказала эти необычные слова, что книги у них в доме, приобретённые родителями, стали её первичным капиталом, причём очень эффективным. Книги у каждого человека… В очередь за домашними библиотеками - за своим первичным капиталом! Как интересно и как это не походит на скандальные слова Грефа о том, что народ нельзя приобщать к знаниям, что знаниями должны владеть только избранные, призванные управлять массами, и такое было тысячелетиями, дескать, «…паситесь, мирные народы…». Но я не о том. Там, где я служил, а в армейские годы меня перебрасывали в три, или, даже, в четыре места, везде были библиотеки и для солдат, и для офицеров, и для их семей - без разницы, для кого. Именно тогда в томике Бунина прочёл стихотворение, которое сразу врезалось в память. Проходят годы, десятилетия, но оно не забывается…

У птицы есть гнездо, у зверя есть нора,
Как горько было сердцу молодому,
Когда я уходил с отцовского двора,
Сказать ПРОСТИ родному дому…
У зверя есть нора, у птицы есть гнездо,
Как сердце бьётся горестно и горько,
Когда вхожу, в чужой уж, отчий дом,
С своею ветхою котомкой…

Почему-то так грустно! Отец… Мать… Что поделаешь? Они ушли …и это неизбежно. Но отчий дом? Где он? Твой, мой отчий дом, где его искать? Помню, как из Вены как - то переезжал через Баварию. За окнами авто часто на пригорках попадались усадьбы: заготовленное на зиму сено, лужайки, постриженные, как газоны, высоченные деревья… И дома… Как правило двух - трёхэтажные, некоторые неуклюжие, хранящие на себе печать многократной переделки… В Тироле, куда мы держали путь - то же самое. Не удержался, спросив о семейных усадьбах гида в музее Инсбрука. Он искренне удивился, что меня в таком простом деле что - то озадачивает. По его словам, тем усадьбам и домам на них может двести, а может и полмиллиона лет - это ведь семейные усадьбы, значит - вечные…

Когда подобное будет и у нас, должны же мы знать, где наш отчий дом?... Или это несбыточно? Гаджеты пришли на смену библиотекам? Не думаю. Вот они-то и станут той лакмусовой бумажкой, которая будет определять владельца самого основательного и эффективного первичного капитала.