6 ноября 2007, 13:00 Автор: Константин РУБИНСКИЙ

Боги горшки обжигают

Свиньи победили метальщиков бисера. Метальщики не просто хотят им удружить, а ещё и напрашиваются. И заискивают. «Перед вами не пометать?» Интересное время выбрало нас. Маститые люди, таланты — идут в свинарник с изрядной плошкой драгоценного материала. Потому что в свинарнике хорошо платят. И чушкам нравится, что мечет не какой-нибудь Васька Пупкин.

Валерий Золотухин пришёл на «Фабрику звёзд» учить гламурных деток высокому поэтическому слову и технике речи. Утомлённый, с грустью в глазах — недавняя трагедия с женой всё-таки оставила отпечаток. Посадил вокруг себя этих мальчиков и девочек, увлечённых целиком исключительно оттенком своего тонального крема. И попросил одного из мальчиков прочитать какое-нибудь стихотворение.

И мальчик прочитал гордо, резко, вызывающе:

— Лежу на чужой жене. Одеяло прилипло к жопе. Я кую детей стране назло буржуазной Европе!

Золотухин ещё более погрустнел, но виду не подал. Куда ему журить ярких, стильных, дерзких, талантливых. И что с них взять, кроме анализов, — не «Полтаву» же они будут ему читать, в самом деле. Впрочем, видел я недавно, как обкурившийся нарк читал для пожилых соседок по плацкарте «Евгения Онегина», объявив, правда, автором стихов Лермонтова. Незабываемые впечатления! Старушки не понимали обкуренности, и аплодировали нарку до взаимных слёз — вот картинка, достойная Хармса! Ужели складно читать Онегина нынче решаются лишь любители забить косяк?

Так вот, Золотухин погрустнел и говорит:

— Хорошие стихи… Острые. Молодец. Но ты читаешь их резковато. А ты прочти, как читал бы Пастернака — грустно, в стиле позднего Смоктуновского.

Господи! О чём говорит бедный Золотухин? Мальчик в тональном креме тоже смотрит на него с непониманием. Ху из Пастернак? Ху из Смоктуновский? С чем их едят? Что хочет от него этот дядя? Мальчик ведь уже всех поразил и эпатировал словом из четырёх букв на «Ж». Слово размножит Первый канал и передаст по спутнику всей великой России. И друг степей калмык, и тунгус повторят это слово как завороженные, сидя у телеэкранов. Рейтинг зашкаливает. Все в шоколаде. Чего ещё надо Золотухину?

А что ему действительно надо? Зачем он сюда пришёл? Научить этих аборигенов попсы прекрасному? Привить любовь к великому и могучему? Читал ли он тексты их песен, самый членораздельный из которых «ути-муси-муси-пуси, я горю, я вся во вкусе»?

Ранний Пастернак! Поздний Смоктуновский! Интонационная чистота и одухотворённая рефлексия!

Похожую историю рассказал мне профессор Московской консерватории, один из лучших пианистов современности, ныне, к сожалению, уже покойный. В последние годы его постоянно приглашали в богатые школы — учить тамошних деток «на пианине». Многие из деток, к которым приезжал музыкант с мировым именем, видели «пианину» в первый раз, и уроки ограничивались тем, что он им ставил на клавиши ручки. Человек, которому внимали многотысячные залы разных стран, просил десятилетнюю дочь нефтяного олигарха не жевать жвачку во время разучивания пьески «Чижик-пыжик». Но ему хорошо за это платили. Лучше чем за Дебюсси и Рахманинова в концертных залах Европы.

Зато не Вася Пупкин им букварь читает.

В этом есть что-то от желания волшебства — прилетит, мол, в голубом вертолёте, с гениальной харизмой, взмахнёт волшебной палочкой — и не надо будет ни заниматься, ни Пастернака читать, ни Рахманинова слушать. Всему сам научишься — от его прикосновения, взгляда, известности, размаха личности. Не так важно даже, что он там лопочет. Говорят вам — гений. Всасывайте масштаб.

Вот мне и кажется, что чушки победили. У них грязь под ногами вся усеяна отборным бисером. Они топчут его и месят. Им хорошо.


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск