12 января 2007, 10:00 Автор: Константин РУБИНСКИЙ

Просто так

Едет себе семнадцатый трамвай по привычному маршруту: от горбольницы на северо-запад. И люди в нём набились, как в тетрисе, и лица сосредоточенно-хмурые, как положено, и кондуктор тоже классическая: строгая, вездесущая, требовательная.Но вдруг что-то меняется. Что-то непривычное происходит.

— Следующая остановка — цирк, — говорит водительница. — Дорогие друзья, от всей души поздравляю вас с Новым годом, старым Новым годом и Рождеством. Будьте здоровы, счастливы, удачи вам и вашим близким.

Народ напрягся. А водительница на этом не останавливается. Трамвай ровненько-ровненько едет себе, а она продолжает:

— А сейчас я прочитаю вам стихотворение собственного сочинения. Про Новый год.

И читает. Простенькое, милое, грубовато вытесанное, с рифмами «год-придёт», «поздравляю-желаю», «счастья-несчастья», но так искренне и славно.

А народ слушает отстранённо, будто радио. И кондукторша всё так же между телами снуёт, «оплатим за проезд» требует.

Я подумал: у нас народ настолько к серым будням привык, что любая искорка радости его настораживает. Что-то тут не то. Бесплатный сыр — в мышеловке; бесплатная искренность — у «Свидетелей Иеговы»; бесплатное пожелание счастья — у Остапа Бендера. И вообще неожиданный миг отрады сложнее, чем неожиданное несчастье. С внезапной радостью непонятно что делать, когда она сваливается. Когда вот так незнакомый человек искренне желает вам всего доброго, остаётся только стоять и хмурить морду, чтобы, не дай Бог, не расчувствоваться.

Помню, как-то бабье лето затянулось до неприличия. Дни стояли тёплые и ясные, хоть купайся, хоть за грибами, хоть просто целые дни с улицы не вылезай. И некоторые люди как-то недоверчиво на это хмурились… Мол, балуют нас так не к добру. И было какое-то тревожное ожидание — вроде, как придётся потом за эту радость платить. Зато потом, когда внезапно подул порывистый холодный ветер и чуть ли не сразу обрушился мокрый, промозглый снег, все облегчённо вздохнули. Мол, наконец-то — привычное, холодное, пронизывающее, серое, родное. А когда слишком много тёплого и солнечного — это подозрительно…

…Наша водительница никак не унимается. Она уж прочла и второе стихотворение (отдельное поздравление для молодёжи), и третье (для стариков), и чуть ли не рождественскую колядку затягивает. Она будто видит из своей кабины, что не проняла пока народ.

И тогда она говорит прямо:

— Дорогие люди, повернитесь, пожалуйста, друг к другу и пожелайте счастливого Нового года! Ну, пожалуйста!

«Дорогие люди» недоверчиво скашивают друг на друга глаза. И вот, наконец, какой-то чуть пьяненький дядечка поворачивается к надменной даме, стоящей справа, и говорит:

— Ну, с праздником, что ли!

И тут плотину прорывает. Вагон оживляется, начинает говорить, двигаться, улыбаться, поздравляться. А водительнице кто-то через весь трамвай передаёт подарок: кулёк с мандаринами.

…Я всё больше и больше соглашаюсь с мыслью, что настоящую ценность в этом мире имеет то, что избыточно, а не то, что полезно. То, что сверх положенного. То, за что не приплачивают. То, что льётся через край. То, что делается из чистого сердца, просто так. Был такой хороший мультик: «Просто так». Я очень его в детстве любил.

Самое безумное, самое излишнее — вот что в наше время самое человеческое. Я думаю, водительница семнадцатого трамвая знает это очень хорошо. И я благодарен ей за то, что она на минутку сотворила с нашими хмурыми рожами. Собственно, и подлинная поэзия, и первый весенний дождь, и саксофонист, играющий на улице, вытворяют то же самое.

Где у них, у трамвайщиков, книга отзывов и благодарностей? Хочу написать туда пару стихов. Просто так.


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск