21 мая 2007, 10:00 Автор: Константин РУБИНСКИЙ

Деньги под колесами

Первые ливни, первая грязь, первые чумазые машины — и, как следствие, появление на оживлённых перекрёстках подростков с тряпками и вёдрами. Пока мигает светофор, с особой скоростью и проворством почистят машине бока. Чем плохо? Даже ветеран, глядя с площадки попутного трамвая на мелькание ветоши в проворных грязных руках, проворчит благожелательно — мол, неплохо, пускай пацаны с детства узнают цену звонкой монетке. Всё честнее, чем по карманам в транспорте тырить.

Вот картинка с натуры: у светофора останавливается иномарка средней дороговизны. Пацан с тряпицей кидается к ней, унюхав перспективу хорошего заработка. Тут главное — демонстративное старание, а вовсе не искреннее желание отмыть налипшую слякоть. Поводить тряпкой по фарам, отдуваясь, размазать грязюку по капоту — десять, двадцать, двадцать пять секунд — а потом ещё успеть подбежать к водительскому окну за заветной купюрой.

Однако водитель недоволен. Он даёт предупредительный гудок: отойди, не надо. Но пацана гудком не отвадишь. Всё так же старательно, на автоматизме, продолжает водить тряпкой. Чё, мол, тебе, дяденька, жалко, что ли? Чистой будет машина, никто не напишет на ней «помой меня, я вся чешуся…»

Но дяденька не отступает и даёт ещё один гудок, подлинней предыдущего. И рукой показывает — отойди. А пацанчик не отступает. Моет, драит, чуть ли язык не высунув. Вот уже и светофор готов замигать. И мальчик как ни в чём не бывало подбегает к водительскому окошку за денежкой. Водитель раздражённо талдычит: «Я же тебя не просил!» А тот будто не слышит. Вроде как глухонемой, наподобие тех, что в поездах торгуют разноцветными брелками. Водитель всё же суёт руку в карман и высыпает мальчику в ладонь здоровенную горсть монет. И тут происходит чудо. Дитя обретает дар речи.

— Мне не нужна такая мелочь, — говорит он.

Водитель, напротив, теряет дар речи. И даже забывает про светофор. Он смотрит на мальчика выпученными по-рыбьи глазищами. Пацан пару раз провёл тряпкой по его машине, хотя водитель отгонял его. Теперь он дал мальчику горсть мелочи, а тот качает права.

Так и не найдя толком, что сказать, он трогает с места. И тогда юный автомойщик делает отработанный и, полагаю, свой коронный жест: он поворачивается к водителю задом, подкидывает монеты в воздух и изящно, точно наддаёт по ним ногой, как в футболе. Монеты брызгают по мостовой. Водитель успевает это увидеть, однако он уже не может остановиться, иначе создастся аварийная ситуация. Жест мальчика рассчитан и по движениям, и по времени, производит колоссальный эффект, а главное, в нём есть такая брезгливость, такое мощное презрение, которым позавидовал бы и нефтяной магнат, отказываясь от подачки в пару миллионов долларов.

И вдруг я вижу, что весь асфальт на этом перекрёстке прямо-таки усыпан горстями белых и жёлтых монет. Хорошо бы тут поживились нищие: под ногами валяется по меньшей мере сотня рублей. Машины давят их колёсами, пацаны топчут. Логично было бы, если бы они ещё позволили себе роскошь кидаться десятирублёвыми купюрами: мелкие деньги! Но нет, слава Богу, до такого шика ребятки ещё не докатились.

Вот я и думаю над этим сакраментальным «пускай с детства узнают цену денежке». Узнают ли? Ставки у этих юных чернорабочих эпохи развивающегося капитализма уже весьма высоки. Никакой мелочи. Только бумажными. Можно в валюте. Мы вам не какая-нибудь дешёвка. Мы тут не просто тряпками машем. Мы имидж создаём вашей тачке. Уберите свой медный мусор. Мы не нищие. Ещё бы: разве нищие могли бы себе позволить в буквальном смысле кидаться деньгами?
Узнают цену монете? Фиг вам. Они уже научены снимать сливки. Они уже ждут случайного счастья: кто-то просунет через окошко полтинник, кто-то сотню, у кого-то не будет мелкой купюры… Зачем копить кропотливым трудом по рублику? Это слишком муторно, слишком долго. Мелочь — на асфальт. Потом бомжи подберут, им хлебушка надо купить, а эти-то сколачивают сразу на «Playstation».

…Выпить стакан газировки за три копейки. С грушевым или апельсиновым сиропом. Из автомата. Вот счастье. Холодная, колючая, ароматная вода. Я откладывал по копейке с каждого школьного завтрака. Моё детство восьмидесятых отнюдь не было бедным или голодным. Но ни мне, ни моим сверстникам и в голову не пришло бы просто так кидаться мелочью. Пусть и неденоминированной. На пацана, который бы учинил подобное, глядели бы как на круглого идиота.

А сегодня, во времена «проклятой победившей демократии», «нищей России» и «обделённого детства», под колёсами импортных машин заманчиво поблёскивает густая россыпь новых российских рублей. Комментарии излишни?


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск