11 февраля 2008, 15:00 Автор: Сергей СМИРНОВ

Как хорошо быть генералом!

Генерал–майор Б. поставил раком весь наш гарнизон. В буквальном смысле. У генерала оторвалась от колодки звездочка Героя Советского Союза. И все, кто был свободен от несения боевого дежурства, расползлись на коленях по аллеям военного городка. Ладно бы, наш генерал только по асфальтовым дорожкам ходил, так ведь он и по кустам любил лазить...

Тем не менее, звезда вскоре нашлась. А счастливый солдат, подобравший звездочку, пришил сержантские лычки и поехал в отпуск.

Генерал Б. мнил себя выше господа Бога, ибо Создатель раскаявшегося грешника прощает, а командир в гневе был беспощаден: «В Ново-Казалинскую роту!» Всех, кто попал под тяжелую генеральскую руку, ссылали в местечко Ново-Казалинск, расположенное в пустыне возле Аральского моря. До железной дороги – 60 км, вода привозная, словом – дичь, проклятое место для ссыльных в военных мундирах.

Когда генерал шел по военному городку, деревья стояли по стойке «Смирно!» Жизнь замирала. Все – от рядового до полковника - бежали прочь. На вопрос: «Где личный состав?», свита отвечала: «Личный состав занят несением боевого дежурства и хозяйственными работами за пределами военного городка!» Тогда генерал придумывал военную хитрость: отпускал свиту, надевал гражданский берет, тренировочный костюм и выходил на свободную охоту. С собой брал железный прут, сетку-авоську и секатор.

На прут генерал накалывал обнаруженные на территории бумажки, а в авоську складывал выброшенные из окон казарм бутылки. Эти трофеи предъявлялись дежурному по части, после чего делались выводы и следовало наказание. А зачем генералу секатор? Нет, он, конечно, грозился отрезать подчиненным некоторые части тела, но до этого не доходило. Спрятавшись в кустах, командир корпуса ПВО дожидался, когда по аллее шел какой-нибудь неосторожный офицер или прапорщик. При появлении генерала они теряли дар речи настолько, что не могли доложить: куда идут, и чем конкретно в данный момент заняты. «А, тебе делать нечего!» - распалялся командир. – «Вот тебе эта хреновина – стриги кусты от забора до забора!»

Мне повезло. Строил я с товарищами генеральскую баню. Открываю ворота – передо мной генерал. Я – в рваной майке, вельветовых тапочках (рабочую одежду не выдавали, надел, что нашел на свалке), нечесан, не мыт и не брит. Смотрю: лицо генеральское принимает цвет спелого помидора… «Кто таков?» - орет генерал, орошая мое лицо не очень приятной начальственной слюной. Ну, думаю, отправит в пустыню… Но с перепугу мозги начинают соображать, и я бодро докладываю: «Строитель, товарищ генерал. В данный момент тружусь на реконструкции спортивного комплекса.. Вверенный нам объект строится с опережением графика!» И – так далее. Командир ошалел немножко. Обернулся назад – свита угодливо захихикала. Генерал подобрел. А затем гаркнул: «Вымыть, подстричь, побрить, и… завтра же… в отпуск на х…!»

Мне повезло вдвойне. Накануне перед нами была поставлена невыполнимая задача, а именно: в 8 утра мы втроем начинаем класть печь для бани (а размеры нехилые – с настоящую русскую печь), а в 4 часа дня командир должен в ней париться. Печь не простая, фигурная, со всякими там закруглениями. Темп был взят бешеный. Товарищи мои трубу на крышу выводят, а я уже печь заштукатурил, и начинаю топить. Штукатурка трескается, все в дыму, как на Бородинском поле, но приказ есть приказ… Офицер, который нами руководил, бегает с фуражкой – дым разгоняет. К счастью, что-то случилось, и командир не приехал. А утром я уже ехал в отпуск.

В спортивном комплексе, который мы ремонтировали, висело расписание: первая рота занимается по таким-то дням, вторая… и так далее. Но солдаты ходили туда только полы драить. Офицеры из штаба допускались в большой зал – в волейбол поиграть. Баня, бассейн, бильярдная комната – территория исключительно генеральская.

Правда, генерал иногда выходил на стадион. Бегать он не мог – ходил по кругу. А чтобы не терять времени даром, на ходу давал ценные указания. Со стороны это выглядело очень смешно. Идет генерал, за ним, чуть сзади, полковник с блокнотом. Остальные штабисты отстают метров на 10. Закончив давать ЦУ, генерал посылал полковника по известному адресу и вызывал другого. Так он и ходит по стадиону, а штаб – за ним. Во время этой «тренировки» за трибунами собирались солдаты: где еще увидишь такое зрелище?

Кстати, ни разу не видел живого тощего генерала. В российской истории, насколько помню, таковым был только Александр Васильевич Суворов. А от жира, к несчастью, не только живот, но и мозги заплывают. Недавно в Министерстве обороны, наконец, решили с лишним весом бороться. Анатолий Сердюков приказал проверить физическую подготовку генералов и всех офицеров главных и центральных управлений. Самых толстых военачальников, не сумевших подтянуться на перекладине, пробежать дистанции 100 метров и 1 км, проплыть 100 метров, грозятся уволить.

Инициатором этой проверки стал герой чеченской войны генерал-лейтенант Владимир Шаманов. Уже каждому пятому московскому генералу он влепил «двойку». Да, ряды генералов требуется основательно «прополоть». Зачем их столько? Сейчас в российской армии на 1 100 000 солдат и офицеров приходится 1400 «лампасников». Один генерал – на 786 солдат и офицеров. Получается, что в среднем в подчинении генерала находится полтора батальона!

В МЧС картина еще краше: 150 генералов на 19 000 подчиненных, то есть один генерал на роту! Причем, если раньше в областных городах командир гарнизона носил генерал-майорский чин, то сейчас погоны генерал-лейтенантов носят сразу несколько человек.

Посмотрим, сколько человек в брюках с лампасами сойдут с дистанции. Возможно, на пенсию отправят десятки, а может быть, сотни генералов. Ну и что? Свято место пусто не бывает. К 23 февраля президент, как обычно, подпишет новый указ, и посыплются на погоны очередные крупные звезды. А там, глядишь, и самого Шаманова на пенсию отправят…


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск