29 октября 2007, 14:00 Автор: Константин РУБИНСКИЙ

Полчаса на берегу

Очень устал за прошедшую неделю. Была премьера спектакля, беготня, нервы и шум. Было много работы помимо этого — как-то всё навалилось сразу: тут напиши детскую пьеску, там оформи сценарий творческого вечера, сям съезди с группой детских поэтов в презентационный вояж по области. Вчера, одуревший и осоловелый, сел после ненормированного рабочего дня в маршрутку, а маршрутка оказалась не моя. Перепутал. Да ещё к тому же и задремал. Так что очнулся уже где-то на подступах к северо-востоку.

А северо-восток — это район для меня совершенно уникальный. По очень простой причине. Это единственный район, в котором я, к стыду своему, никогда не был. В Металлургическом и Ленинском — сколько угодно. А вот с этим — не сводила судьба. И было даже как-то немного стыдно: тридцать один год живу в Челябинске, а по Мамина прогуляться не приходилось.

И вот сподобился. Просыпаюсь совершенно одуревший: ночной пейзаж за окном мне абсолютно не известен, пассажиров полтора человека осталось, по радио у шофёра идёт реклама моего спектакля. Сюрреализм, ёксель-моксель. Я проснулся или ещё нет? Это Челябинск или внутренняя Монголия? Я в плену у марсиан или со мной случился сюжет фантастического триллера «Поворот не туды»?

Вот сейчас только сообразил: вы, наверное, подумали, что был я, как говорит Зощенко, «выпимши»? Разочарую: нет. Но состояние навалилось какое-то близкое: безразличие, блаженство от тепла (подо мной работал тепловентилятор) и ощущение сладкой усталости. Потом я пригляделся к табличке маршрута и понял, куда меня занесло. И не расстроился. Я, знаете ли, с детства мечтал сесть как-нибудь на первый попавшийся поезд, выйти (или спрыгнуть) наугад и найти городок (или село), в который ноги сами приведут. Тут, конечно, была маршрутка, а не поезд, но наивное чувство неизвестности радовало так, как это предвкушалось в детстве. Осталось попросить шофёра остановить в каком-нибудь произвольном месте; я так и сделал, и вывалился из маршрутки в вечернюю темноту на забытой Богом остановке.

Передо мной мерцало озеро. Стояла полная луна, небо было спокойным и чистым, и в воздухе висела сырость, настоянная на запахах осени. Через дорогу был пустырь, поросший репейным бурьяном с редкими деревьями, а за ним — серо-жемчужная гладь воды с отражением луны — родимым пятном — где-то на середине. Людей не было. Где-то позади меня толпились многоэтажки северо-востока. А здесь стояла тишина, и впереди расстилалось огромное Первое, которого я не видал ни разу в жизни.

Почему это было так странно? Потому, что Кто-то протянул невидимую мягкую руку и одним движением выдернул меня из суеты. Показал: смотри, как это близко - красота, отдохновение и величавая тишина. Достаточно ошибиться маршруткой, и ты уже в пустом пространстве, освещаемом луной. И перед тобой — медленная, но ещё живая перед зимним сном вода. И вокруг только воздух, и едва слышные вздохи ветра, и промозглая свежесть высохших трав.

Я пошёл по бурьяну в концертных туфлях и брюках и нацеплял вдоволь репьёв. Промочил ноги, но дошёл до озера. Вода была чёрно-прозрачной — я не могу это описать словами. Она казалась теплее, чем воздух, и ласкала пальцы с бессознательной нежностью. Все ощущения, даже промокших ног, были безотчётно прекрасны. А особенно хороши были огоньки на том берегу — они сулили что-то далёкое и почти несбыточное.

А ещё полчаса назад я стоял в толпе галдящего народа, среди хлопающих пробок от шампанского и недорогих улыбок, среди одержимых славой и карьерой, и многословием. И резкий свет тысячи ламп бил так ярко и оживленно, что казалось — это и есть центр града и мира, здесь свершается самое важное, потому что здесь так громко, патетично, празднично, многолюдно. И ещё сильнее этих ламп светились лбы столичных гостей, людей приятных манер и тонкой речи. И пахло, конечно, несусветно изысканной парфюмерией.

…Я провёл на берегу озера около получаса в полном одиночестве. Никто меня не потревожил, только где-то очень далеко лаяла собака. Потом мне стало холодно, и я понял, что мой сеанс релаксации подходит к концу, что мне намекают на это. Тогда я сел в маршрутку и поехал домой. Домашние долго выковыривали репьи из моих штанин и недоумевали, на каком званом вечере я их нацеплял.

А потом я лёг спать. Закрыл глаза и увидел озеро с луной. Вернее, с двумя лунами — вверху и внизу. Серая вода шелестела: «Приходи ко мне время от времени. Просто садись не в ту маршрутку и приезжай, когда от всего устанешь, ладно?»




Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск