9 июля 2007, 14:00 Автор: Константин РУБИНСКИЙ

Белка песенки поет

Мне рассказывали, что в Нью-Йорке, в Центральном парке, существует вид белок, которых нельзя даже прикармливать без специального разрешения. А уж если ты случайно такой белке причинил вред, всю жизнь будешь вкалывать, чтобы штраф выплачивать. И редкие эти белки от такой жизни размножились неимоверно. Даже научились своеобразно развлекаться.

Они знают, что люди им ничего дурного не сделают. Поэтому занимаются своеобразным экстримом: кидаются под проходящие мимо парка автомобили. Особенно любят грузовые. Грузовые тормозят прикольней. Едет такая машина, пусть на небольшой скорости, и вдруг под колёса несётся сумасшедшая белка! Причём все водители знают, что будет, если они эту белку переедут. Жмут на тормоза, не щадя ног и живота своего. Грохот, шум, пыль, столкновения. А белке – счастье, развлечение.

Или так. Идёт, скажем, человек по парку и ест что-нибудь вкусное. И вот белка семенит прямо перед ним, пройти не даёт. Хвост под ноги стелет: поделись едой! Человек поворачивается, а сзади – ещё одна белка. Чтоб не убежал. Создают оцепление. Так и ходят караулом спереди и сзади. А делись вкусненьким!

Я раньше думал, такое только в пугливой Америке бывает. А тут приехал в Павловск, в огромный и наполовину запущенный императорский парк. И вижу: не только.

Орешки белкам продают у входа спецом. Разных сортов. Входишь в парк – и белки тут как тут. Из рук берут запросто. Да и птички не боятся садиться на ладонь. Почти ручные. А утки, которые плавают в прудах, даже не беспокоятся за своих утят, когда ты подходишь их погладить. Ласкаешь утят, как котят.


А в Петергофе я шёл вдоль длинного пруда – и вы не поверите! Всю дорогу за мной плыла огромная стая рыб. Я по дороге иду, они - под водой. И чуть ли лбы не высовывают: хлеба! Я хлеб на вытянутой руке подношу к воде, так они от нетерпения наполовину выпрыгивают из пруда, побулькивают: кидай! кроши! Будто щенята какие-то, честное слово.

В прудах Петергофа стали осетров и форелей разводить, как в царские времена. Рыба очень доверчивая. Лебеди тоже не думают шипеть, когда к ним подходишь. Начинают позировать для фото, башкой вертеть.

Когда-то в детстве я привык к павлинам, которые запросто гуляли по площади Воронцовского дворца в Крыму. Гуляли, точно обычные смертные курицы. Роскошно расправляли хвосты, гордо поглядывали на туристов. Потом наступили жуткие и голодные времена начала девяностых, павлины разом исчезли.

Просочился нехороший слух: птиц пустили на шашлыки. Я чуть не заплакал, когда это услышал. То, что произошло, было символом: ушли времена красоты и доверчивости, пришли времена утилитарные, «мясные», времена выживания, а не любования. Тогда я ещё не мог всего этого сформулировать, но уже очень хорошо понимал.

Вот почему сегодня я так радуюсь выдре, которая почти в центре Питера переплывает Грибоедовский канал. Вот почему радуюсь наглым белкам и птицам, которые хватают хавчик из руки. Кто-то недавно сообщил, что озоновая дыра над Антарктикой стала вроде бы меньше; эта новость не обнадёживает так сильно, как тот факт, что белки, утки, выдры, рыбы, лебеди пока не полностью разучились доверять нам. Значит, конец света ещё далеко.

Говорят, в Челябе тоже стало больше белок. Шмыгают даже по скверу на Площади Революции. Дай-то Бог. Пускай бегают, весёлые, наглые и непуганые.


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск