28 января 2008, : Автор: Ольга ТИТОВА

Шкурный интерес

Пьер целый час дожидается ее в ресторане (да ладно тебе, какой час? От силы минут 30). Ну и что, что опоздал, она-то не узнает. Пришла, впорхнула, пришвартовалась: легка на помине (поменьше язвительности, вспомнила – уже хорошо). Еще бы не вспомнила! - Разве пресс-секретарь Вас не предупредил? (вот оно! Пресс-секретарь, кто же еще?) - Нет. - Познакомимся? - Вы вообще хоть что-нибудь обо мне знаете? - Нет. - Нет?

- Не только не знаю, но и знать не хочу. Ты – третьесортная кинозвезда (Катя, кажется?) - С сомнительными происхождением (что-то из России, кажется?) и репутацией (об этом лучше поведают таблоиды) и аппетитными формами (а до операции было аппетитнее) Я – опыт, знание, авторитет (не обманывай себя). Я, между прочим, серьезными темами занимаюсь (политика – не только серьезно, но и прибыльно), а сейчас это – так, баловство, прихоть редактора.

- Почему тебя послали на интервью со мной? Почему мне так хочется швырнуть тебе что-нибудь в лицо? Почему ты такая сволочь?

- Может быть, потому, что мои шрамы не настоящие? Да и ты за свои заплатила купюрой. Может быть, потому, что мы оба в порядке?

- Тогда выдави из меня слезу. Только условия: поменьше античных артефактов, жанр попроще. Развлеки меня.
Ты – мне, я – тебе. Договорились! (не так скоро, узнай сначала цену. Вдруг ее тайна – очередная сенсация).

- У меня рак.

- А я жену убил.

- Не удивил. Уходи. И договоримся: ты – мне, я – тебе.

- Обоюдный обман? Банально для меня.

- Ну, тогда оставайся в дураках один.

Это всего лишь одно из прочтений сюжета, снятого тремя камерами за девять дней. В роли Пьера и режиссера фильма – Стив Бушеми, в роли Кати – Сиенна Миллер. Название - «Интервью» (желаете приобщиться – пожалуйте в кинотеатр им. А.Пушкина). Из подробностей – только оксюморон – правдивая легенда о смерти режиссера Тео Ван Гога, режиссера первого «Интервью».

Второе ноября две тысячи четвертый год. На улице Амстердама среди бела дня то ли араб, то ли загримированный под араба неизвестный стреляет в режиссера, а затем добивает упавшего на мостовую мужчину. Финал трагедии – преступник с помощью ножа прикрепляет к телу Тео записку, содержание которой наводит на мысль о религиозном подтексте убийства. Ван Гог отстаивал права мусульманских женщин. Его позиция нашла отражение в фильме «Покорность», посвященному этой теме.

«Интервью» Бушеми – это римейк, дань памяти Тео Ван Гогу. Кроме того, инициаторы намерены «привить» Америке еще две картины Тео: «Свидание вслепую» и «06». Все три фильма исследуют взаимоотношения мужчины и женщины. Честно говоря, мне не совсем понятно, почему непростой мир сложного режиссера понадобилось перепевать. Почему бы просто не перевести его фильмы на английский?

Это как с Высоцким. Наверное, от души, наверное, не плохо (у некоторых получается очень даже не плохо), но слушать – внутренности переворачиваются. (Пожалуйста, без патетики, пульс не сбиваем при упоминании его имени.) По факту, без легенд: есть где-то недочеловек, совершивший убийство. Из-за него погиб человек. Вот и все. Окажись на месте Тео кто-нибудь другой, от этого преступление не стало бы менее преступным.

Но вернусь к фильму. Честно, интересно наблюдать нетривиальные попытки восстановить временное сотрудничество между персонажами. Пьер и Катя понимают, что общение их не более, чем интервью. И такое положение вещей каждого из них вполне устраивает. Нет, не устраивает, наверное, но ни актриса, ни журналист не желают нарушать спокойствие официальных отношений.

Ведь это просто: ты «звезда» мыльных опер, - будь стервой. А я сыграю беспринципного журналиста. Так себе человечек, но с апломбом. Сыграю с надрывом, чтобы опыт проступал и пот всенепременно. (Хоть и уверял Бушеми, что личный опыт тут совсем не причем, но отчего же тогда такая насыщенность красок в изображении Пьера?)

В определенный момент начинаешь тихо ненавидеть профессионализм обоих персонажей, мешающих, кажется, свободному течению разговора по душам. Но потом понимаешь собственное заблуждение. В конечном счете именно профессиональный аспект диалога, жанровость беседы и является цементом для их встречи. Иначе и встреча не состоялась бы. Шкурный интерес объединяет людей и дает им возможность хотя бы несколько минут побыть собой.

А это уже наблюдения. В кафе за столиком две девушки, прекрасные особи для обобщений Алана Пиза. Каждая что-то выражает на своем, доступном телу языке. Особых талантов для разгадывания их «тонких» отношений не требуется. Девушки молчат, изредка обмениваясь ничего не значащими словами: одна склонилась над тарелкой, словно желая погрузиться на ее дно, другая курит - одна сигаретка за другой – и хитрым воробьиным глазом посматривает то на мужчин, мирно поедающих за соседним столиком, то на экран своего телефона.

Почти типичная картина. Почти идеальные отношения: уже столько сказано и пересказано, что просто молчание тоже многозначительно. (Ерунда! Такие идеалы сейчас на каждом шагу.) Думать вредно – от этого на лице морщины появляются. Делиться опасно – кругом враги. Быть собой не интересно – как это, быть собой, некоторые уже и не помнят. Любой мало-мальски рассуждающий человек – уже неординарность. - А если он перепевает написанное кем-то? - Написанное мы не читали. - А если он просто играет в слова? - Он большой оригинал.


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск