6 марта 2007, 17:00 Автор: 

Культурный шок

Доказано числом человеческих миграций: в чужой стране даже самый хладнокровный испытывает культурный шок. Разница цивилизаций, понимаете ли. Одна из моих коллег поехала во Францию, как только «ворота» открылись, и обалдела от мироощущений даже бытовых. Но больше от повального дружелюбия. Нам-то внушали, что враги кругом. А я летела через океан с чувством самоуверенности носителя одной из самых богатых в мире культур. Что говорили, да и сегодня говорят у нас про американцев? Тупые, самодовольные, жадные, культуры на миллиметр. Хочется поговорить о миллиметрах. И совсем чуть-чуть о жадности.

<p>Виной тому открывшаяся в Челябинском театре драмы выставка фотографий Сергея Михайловича Прокудина-Горского. Привезли выставку американцы. Последнему факту пришедшие на открытие выставки почему-то не удивлялись. Дивились другому – цветным снимкам дореволюционной России. Не только дилетанты, но и профессионалы восклицали: «Цвет?! До революции?!» Представьте себе, как удивлялась этому семья последнего русского императора Николая Второго, когда в Зимнем Сергей Михайлович свою лекцию о поездке по стране иллюстрировал цветными диапозитивами, с которых и отпечатаны сегодня фотографии.</p>

<p>Такова судьба этого человека – Сергея Михайловича Прокудина-Горского – удивлять. Мою первую встречу с ним можно назвать настоящим культурным шоком в чужой стране. 1999 год. Маленький городок на одном из Больших Американских озер. Библиотека. Жду, когда мои дети выберут книги, фильмы, диски. Хожу среди огромного количества стеллажей, беру с полок альбомы, журналы… И вдруг, раскрыв толстенный фотоальбом, чуть не падаю вместе с ним – со старинных снимков на меня смотрят уральцы начала ХХ века. Листаю – заводы Златоуста, Аши, Сатки, Нижнего Тагила, виды Челябинска, Уральская железная дорога… У меня начинают дрожать руки. Господи, да кому же это здесь интересно?! Как это сюда попало?! Почему издано в США, а не в России?! К тому же издано в не самые легкие и для Америки годы – сразу после второй мировой войны…</p>

<p>Конечно же, я взяла эту книгу с названием «Фотограф царя» домой. Я читала ее с толстенным словарем Коллинза. Я засмотрела все фото наизусть. И я была бесконечно благодарна Библиотеке Конгресса США, которая в 1948 году купила во Франции у наследников Прокудина-Горского «потерянный мир» дореволюционной России. Почти две тысячи негативов. </p>
<blockquote dir="ltr" style="MARGIN-RIGHT: 0px">
  <p>А ведь в России-то имя Сергея Михайловича забыли. По крайней мере, широкой публике оно неведомо. Специалисты, те, конечно, помнили. Но в советские времена произносили его негромко. Как же! Сергей-то Михайлович с царем знался. А после революции, подхватив свой чемоданчик с фотоаппаратурой и негативами, уехал во Францию… </p>
</blockquote>
<p>И даже теперь этот уникальный альбом в России никто не переиздал. Спасибо опять же американцам – выставка великого русского фотографа приехала на его Родину по инициативе сотрудников Генерального Консульства США в Екатеринбурге. И мы увидели минареты Средней Азии, южноуральского башкира-стрелочника, стоящего по стойке смирно возле серебристой змейки рельсов, православные монастыри и церкви, купеческое семейство, сборщиц чая на кавказских плантациях, летний павильон в горсаду Екатеринбурга, машины и механизмы Демидовских заводов… И самого Сергея Михайловича, сидящего на берегу горной реки. Все эти снимки были сделаны фотографом во время его путешествий по стране в 1907-1915 годах. </p>

<p>Сергей Михайлович Прокудин-Горский родился во Владимире, принадлежал к старинному дворянскому роду. Занимался музыкой, живописью и… химией. Последняя «дама» и привела его в Технологический институт к Дмитрию Ивановичу Менделееву. Позднее свои познания в области химии он расширял в Германии и Франции. Фотография поглотила его всецело. </p>

<p>Он вернулся в Россию, открыл первые в Петербурге фотографические курсы и фотомеханическую мастерскую, где и началось изготовление трехцветных клише. Это его изобретение. Он получил патент на производство цветных диапозитивов. Вскоре цветные иллюстрации Прокудина-Горского появились в толстых петербургских журналах. Их именовали «фотографиями в натуральных цветах с натуры». Не меньший интерес вызывали и устраиваемые Сергеем Михайловичем просмотры «картин в натуральных цветах». Сегодня мы их назвали бы слайдами. Один из таких сеансов посетил великий князь Михаил Александрович. И это послужило знакомству фотографа с императором. </p>

<p>Прокудина-Горского пригласили в Царское Село. Николай II был восхищен «натуральными картинами в цвете» и расспрашивал фотографа о планах. Вот тогда-то Сергей Михайлович и поведал последнему императору из рода Романовых о давней своей мечте – объехать Россию, снять разные уголки огромного Отечества, его достижения, его жителей. А затем слайд-фильмы показывать во всех российских школах, чтобы юное поколение империи знало свою Родину и гордилось бы ею. </p>
<blockquote dir="ltr" style="MARGIN-RIGHT: 0px">
  <p>Николаю Александровичу замысел понравился. Для экспедиции фотографа был оборудован спецвагон с фотолабораторией (для передвижения по железной дороге), предоставлен катер (для съемок на воде) и оказано всякое содействие в путешествии по России. Сергей Михайлович провел съемки в 11 регионах страны, побывал и у нас на Урале. Тысячи негативов о жизни россиян были привезены в Петербург. </p>
</blockquote>
<p>Кто знает, что выросло бы из этой затеи, но скоро началась война, потом революции…</p>

<p>Сергей Михайлович уехал из России не сразу. Он занялся преподаванием фотографии в Петроградском университете. Продолжал устраивать показы слайдов и читать лекции. Публика валом валила на его «Вечера фотографии». При участии Прокудина-Горского был создан институт фотографии ВИФФ, лаборатория для работы будущих фотографов, в которую Сергей Михайлович отдал все оборудование из своей фотомеханической мастерской.</p>

<p>Потом началась полная разруха. В Петрограде не было дров, воды, еды. Не стало фотоматериалов и химикатов для работы – а это было главным для Прокудина-Горского. Его пригласили работать за границей. После долгих колебаний он выбрал работу.</p>
<blockquote dir="ltr" style="MARGIN-RIGHT: 0px">
  <p>Боясь за судьбу своей коллекции негативов, он забрал ее с собой. Дни Сергея Михайловича окончились во Франции в 1944 году. А коллекция его негативов теперь хранится в Библиотеке Конгресса США под номером 559. И есть замечательный фотоальбом «Фотограф царя».</p>
</blockquote>
<p>Не случись этого приобретения американцев, неизвестно, живо ли было бы теперь бесценное наследие русского фотографа. Франция после войны тоже голодала, и большинству было не до культурных ценностей.</p>

<p>А американцам вот было до них дело. Потому что с тех пор, как сформировались Штаты, сформировалась и идея наращивать культурный слой. Это я возвращаюсь к миллиметрам. Кстати, моя «толстая» культурная спесь начала отшелушиваться скоро. Сначала меня привели в художественную галерею того самого маленького городка с 20-ю тысячами жителей. И я поняла, что ей могла бы позавидовать картинная галерея миллионного Челябинска. Там я увидела работы импрессионистов, о которых здесь только читала.</p>

<p>А в библиотеке, где я открыла для себя Прокудина-Горского, мы могли взять на абонемент до 100 наименований книг, журналов, фильмов, дисков с записями классической и любой другой музыки… Ни галерея, ни огромные залы библиотеки, смею вас уверить, не пустовали ни в будни, ни в выходные.</p>

<p>Окончательно добил мою самоуверенность первый поход в местный зал филармонии, где Лондонский симфонический оркестр играл Рахманинова. Залу несколько сотен лет. В нем 900 мест. И всегда аншлаг. Билеты дороговаты. Но они и у нас теперь недешевы. Зато студенты и школьники за пять долларов всегда могли в той старинной филармонии бывать на репетиции гастролеров. Мои дети очень быстро к этому пристрастились. </p>
<blockquote dir="ltr" style="MARGIN-RIGHT: 0px">
  <p>А теперь, как и обещала, чуть-чуть о жадности американцев. Во время открытия выставки в нашей драме я думала о том, что знаменитая библиотека, купив негативы русского фотографа, могла бы упрятать их в свои богатейшие закрома и помалкивать. Но она сразу же выпустила фотоальбом. Таким тиражом, что хватило на все библиотеки Штатов… Наверное, и на все книжные магазины того времени.</p>
</blockquote>
<p>Этого шага «жадным» американцам показалось мало. Они открыли фотогалерею Прокудина-Горского на сайте Библиотеки Конгресса не только на английском, но и на русском языке. Можете полюбопытствовать - http://www.loc.gov/exhibits/empire/empire-ru.html. А теперь «жадность» довела их до России. За свой счет американцы организовали передвижную выставку. Знаете, как они ее назвали? «Чудеса фотографии». Так называлась последняя выставка Прокудина-Горского в России в марте 1918 года. Как будто соединили прерванную связь времен. </p>

<p><strong>Фотографии С.М.Прокудина-Горского взяты с сайта Библиотеки Конгресса США.
    <br />
  </strong>
  <br />
</p>
Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск