12 января 2007, 10:00 Автор: Сергей СМИРНОВ

Шинель с лисой

Примерно один месяц в году я провожу на охоте. Это счастливое для меня время. Возвращаясь в город, слышу от друзей и знакомых одно и то же: «Сколько зверей убил, живодер?»

Одна из читательниц, увидев в газете мой материал про охоту, прислала в редакцию гневное письмо. «Вы нечто, господин Смирнов, - писала она (видимо, все-таки хотела написать «вы – ничто»), вы - низкосортный плебей!» Я подумал, что вместе со мной можно поставить в один ряд Аксакова, Тургенева, Толстого и Хемингуэя, да и многих других известных личностей, поэтому решил не обращать на эту реплику никакого внимания. Но…

«Ты – животное!» - возмущенно сказала мне женщина, к которой я, скажем так, трепетно отношусь, увидев фотографию с охоты, на которой я держу убитую лису. Поразмыслив, что лучше – «животное» или «скотина», к однозначному выводу я так и не пришел. А вот на тему, кто лучше - охотник, застреливший лису, или женщина, которая носит из нее шапки и шубы, поразмышлять стоит.

Мечта любой женщины – шуба. Причем, шуба из натурального меха. Женщина мечтает о ней с той же страстью, с какой гоголевский Акакий Акакиевич о новой шинели. Я знаю одну даму, с которой когда-то состоял в родственных отношениях, у которой таких шуб шесть. И она тоже любит животных. Это отнюдь не мешает ей кутаться в жаркие меха и каждый день трескать мясо.

- А как же бедные зверюшки? – спрашиваю я.

- Ну, - задумывается она, - в домашних условиях их убивают более гуманным способом…

Вам рассказать как? На звероферме песцов забивают электротоком. Берут два провода, один конец вставляют в анальное отверстие, другой…

- Прекрати, - кричит она мне, - слышать это невозможно!

Эта дама - эстетка, и демонстративно не ест дикое мясо. Я бы мог рассказать ей (да разве станет слушать?), как, например, режут свинью. Как накануне хрюшка чувствует это, и роет под стеной свинарника яму, чтобы вырваться на волю. Как гадит от страха, когда первый удар ножом случается неудачным. А вы смотрели в глаза коровы перед забоем?

Я вам испортил аппетит? Ничего, это пройдет. Голод – не тетка. Все мы гуманисты, пока сыты.

Мадам, если вас не покормить неделю, вы своими нежными ручками свернете голову живому цыпленку. Через три – вы возьмете в руки дубину пещерного человека. Он, кстати, тоже носил на плечах шкуры диких зверей. И мы еще посмотрим, кто из нас будет убивать с большей свирепостью.

Что касается охоты, то охотник никогда не скажет «убил» - охотник скажет «взял». То, что в наших лесах еще есть какая-то живность, нужно сказать спасибо охотникам. Да, да, именно охотники, а не вы, гуманисты, отправятся скоро в леса, чтобы делать для зверей кормушки, заготавливать соль, делать проходы в глубоком снегу.

Конечно, и среди охотников есть уроды. Толстосумы, которые бьют лося из карабина с оптическим прицелом. Стреляют сначала в колено, чтобы потом добить в упор. Деревенские пьяницы, алчно истребляющие косуль, застрявших в глубоком снегу, ставящие силки и петли. В молодости я читал книгу «Зеленые холмы Африки» (Хемингуэй тогда был в моде). Хэм бил львов десятками: подъезжал ночью на машине к львиному прайду, освещал хищников фарами и стрелял всех подряд. Читать это невозможно. Но когда я высказал свое мнение о писателе одной экзальтированной дамочке - искусствоведке, она в ярости вонзила мне в горло свои длинные накрашенные ногти.

Все мы, по сути дела, животные. И те, кто стреляет в зверей, и те, кто носит их шкуры, купленные в дорогих бутиках.


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск