1 октября 2007, 00:14 Автор: Константин РУБИНСКИЙ

Лайф в кайф

Один человек захотел попробовать все удовольствия жизни. Он ездил по разным странам, любил женщин разных цветов кожи, ел экзотическую еду и пил разные вина, омывал тело во всевозможных реках и океанах... Жизнь его пролетела, как увлекательный роман. Настала пора отходить в мир иной. Близкие решили задать ему, умудрённому богатым опытом, вопрос: «А какое же удовольствие было самым сильным?»

Человек слабо улыбнулся и сказал:

— Пустыня. +50 градусов. Я на карачках, с пересохшим горлом, почти теряющий сознание, ползу по раскалённому песку и вижу вдали какое-то нищее селение. Из этого селения ко мне с криками бегут чернокожие дети. Они несут мне широкую глиняную чашу с холодной водой. В этой воде плавают жёлтые листья. Дети подносят эту чашу к моему лицу, и я ощущаю два запаха: прохлады и увядших листьев. Вдыхать эти запахи, ещё не прикоснувшись в воде — вот это было самым сильным удовольствием в моей жизни.

Эту притчу (кажется, главным её героем был друг Экзюпери) я помню очень давно. И очень люблю.

Всё чаще и чаще сегодня я слышу от молодых людей фразу, ставшую почти банальностью:

— Я всё хочу попробовать в жизни и понять, что мне больше нравится.
Непонятно, что они подразумевают под «всё». Все удовольствия? Однако для некоторых и некрофилия — удовольствие.

Для некоторых и война — удовольствие. Эти люди чувствуют себя ущербными и бесполезными в любом месте, кроме поля боя. Они созданы для того, чтобы ползать под пулями. Тут сразу три плюса. Выброс адреналина, великая цель впереди и ощущение себя мужиком. А без этого — бессмысленность и пустота жизни, праздное шатание по улицам с бутылкой спиртного, полурастительное существование. Почти в духе романов Хемингуэя.

Один человек признался мне, что с удовольствием посидел бы годик-другой в камере-одиночке. По его разумению, этот опыт несвободы позволил бы ему овладеть более глубоким пониманием той тонкой материи, которую мы именуем смыслом жизни.

Вряд ли молодые люди имеют в виду эти удовольствия. Чаще они просто оправдывают желанием «попробовать всё» вещи сомнительные или запрещённые. Скажем, марихуану. Или групповуху. Или воровство бутылки коньяка в супермаркете. Или какой-нибудь эпатажный способ самоубийства. А предложите-ка некоторым их них испытать в числе «всего», скажем, прохождение обязательной воинской службы. Тоже ведь опыт. Покруче групповухи. Зуб даю, большинство из них попятится.

Феномен экстрима всё больше и больше захватывает мир. Человеку нужны острые ощущения — сумасшедшие, поднимающие дыбом кожу на загривке, заставляющие сердце спускаться к печёнкам. Появляются всё новые и новые искушения. По вам пройдётся слон. Вы за 0,1 секунду подниметесь на высоту 300 м. Вы искупаетесь в бассейне с пираньями. Вы прокатитесь с бешеной скоростью, почти выпадая из сиденья на поворотах. Вы сиганёте вниз на испорченном парашюте. Речь идёт не о покорении вершин, не о совершенствовании себя и своего тела, не о выработке терпения и мужества. Речь идёт об одноразовом кайфе, «колбасне», выбросе адреналина.

…Человек разучился получать острые ощущения от самой жизни. Притупились чувства. Теперь для того, чтобы «встряхнуть» себя, людям нужны амфетамины: ненормальные быстроты, прыжки с резинкой, поцелуи с тиграми. Чтобы визжать и получать ка-а-а-а-айф. Какое же удовольствие без перца, драйва, напряга? Какое блаженство без тайком выкуренного косячка? Без нетрадиционного секса? Традиционный слишком пресен.

Потом, конечно, каждый из этих экстремалов и «пробовальщиков» вернётся к простым удовольствиям. И будет свято ценить утоление жажды в жару, детскую улыбку, запах осенних листьев.

Жаль, что до этого возвращения ему придётся перепробовать кучу всякой изощрённой фигни.


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск