23 августа 2007, 14:00 Автор: Константин РУБИНСКИЙ

Сады большого города

В словаре Москвы давно нет слов «тишина» и «покой». Столичный ритм разрушает тебя, завораживая. Толпы в метро, в гипермаркетах, на бульварах и проспектах. Вечный бег, вечный шум, давки, грохот строек и реставраций; пробки на проспектах и в переулках; завывающие нищие в переходах; восточный говор на каждом шагу, рекламные призывы в мегафон, дым от шаурмы, очереди к маршруткам. Все одновременно говорят по мобильникам – даже в метро, если есть связь.

В Москве страшно собаке, ребёнку, птице. Они ещё не научились жить, не переводя дыхания. Круглосуточные огромные гипермаркеты вечно пережёвывают крутящимися дверями толпы людей. В метро давка, духота, на лицах — привычная обречённость. В Кремле, Третьяковке, Историческом музее, Храме Христа Спасителя — только толпы. За спинами не видно достопримечательностей.
Ощутить и увидеть в этом угаре мегаполиса поэзию столицы — задача не из лёгких. А поэзия есть. И, может быть, тем ценнее она, что открывает себя не каждому.

Вот в Питере поэзия разлита во всём городе. Чтобы обнаружить её изнанку, аверс — нужно зайти в какой-нибудь глухой двор и ощутить, что скрывается за парадным блеском Невского или Мойки: гнилой запах, обшарпанные стены, мутные окна, тёмный «колодец» с квадратным куском неба наверху.

В Москве — иначе. Осторожно заходить в дворики и проулочки, в калитки, порой тайно скрытые от глаз, нужно как раз для того, чтобы ощутить поэзию, поверить, что в этом мегаполисе есть что-то иное, кроме вечного бега и шума. За негласными ходами сохранились редкие «островки» подлинной Москвы — прекрасные и тихие, оттенённые шумом современного города. Их окружает огромный океан современных, «мертворождённых» домов, автомобилей, улиц. Но их не коснулась паранойя времени. Как они умудряются продолжать существовать и сохранять аутентичность — неизвестно и непонятно.

Идёшь по Проспекту Мира среди толпы, лязга и дыма. Свернул в двойные двери нужного здания, прошёл насквозь застеклённый коридорчик — и вдруг вышел к папоротникам, прудам с королевскими рыбами и бамбуковым оградкам, за которыми дремлют каштаны — аптекарский сад Петра I, в самом центре столицы. Как будто отключили какую-то кнопку: тишина, журчание воды, ветер в ивах. Контраст мгновенен и потрясает так, будто и впрямь, точно у английского классика, попадаешь в волшебную местность через платяной шкаф.

Или по другой улице, тоже широкой, которую обступили «хайтековские» многоэтажки, по которой непрерывным потоком мчатся машины. Только найди нужную дверь в какой-нибудь белёной стене — и вот ты уже внутри подворья или монастыря, на выложенной старинным камнем мостовой, в тенистом садике с журчащим фонтаном и старыми фонарями. Зайдёшь по тропке садика чуть поглубже — о чудо! — рви малину и облепиху, и это тоже в самом центре. Трёшь глаза, будто в пустыне обнаружил мираж.

Хорошо, что сюда не заглядывают туристы, да и сами москвичи не все знают о таких оазисах. Садишься в тень и отдыхаешь душой и телом: жара в столице нынче нешуточная, столбик подползает к +40. И вправду — чем не оазис в жаркой пустыне.

Читал в детстве у Гайдара: «Чуку казалось, что весь мир состоит из огромного города, с широкими улицами и машинами, большими домами и магазинами».

Теперь думаю: а ведь, наверное, недолго, когда и впрямь будет почти так. Города неудержимо расползаются вширь — ещё лет сто, и будем жить в мегагороде, замостившем всю планету; а если и не будем, то вырваться из центра города на природу станет сложно: нужно будет садиться в поезд или на самолёт. Правда, останутся такие вот островки, спрятанные внутри стозевного чудища мегаполиса. По ним наши правнуки и будут судить о природе; и сейчас в столице уже есть предпосылки для такого светлого будущего. Если этот прогноз кажется нереальным или пессимистичным — побывайте в столице нашей родины и убедитесь, что он вполне может стать реальностью.

На фото автора: «живые» островки природы и тишины в центре столицы.




Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск