26 января 2007, 15:00 Автор: Сергей СМИРНОВ

Когда армия теряет форму

- Внимание, рота! Поясные ремни снять. Брючные ремни расстегнуть. Штаны спустить… Командир роты по кличке Борман, бывший боксер-тяжеловес, пронес перед строем крепкое, словно арбуз, пузо. В руке у Бормана блистал огромный нож. Мы стояли в строю со спущенными штанами, соображая, что он этим ножом будет делать?

Вечные трусы

Шинель солдату выдавали на два года. Сапоги и мундир – на год. Трусы меняли раз в неделю. Я не знаю, каков был срок носки трусов по воинскому артикулу, но наш старшина на нижнем белье явно экономил или продавал по дешевке на сторону: в бане нам выдавали нечто вроде выцветшей набедренной повязки, болтавшейся на узловатой резинке. Как в таких трусах ходить в самоволку? Позор всем вооруженным силам!

«Старики» и «черпаки» («черпаки» – солдаты, отслужившие 1 год) носили плавки. Наличие неуставного нижнего белья и решил проверить наш ротный командир. Увидев на солдате плавки, он шоркал лезвием ножа себе по ляжке, как парикмахер, правивший на ремне бритву, и разрезал их прямо на теле служивого:

- В самоволку собрался, мерзавец?

В армии хотелось носить хоть что-то из гражданской одежды. Вместо исподнего старики поддевали под гимнастерку спортивное трико, а вместо портянок – шерстяные носки. Начальство с этим регулярно боролось, но безуспешно.

Однажды рядовой Гена Ваганов, выпускник художественного училища, смастерил трафареты и нанес нам на кальсонные рубашки цветные надписи: «Филадельфия флайерс», «Чикаго блэк хоукс», «Бостон брюинз» и другие названия команд НХЛ. После отбоя мы ходили по казарме, как звезды канадского хоккея. Обнаружив в бане испорченное белье, старшина долго вопил о засилье вражеской пропаганды и велел отстирать белье. Но краска въелась намертво.

Моду диктовали лорды

В армиях всех времен и народов старались как-то украсить или усовершенствовать форму. Во время Крымской войны XIX века это, например, сделали англичане, которых жестоко наказывали за нарушения правил ношения одежды. Некий кавалерийский офицер Кардиган (кажется, даже лорд) очень мерз во время зимней кампании. Английский мундир на крымские холода рассчитан не был – на груди был довольно широкий вырез. Кардиган велел связать себе свитерок с вырезом, который надевал под сюртук.

А вот лорд Роган страдал от холодных зимних дождей. Он изобрел новый крой рукава, на котором не было шва, и капли дождя, бившие по плечам лорда, сквозь одежду не проникали. Фамилию лорда в русском языке несколько исказили, и крой одежды сейчас принято называть реглан.

Альпинисты носят шапочки-маски, которые называют балаклава. Балаклава – название крымской бухты, в которой стояли английские и французские войска. Чтобы защититься от ветра, оккупанты и придумали вязаные шапочки, которые через сто с лишним лет кроме альпинистов полюбили бандиты, террористы и бойцы войск специального назначения.

Солдат стремился изменить одежду для того, чтобы она была не только удобной, но и красивой. Один из лидеров белого движения Антон Деникин писал, что во время царствования Александра Ш престиж армии упал, так как государь решил отказаться от формы западного образца и ввел широкие шаровары и круглые каракулевые шапки. Отправляясь на дембель, солдаты доставали форму, введенную при его отце, – с нашивками и галунами, чтобы поразить родичей в своей деревне.

Искры из-под ног

Солдат начинал примодняться после первого года службы. «Черпак» имел единственную привилегию – он отличался от «молодых» тем, что заглаживал на гимнастерке поперечную складку. А уж «старик» или, тем более, «дедушка» отрывался на полную катушку.

Во-первых, старичок ушивал штаны. Он распускал боковые швы, подворачивал материал и снова зашивал брюки (вручную!). Некоторые ушивали брюки так, что они становились узкими, как гусарские рейтузы. С брюк так же спарывались наколенники. Зачем они старичку? Пол он не моет, на коленках не ползает.

Затем «подрубалась» гимнастерка – полы ее укорачивались так, что едва выступали из-под ремня.

Кстати, перешивать приходилось все – и шинель, и парадно-выходную одежду («парадку»). По уставу длина шинели отмерялась от земли (не помню, кажется, 28 сантиметров) независимо от роста солдата. Это было нужно для того, чтобы в строю нижний край шинели находился на одном уровне. Армейские модники укорачивали шинель настолько, что она становилась похожей на суконный пиджачок. На спинке шинели была складка, чтобы по мере необходимости шинель развернуть и использовать вместо одеяла. Задумка хорошая, но вот беда – в эту складку пробирается холод, особенно если ветер дует в спину. То, что не нужно, жизнь отвергает – складки аккуратно зашивались.

«Парадку» тоже приходилось перешивать. Не знаю, кто решил, что у солдата задница, как у 50-летней работницы общественного питания, но брюки выдавали ужасные. Особенно комично воин выглядел после того, как заправлял их в сапоги: штаны надувались пузырем. Решалась эта проблема просто: солдатик выпарывал клинья, вшитые между ног, и штаны становились узкими. Сколько материала тратила Родина впустую на солдатские брюки!
Каждый день солдат обязан «подшиваться» – пришивать к вороту гимнастерки кусочек белой материи, чтобы не натирать шею. Но разве станет дедушка оскорблять свою выю дешевой тряпкой? Воротник подшивали бархатом – красным или золотистым и сверху ворота пришивали так называемый кембрик – белый шнур, который окантовывал воротник.

Теперь о погонах. Чтобы они держали форму, в них делали вставки – куски линолеума или тонкой жести. Со вставками начальство боролось особенно рьяно. Дело в том, что в одной воинской части солдат заснул сидя за столом, и жестяная вставка пережала ему сонную артерию. Солдатику, видимо, снился дембель, до которого он так и не дожил.

Сапоги – особая песня. Дембель, конечно, должен ехать домой в яловых сапожках. А во время службы улучшали внешний вид обыкновенных «кирзачей». Для этого их… гладили утюгом через тряпку. От высокой температуры пупырышки на кирзе (кирза – чисто советское изобретение) плавились, и голенище становилось гладким. Было модным носить сапоги «гармошкой» (в прежние времена это называлось «борить» сапоги). Чтобы голенище складывалось, на края пришивалась широкая резинка: сунул ногу в сапог – голенище собралось в гармошку.

Каблуки на сапогах делали выше – «надстраивали». Умелец-сапожник в роте был в чести. За бутылку он мог основательно подковать сапоги: в каблук вставляли пластину из магниевого сплава – при ходьбе из-под таких сапог летели искры!

Нет на нас Хуго…

Лет шесть назад зашел в родной полк. Попал на какое-то торжественное собрание. Больше половины военнослужащих – женщины. Солдат не хватает – командир полка пожаловался, что даже снег на территории части убирать некому. Офицеры одеты кто во что горазд. Некоторые пришли на собрание в затрапезном камуфляже, который я бы постеснялся на охоту надеть.

В другой раз был на торжественном построении в военном училище. Полный разнобой: кто в камуфляже, кто в куртке, одни в синих шинелях, другие – в серых.

Когда армия теряет форму, она теряет форму. Боеспособные части, как правило, имеют и бравый вид. Скажете, мелочи? А знаете, кто разрабатывал форму войск «СС»? Отвечаю – Хуго Босс!


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск