2 марта 2007, 14:00 Автор: Константин РУБИНСКИЙ

Возмещение расходов

«Кредит беспроцентный!», «Кредит бессрочный!», «Кредит без первого взноса!» — мелькает, кричит, пестрит, шумит кругом. «У вас нет денег? Вы просто обязаны взять кредит», — заявляет продавец в модном супермаркете. Всё уже наготове. От клиента — только паспорт. Никаких залогов, поручителей, проволочек и справок. У вас честное лицо, поэтому мы делаем дополнительную скидку в полпроцента… Как-то и не думаешь, что когда-нибудь его придётся отдавать.

У моего друга Миши была девушка по имени Ольга. Впрочем, строго говоря, Ольга была не его, потому что к Мише никаких особых чувств не питала. А вот Миша питал, поэтому считал Ольгу в известном смысле своей. Ещё Бунин, кажется, говорил: «Когда кого-то любишь, почти невозможно поверить, что этот кто-то тебя не любит».

Миша не то чтобы Оле надоедал, но каждым своим жестом выдавал силу чувства. Видимо, он не умел особенно лукавить. Как известно, утверждение «чем меньше женщину мы любим…» верно и в обратном своём варианте. Мише бы охладеть да преисполниться к Оле ленивым равнодушием, а он пылал, да так ярко, что девушка недовольно щурилась.

«При чём же тут кредиты?» — спросит внимательный читатель. Постойте, это присказка, сказка — впереди.

И решил Миша так. Пускай Ольга к нему ничего не питает — он будет бескорыстно и безоглядно вкладывать в неё свою любовь. В конце концов, любить по-настоящему — это, прежде всего, заботиться. Миша дал Оле понять, что ничего от неё не требует, что он просто будет рядом. Поблизости. И стал ей близким другом, наперекор обычному мнению, что не бывает простой дружбы между буковками М и Ж.

Для Миши уже было счастьем, что Оля существует в этом мире.

…Они ходили вместе в киношку и карабкались на уральские горы. Он старался ездить с ней в интересные поездки — Оля любила открывать новые места. Дарил ей смешные подарки (не лирические, чтобы не напрягать подругу, а именно забавные, ни к чему не обязывающие). Помогал ей с экзаменами в институте. Водил в уютные маленькие кафешки, опять же не выходя за формат ни к чему не обязывающих приятельских посиделок. И Оля к нему привыкла.

Потом у Оли умер отец, и Миша помог организовать похороны, потому что мать Оли была в беспомощном шоке от случившегося. Затем Оля попала в больницу — сильно отравилась. И Миша дежурил у её кровати дни и ночи напролёт. А потом Оля выздоровела, и у больницы её встретил какой-то тип на «Хонде». Оля издали помахала Мише рукой, села в «Хонду» и укатила.

Оказывается, это был её парень, которому она с недавнего времени симпатизировала. Лицо у парня было равнодушное, а глаза холодные. Ничего удивительного, что Оля на него запала.

И тут Миша не выдержал. В нём что-то щёлкнуло и сломалось, и он стал делать резкие движения. Он прибежал к Оле и закричал:

— Я столько для тебя сделал! Жил для тебя! Почему я в ответ ничего не получаю?!

Она смерила его ледяными глазами (заразилась у своего «Хонды») и сказала:

— Так ты это всё для того, чтобы я тебе когда-нибудь возместила? Выставляешь мне счёт?..

И вдруг он увидел себя со стороны. И понял, что действительно выдавал ей всё это время кредит. Втайне, в глубине сознания, надеясь: потом я попрошу у неё расчёт в нужной валюте, и она не откажет. Эта мысль была ужасна. Он тут же стал сам себе противен. Ольга-то думала, что всё, что ей выдаётся, — беспроцентное, бессрочное и искреннее. А он где-то в глубине души подсчитывал столбиком своё терпение, любовь, надежду, заботу и всё это приплюсовывал к кредиту, чтобы потом, в нужный момент, попросить расчёт.

Выходит, он заботился об Оле корыстно. Он не мог любить и отдавать даром, из щедрости, из избытка. Ему было важно дождаться положительного результата.

…Неужели каждый, кто даёт, втайне уповает на то, что когда-то получит свой вклад назад, да ещё с процентами? И держит за пазухой бумажку, на которой подсознательно всё записывает? Неужели все мы — маленькие прообразы щедрого банка, который заманчиво развёртывает рекламы, призывая немедленно насладиться благами кредита, но ни словом не намекает о дальнейшей расплате?

Дело тут не в Ольге. Ольга поступила умно. Она воспользовалась щедротами Миши, а потом умудрилась вызвать у него чувство вины. Безупречная по-своему партия.

Дело в Платоне, который когда-то сказал: «Любящий божественнее любимого». Ты любишь — и пускай тебе не отвечают взаимностью, в своей любви ты ближе к Богу. Бог тоже многих любит безответно. Будь счастлив, светись и отдавай свою любовь, ничего и никогда не прося взамен.

Не получается. Наступает момент, когда мы начинаем требовать возмещения своих расходов.

Видимо, бессрочных кредитов не бывает даже в любви.


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск