3 декабря 2007, 09:00 Автор: Константин РУБИНСКИЙ

"Голод". Реалити-шоу

«Полит74» уже писало о сенсации городского масштаба: ученики челябинской театральной школы объявляют голодовку. Директор готов присоединиться. Основное требование одно: предоставить школе статус самостоятельного муниципального учреждения.

Когда-то нынешнее структурное подразделение ДДК «Ровесник» существовало в статусе самостоятельной театральной школы. Чего спорить, много испытаний выпало на долю этого заведения. Были отказы в аренде помещения и хождения по инстанциям, распадался и собирался педагогический коллектив, менялись учреждения, бравшие театралов «под крыло». Директор школы Евгений Егоров уезжал на длительное время в Германию, что также не способствовало стабильности существования коллектива. Егоров слыл талантливым организатором — многие тогда говорили, что он зря бросил своё детище. Вскоре Егоров вернулся, а школа за это время практически распалась. Спохватившись, Егоров начал регенерацию, и продолжает её до сих пор.

Сегодня Евгений Иванович ратует за восстановление статуса самостоятельного муниципального учреждения. Казалось бы: разве ради такого дела следует устраивать голодовку? Коллектив на улицу никто не гонит, место для занятий есть, ставки педагогов и аренда помещений оплачиваются. Стоит ли овчинка такой масштабной PR-акции?

Стоп, а стоит ли вообще хоть какое-нибудь дело того, чтобы подбивать на голодовку собственных учеников? Егоров, конечно, не подбивал. Юные, горячие, чистые сердца сами вызвались пострадать за родного директора. Наверняка кто-то из них предложил это по собственной инициативе. На Ромео с Джульеттой глядючи, нынешнему поколению тоже охота обо что-нибудь помучиться. Ребята ведь театральные, сцены им мало, а устроить такой героический хэппенинг — одно удовольствие. И, можете не беспокоиться, сделают они это с истовой страстью, как подлинные люди сцены. Им в этом возрасте красивого героизма очень не хватает.

А педагогический коллектив и директор школы, вместо того, чтобы сказать: одумайтесь, дорогие, жертвовать своим юным здоровьем вам вроде пока и не за что, — кивают головами: вот и прекрасно, давайте покажем этим чиновникам, которые не хотят возвращать нам статус школы, истинную высоту творческого духа! Это вам не Станиславский чихнул, тут такие страсти кипят! Птенцы готовы погибнуть за искусство! Беда только в том, что не за искусство, а за интересы, гордыню и неуёмные амбиции своего наставника, который сегодня действует в лучших традициях крысолова из какой-нибудь коммунарской секты, — но кому интересны мотивы! Главное — жест, акт, перформанс.

А вообще, если задуматься: правомерны ли поощрения учеников на подобные реалити-шоу? Где-то в Пензе сектанты залезли с чадами в тёмную пещеру и не выходят, ожидая конца света — общественность справедливо опасается за психику и жизнь детей: в пещере сыро, морозно, голодно, темно. Да мало ли что — может, они там детей начнут в жертву приносить, чтобы своего бога умилостивить? В Челябинске педагог уже сейчас готов принести учеников в жертву — и никто не кричит «караул». Это в порядке вещей. Так и должен поступать настоящий «гуру».

Подростки любят, когда рядом с ними возникает наставник, культивирующий в них сознание собственной феноменальности (может быть, поэтому коллектив Егорова и не участвует в городских театральных конкурсах — он ощущает себя априорно лучшим). С восторгом и гордостью глядят дети на своего великого, не понятого обществом учителя. Всегда приятно быть в замкнутой касте избранных, разыгрывать обречённую правоту перед враждебным миром, противопоставляя себя ему. Чем хуже, тем лучше. Любой акт несправедливости в сторону наставника вызывает тайный восторг — опять нас унижают, значит, наше дело верное! Ну, мы им ещё покажем! И показывают: сперва родительские пикеты, теперь — голодовка.

Уважаемый человек из Академии культуры, попытавшийся провести с воспитанниками театральной школы переговоры и достичь разумного компромисса, был растоптан в пух и прах. Он, видите ли, плохо знал, что такое «модерн». Ребята снисходительно объяснили ему смысл этого слова (кстати, объяснили узко и неточно: «модерн» — это не «современный танец», а обширное стилевое направление в искусстве). Всякий разговор извне с этими юными адептами, думаю, обречён на провал — потому, что они уже глухи к внешней среде. Им слишком хочется пострадать за правое дело.

Очень надеюсь, что Евгений Егоров, как истинный фанат, не ведает, что творит. Иначе он претендовал бы на статус секты, а не школы. Этот ореол тщеславия под маской мученичества не имеет никакого отношения к педагогике. Школа — подвиг во имя ребёнка, а не ребёнок во имя подвига. Слишком часто мне попадаются учителя, готовые хрустеть детскими костьми во имя собственной профессиональной и человеческой фанаберии. Подменять детскую волю своей — что может быть отвратительнее? Воспитание и творчество тут ни при чём. Уязвленные амбиции, амбиции, амбиции — никаких иных запахов тут нет и в помине.

Директор одной из лучших школ нашего города, узнав о детской голодовке под патронажем Егорова, сказал: «У таких людей надо отбирать дипломы». Эх, если бы дело было только в куске бумаги! Ведь отними диплом — и только вырастет терновый венец у кучки страдальцев. Гуру поруганы не бывают — особенно в глазах преданных птенцов.

P.S.

Да, и теперь, конечно, я c нетерпением ожидаю слуха, что написал эту колонку по заказу управления образования. И получил за неё пять тысяч долларов чёрным налом и собственную театральную школу в подарок. То-то развернусь теперь за счёт голодающих подвижников.




Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск