18 января 2008, 12:05 Автор: 

Орден... материнского горя

В декабре прошлого года пожар в Полетаево унес жизни четверых детей и их матери. Следствие постановило: виновата электропроводка. Случай обычный: «Возгораний куча!» - воскликнули в районной прокуратуре.

<p>Электропроводка – предмет неодушевленный, виноватить ее в жуткой трагедии как-то не с руки. Между тем случай, увы, действительно, нередкий. По свидетельству руководителя Сосновского межрайонного следственного отдела Следственного комитета при областной прокуратуре Сергея Бубенцова, возгорания в районе участились. Еще одна массовая трагедия предшествовала полетаевской: несколько человек погибли в Кременкуле. </p>

<p>А вот свежая статистика МЧС: в первые дни новогодних праздников в России ежедневно во время пожаров погибало почти 80 человек. Большинство пожаров произошло в сельской местности, в частном жилом секторе. Челябинская область прочно вошла в число неблагополучных.</p>

<p>Причины? Сводки бубнят: «неисправность электроприборов, неосторожное обращение с огнем на фоне злоупотребления спиртными напитками...» Но одно дело, когда мертвецки пьяный гражданин уснул на диване с непотушенной сигаретой. А здесь – совсем другое. </p>

<p>Семья Королевых приехала в Полетаево из Казахстана. Глава семьи Олег Геннадьевич – профессиональный электрик, погибшая Татьяна Петровна работала помощником воспитателя. На момент трагедии находилась в декретном отпуске: младшему ребенку было всего девять месяцев. </p>

<p>Жили Королевы особняком. Злые языки теперь судачат: сам Королев, мол, пил. Ну, пил – не пил, а семью обеспечивал. Жили небогато, но на хлеб хватало. В Полетаевской поселковой администрации говорят: детишки были опрятные, ходили кто в школу, кто в детский сад. Пороги поселковой власти Татьяна Петровна не обивала: детское пособие получаем, муж зарабатывает. К слову, сейчас уцелевший в страшном пожаре муж мечется между двумя работами, чтобы обеспечить лекарствами пятилетнюю Ирину – единственного ребенка, которого ему удалось спасти. </p>

<p>Кстати, Олегу Геннадьевичу с трудом удалось получить документ о временной регистрации – даже трагические обстоятельства оказались бессильны перед бюрократическими препонами. До пожара бумаги Королевых о признании семьи малоимущей оформлялись в обычном долгом режиме. Только раз обратилась Татьяна Петровна к властям с просьбой: узнав о губернаторском постановлении – об ордене «Материнская слава». Обещали помочь. Не успели. Да и теперь, чтобы двоим оставшимся от большой семьи людям получить какую-то помощь, надо писать и писать – губернатору, депутатам, еще кому-то...</p>

<p>Горькая ухмылка судьбы: за пять дней до гибели Королевых горел соседний дом. Именно Татьяна Петровна вызвала тогда пожарных. Дом отстояли. А жилище Королевых спустя несколько суток обратилось в пепелище.</p>

<p>Дом Королевых отапливался электрообогревателями. Глава семьи как специалист вроде бы побеспокоился о соблюдении техники безопасности. Но, видимо, чего-то не учел. На вопрос, почему же в этом доме не было дров и угля, в администрации пожимают плечами: «Экономили, наверное...»</p>

<p>Так. Страна в едином порыве встала на борьбу за улучшение демографической ситуации. И, если верить рапортам властей, уже добилась небывалых успехов. Меры соцподдержки просто невиданные. На этом фоне гибель четверых полетаевских детей выглядит и впрямь как досадное недоразумение. Недоглядели, что поделаешь. Они же о помощи-то не просили.</p>

<p>Небольшая справка: в 2007 году действовал областной закон о мерах социальной поддержки по оплате жилья, отопления (в том числе твердого топлива) и освещения педагогам, работающим в образовательных учреждениях сельских населенных пунктов и рабочих поселков. Этот документ закрепляет право сельских педагогов на льготы без ограничения социальной нормой и без учета нормативов потреблений коммунальных услуг. В 2006 году такие льготы не предоставлялись: действие документа 2005 года истекло, а новый попросту не приняли...</p>

<p>Это к слову, семье Королевых подобные льготы все равно бы не полагались. Это к вопросу об ответственности. И о демографии. </p>

<p>«Да вся деревня отапливается обогревателями, что вы думаете!» - говорит бабушка пострадавшей Ирины. Между тем, по свидетельству сосновских правозащитников, на начало 2007 года в районном бюджете не освоенными остались десятки миллионов рублей. Это притом, что недостатка ни в дровах, ни в угле Челябинская область не знает, а вопрос подготовки к зиме в нашем не слишком благоустроенном селе – первейшее дело. Только вот чье?</p>

<p>Похоже, исключительно самих жителей. И ответственность за свою судьбу, стало быть, несут только они. Вот поселок Полянный. Из стен многоквартирных домов там и сям выведены трубы печек-буржуек. Жители поселка изобретают, кто что может. Общественники говорят: потенциальные трагедии уже заложены в самой ситуации. Раньше в деревнях люди были предельно осторожны с огнем. Знали: что случись – пожар не пощадит ни тебя, ни соседей. </p>

<p>Теперь не то – тотальное равнодушие ко всему и привычка надеяться на авось, вероятно, порождены тотальной же безысходностью и заброшенностью. Но в условиях, когда надеяться можно только на себя, когда никто не придет на помощь, надо, казалось бы, быть вдвойне взволнованным своей судьбой и судьбой близких... Одна оплошность – и случится беда. Недоглядели, не думали, не гадали, не учли. Белая палата, опустошенный взгляд, и ничего нельзя поправить. </p>

<p>...Ирина находится в реанимации ожогового центра в тяжелом состоянии. Врачи не дают никаких прогнозов. </p>
Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск