11 декабря 2007, 09:00 Автор: Александр СКРИПОВ

Почему Чавесу «запретили» третий срок

Венесуэла на прошедшей неделе оказалась не готовой к социализму. На всенародном референдуме против законодательных инициатив национального лидера страны Уго Чавеса проголосовало более половины (50,7 процента) избирателей.

Впрочем, представление о «социализме 21-го века» у лидера Венесуэлы весьма своеобразное. Одна из отвергнутых инициатив заключалась в том, чтобы разрешить одному и тому же человеку избираться на президентский пост более двух раз подряд. Мало кто сомневался, что подобную поправку Чавес подготовил «под себя». Кроме того, он сам не раз признавался, что не прочь поруководить страной как минимум до 2039 года.

Критика венесуэльской оппозиции и из-за границы оказалась более эффективной, чем правительственная пропаганда. И это кажется удивительным: все прошедшие годы Чавесу венесуэльцы прощали и эксцентричность, и притеснение оппозиции, и агрессивное поведение на международной арене (вспомним его ярый антиамериканизм). Идеи социальной справедливости, выдвинутые Чавесом, также очень популярны у многих граждан этой страны. И тем не менее, референдум провалился.

«Возможно, мы еще не созрели до социализма, - пояснил причину неудачи Уго Чавес. - Возможно, мы не сумели объяснить народу все преимущества...»

Как тут не вспомнить, что наши выборы в Государственную Думу тоже часто называли референдумом о доверии главе государства. И результаты всем хорошо известны. Поэтому параллели напрашиваются. И мне почему-то кажется, если бы в наш референдум включили пункт о третьем сроке, то народ поддержал бы и эту идею. Наш электорат, в отличие от венесуэльского, готов ко всему…

Но не хочет строить наш глава государства «социализм 21-го века». В отличие от Уго Чавеса, Владимир Путин на внешнеполитической арене ведет себя как современный и влиятельный политик. Дружит с лидерами государств Старого Света, заглядывает в гости и к американскому президенту Джорджу Бушу. Наша страна, при всей антизападной риторике, предназначенной больше для «внутреннего употребления», на деле давно активно интегрируется в мировую экономику, входит в Большую восьмерку, обсуждает вопрос вступления в ВТО. Да и вообще, Россия в экономическом смысле совсем не Венесуэла (хотя благосостояние обеих стран по-прежнему во многом опирается на экспорт нефти).

Заслуживает внимания тот факт, что Владимир Путин, получив ощутимую поддержку от населения на парламентских выборах, по-прежнему утверждает, что не собирается идти на третий срок, менять «под себя» Конституцию. Вопреки дружному хору «инициатив с мест». В этом, как мне представляется, сила президента.

А что касается Уго Чавеса… При нем Венесуэла рискует оказаться в международной изоляции. Не на пользу Чавесу пошли его последние публичные скандалы с королем Испании Хуаном Карлосом и президентом Колумбии. Экономическая ситуация в стране остается сложной, несмотря на высокие цены на нефть, население Венесуэлы не чувствует стабильности и уверенности в завтрашнем дне. Неудивительно, что на этом фоне инициативы Чавеса об избрании его на пост президента неограниченное число раз стали скорее показателем его слабости, чем силы. И венесуэльцы отреагировали соответственно.


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск