15 октября 2007, 15:00 Автор: Константин РУБИНСКИЙ

Культ Версаче

Не умею я стильно одеваться. Прошло мимо меня умение «грамотно подать себя», ненавязчиво блеснув хорошими брэндами одежды. Вот, компьютер подчеркнул «брэнды», как ошибку. «Бренды» тоже не принимает. Видать, он тоже ничего в этом не смыслит, бедолага.

Как-то меня вовремя этому не научили: примерять рубашки от Версаче и листать глянцевые «Мен Хелты» в поисках стильных реклам с умопомрачительными ботинками из нильского крокодила. То есть по уму меня, наверное, всё-таки провожают, а вот по одёжке встретить достойно никак не удаётся. Скромные брюки, турецкий свитерок, выглаженная, но без претензий, рубашка. Не пафосный я мужчина в смысле туалета, и глаз не цепляю.

А все кругом настаивают: надо-надо-надо. Надо осваивать эту великосветскую науку. Учиться всем её тонкостям. Одеваться следует неброско, скромненько даже, но чтобы каждой собаке было видно: эта скромная одёжка тянет в общем и целом никак не меньше, чем на штуку баксов. Тогда, мол, все будут меня и воспринимать «более шикарно». Что такое – воспринимать «более шикарно», никто толком не может объяснить.

У меня есть несколько приятелей, которые большое количество времени проводят в бутиках. Когда они появляются в великосветском обществе, по толпе проносится тайный вздох восхищения. Девушки прикусывают губки. Но с этими людьми категорически не о чем говорить. Они скучны, как манекены в витрине гламурной лавочки. Они умеют улыбаться (блеск улыбки гармонирует с пуговицами, ароматическая вода для полоскания рта идеально совпадает по аромату с туалетной), но не более. Древнегреческая максима «заговори, чтобы я увидел тебя», для них антиактуальна. Даже чеховское «в человеке всё должно быть прекрасно» на них не натянуть.

А вот мне всегда казалось, что для женщины это должно быть в высшей степени эротично: с виду непритязательный мужчина, который начинает разговор и… через минуту все считают его красавцем. Моя тётка, например, без ума от Радзинского именно по этой причине. Сидит сморчок с кудряшками, пиджачок тоже не то чтобы очень казистый. Честно говоря, женщине и смотреть не на что. А открыл рот – всё. Лицо озарилось, огнь в глазах запылал, и речь журчит, точно реченька. Ложитесь, дамы, в штабеля. На беду Господь повелел вам любить ушами.

Нет, с Радзинского брать пример я совсем не хочу. Но мне претит видеть, как у кучи людей происходит подмена ценностей. Когда-то великий Лихачёв говорил: будь чистым, аккуратным, безупречно выглаженным, а цена одежды на тебе значения не имеет. В этом смысле он недалеко ушёл от европейского взгляда на эту проблему.

А у нас сегодня твою одежду читают, как книгу. Она превратилась в условный знак, матрицу, дресс-код, по которому окружающие определяют не только твой вкус, но и размер кошелька, характер, сексуальную ориентацию, круг интересов. На этом фоне люди, продолжающие любить строгий, аскетичный крой, сдержанные расцветки, недорогие функциональные вещи, приобретают статус не то чтобы чмо, но натур в чём-то явно неполноценных. О, ужас, кричат они. Ты купил свой пиджак на рынке! Кошмар! Посмотри на застёжку молнии на своём блейзере! Да это же за гранью добра и зла! Этой хорошо темперированной истерике должны безумно радоваться производители люксовых тряпок.

Когда-то сама великая Коко Шанель сказала: «Дорогая одежда старит». Честно – я не думаю, что это так однозначно. Может быть, старит не сама одежда, а одержимость ею. Стремясь к яркости, свободе, непринужденности, независимости, человечек как раз их и утрачивает. Потому что все эти понятия сводятся у него в итоге к фетишу, без которого он и его подлинная индивидуальность – ничто.


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск