29 декабря 2007, 09:00 Автор: Ольга ТИТОВА

С легким паром, «Ирония судьбы»...

Пойдете в кино, обязательно возьмите с собой мандарины. Я вообще фейс-контроль на входе в кинозалы устроила бы: кто не подготовился, тем и смотреть не стоит, все равно только время зря потеряют.

<p>Продолжение фильма-эпохи действует на зрителей как яд: в малых дозах даже полезно, в больших – убивает. Вот только люди все разные, и действует он на всех, соответственно, по-разному, благо, хоть безразличных нет.</p>

<p>Посмотрим правде в глаза: так ли уж хорош на самом деле рязановский фильм? Комедия положений с прекрасными актерами и точными диалогами (достоинства можно перечислять бесконечно). Неплохой фильм, но не шедевр. Подождите, отложите гнилые помидоры и тухлые яйца. Знаю, на что замахнулась, - почти на тотем, ему разве что не поклоняются.</p>

<p>На самом деле понимание причин такого неслыханного по масштабам зрительского ажиотажа (имеется в виду, разумеется, первый фильм) принципиально. По сути, эти самые причины и есть первооснова той реакции на новый фильм, о котором мне захотелось поговорить теперь.</p>

<p>Итак, из года в год Первый канал собственноручно лепил кумира для миллионной аудитории. Вскоре это уже был и не фильм даже, а символ, настолько же привычный и оттого необходимый, как замусоленный рецепт оливье или как те же мандарины, без которых нельзя, потому что ничего другого, праздничнее мандарин, в магазинах просто-напросто не было.</p>

<p>Фильм растащили на цитаты, актерам навесили ярлыки, режиссера при жизни назвали классиком – в общем и целом, все закономерно, другого и не предвиделось. Самое обидное, что на фоне такой вселенской любви истинные достоинства картины никого уже не волновали. Недостатки не волновали тоже. Но ведь в мире все упорядоченно, не так ли? На каждого героя найдется злодей, на каждый шедевр – фильм категории «С», то есть, мягко говоря, не самый хороший по системе киноградации Голливуда.</p>

<p>Продолжение истории, которая как бы закончилась и как бы на радость всем, изначально было не самой удачной идеей. И тут режиссер (Тимур Бекмамбетов) и сценаристы (Алексей Слаповский, Тимур Бекмамбетов, Константин Эрнст, Анатолий Максимов) неизбежно попадают в паутину закономерностей, из которой можно вырваться только путем почти абсурдистского фантазирования.</p>

<p>Результат – хитросплетения сюжета бекмамбетовской картины и ералаш из каких-то неотесанных шуток (как минимум одну шутку позаимствовали у говорухинской «Артистки»), неловко парящих монологов (например, рассуждения о любви постаревшего Лукашина (Андрей Мягков) упорно ассоциируются с шуточной песней "Любовь не картошка" в исполнении Андрея Миронова), массы известных лиц в кадре и операторских изысков (оператор – Сергей Трофимов), совсем неуместных и даже назойливых.</p>

<p>История, которая должна была стать просто хорошим фильмом, превратилась в безвкусную кокотку, что продает себя на улице богачей и все же требует уважения к себе.</p>

<p>Возможно, авторы понимали, что просто хороший фильм после «Иронии судьбы, или С легким паром» на самом деле невозможен. Возможно, тот тандем, который сложился вокруг «Продолжения», ничего лучше сляпать и не смог бы (48 вариантов сценария, наверное, должны засвидетельствовать если не усердие, то, по крайней мере, нешуточный энтузиазм). Перемудрили, одним словом, но, в общем и целом, можно было и худшего ожидать, если уж быть совершенно откровенной.</p>

<p>Фильм сгубила реклама. Рекламы в фильме настолько много, что в определенный момент зритель превращается в ловца блох. Интрига с сюжетной линии смещается в майонезную. Эта болезнь заразная. Отдельные персонажи появляются на экране только для того, чтобы продегустировать заправленный салат или отметить прекрасную работу какой-нибудь отличной фирмы (например).</p>

<p>Валентина Талызина на экране только этим и занимается. Она, видите ли, даже в финальные постновогодние посиделки не вписалась, – ей там делать было нечего. Честно говоря, она, точнее ее героиня – оптимистка Валюша, не в меньшинстве.</p>

<p>Ипполиту (Юрий Яковлев) и Надежде (Барбара Брыльска) так же достались функции интерьера. Им, правда, повезло чуть больше – роли посолиднее и реплики посерьезнее, - но суть от этого особо не меняется. Все понятно: старики ведь не главное. В «Продолжении» они на втором плане: всего лишь живые цитаты, красноречивые даже в своем молчании.</p>

<p>Интересна трансформация персонажей. И наибольшее внимание к себе притягивает не вроде как положительный сын Жени Лукашина Костя (Константин Хабенский), а ориентированный на материальный успех и традиционные ценности Ираклий (Сергей Безруков). Традиционных ценностей, впрочем, жаждут все персонажи. Другое дело, что Ираклий утрирует свою потребность до маниакального следования ритуалам. Про таких говорят: слишком правильный.</p>

<p>Провинциал с непомерными амбициями и неиссякаемым усердием. Он готов и в праздники трудиться на благо фирмы, забывая о личных удовольствиях. За ним как за каменной стеной – надежно, но холодно. В сравнении с Ипполитом Ираклий не столь однозначен и не столь уж бесперспективен (имеются в виду моральные терзания молодой Нади, выбирающей между Ираклием и Костей).</p>

<p>В доказательство этого авторы фильма вознамерились в финале отправить Ираклия обратно на родину. Уедет ли на самом деле – это еще вопрос, но сам этот факт обнажает перед нами просто одинокого, очень ранимого и неуверенного в себе человека. Растормоши такого – он с десяток Кость за пояс заткнет.</p>

<p>Костя же, как и подобает положительному персонажу, бесконечно обаятелен, почти без недостатков и, разумеется, совсем не пьет – у него аллергия на алкоголь или что-то в этом роде. В действительности обаяния у него должно быть еще больше, потому что только безотчетная влюбленность объясняет внезапный интерес Нади (Лиза Боярская) к этому нахалу.</p>

<p>Надежда Надеждовна слишком красива, слишком мила, чтобы можно было на самом деле поверить, что у нее еще и характер имеется. Не знаю уж, на что обращают внимание зрители-мужчины, но женщины, хоть это и противоестественно, - на ее неизменно блестящий глянцевый рот. Вполне возможно, что из зависти, - пусть злопыхатели так думают. В действительности же, рот Боярской – это символ, характеристика персонажа: ну, не бывает в жизни настолько идеальных. Идеальные люди скучны. И если Надя на самом деле такая, тогда Костя абсолютный болван, раз заинтересовался ею.</p>

<p>Лизе Боярской не дают возможности раскрыться. Хитросплетения сюжета выходят на первый план. И если маме Нади все-таки веришь, то Надя-дочка вызывает множество вопросов. Но нужно ли их задавать? – вот это самый главный вопрос. Ждать многого от продолжения «Иронии судьбы» не стоит. Это как раз тот случай, когда расслабиться и получать удовольствие – самое разумное решение. А мандарины нужны для того, чтобы хотя бы с помощью аромата кожуры вернуть фильму то настроение, которое задал Эльдар Рязанов.</p>
Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск