15 марта 2007, : Автор: Ирина БЕРЕЖНАЯ

«Ласточка» из прошлого

Не успел Юрий Чайка в конце минувшего года занять пост генпрокурора, как сразу высказал свою точку зрения в давнишнем споре и объявил себя сторонником объединения следственных органов ФСБ, МВД, ФСКН и прокуратуры. И вот в Госдуму внесен законопроект о создании отдельного Следственного комитета из органов следствия Генпрокуратуры и прокуратуры. Станет ли он первой «ласточкой» в глобальном объединении? Как пишут федеральные СМИ, на неофициальном уровне рядовые работники Генпрокуратуры ожесточенно сопротивляются созданию Следственного комитета. В прокуратуре смысла в новшестве тоже не видят, говоря о том, что качество следствия зависит не только от названия структуры, но и – среди прочего – от продуманных или «дурных» законов.

Цимус самонадзора

Поправки в Уголовно-процессуальный кодекс и закон «О прокуратуре», влекущие за собой объединение, уже внесены в Думу «Единой Россией». По мысли создателей законопроекта, Следственный комитет позволит разделить прокурорский надзор и само следствие. Смысл, по словам депутата-«единоросса» Алексея Волкова, в следующем: сейчас прокуратура совмещает функции следствия и надзора, никому не подконтрольна и фактически надзирает сама над собой. Чтобы усилить следствие, надо отделить его от надзора, для этого и внесены поправки. Кроме того, разработчики надеются, что объединение следствия позволит повысить качество работы правоохранительных органов и ликвидирует возможность для злоупотреблений.

Структура следствия, согласно законопроекту, будет следующей: Следственный комитет Генеральной прокуратуры и его управления на региональном уровне, а также в структуре специализированных прокуратур. Начальник комитета станет «ровней» генпрокурора – его будет утверждать Совет Федерации по представлению президента.

Законопроект урезает значительное количество функций прокуроров. Они лишатся права возбуждать и прекращать уголовные дела, участвовать в предварительном расследовании и давать руководящие указания следствию. Все освободившееся время прокуроры должны будут посвятить надзору за следствием и соблюдением законодательства. Прокуроры по-прежнему будут поддерживать обвинения в суде. В случае нарушений надзирающее ведомство имеет право возбуждать и расследовать дела в отношении самих следователей.

- Я, конечно, оптимист, но, видя реальное положение дел в России, не стал бы делать такие оптимистичные прогнозы, которые делает «Единая Россия», - говорит Андрей Соловьев, адвокат коллегии адвокатов Советского района. - Судебные органы, милиция, прокуратура на самом деле не независимы, а связаны. Следователь вынесет постановление о возбуждении уголовного дела, если только ему прокурор скажет, что он его утвердит. Если возбуждение уголовного дела поддержано прокурором, шанс получить оправдательный приговор практически равен нулю. «Палочную» систему отчетности органов следствия отменили, но они по-прежнему отчитываются о количестве возбужденных дел, переданных в суд, прекращенных, рассмотренных судом и так далее. Такая же отчетность у судов и прокуратуры. И не дай бог после возбужденного дела будет оправдательный приговор или постановление о прекращении уголовного преследования! Тогда следователю, прокурору, судье можно писать рапорт об увольнении. Это конец карьере. Все это знают, и никто из этих органов друг друга «подставлять» не будет. Поэтому говорить о том, что создание отдельного следственного управления повысит качество работы правоохранительной системы, ликвидирует возможность для злоупотреблений, на мой взгляд, - очередная декларация. Ведь друзья и соратники в прокуратуре и судах останутся. И следователь, хоть он и считается процессуально независимой и самостоятельной фигурой, как бегал к прокурору с материалами до возбуждения и после возбуждения дела, так и будет бегать. А прокуроры и сейчас по закону не имеют никакой возможности вмешиваться в ход расследования. Но ведь кто-то должен поддерживать государственное обвинение. И именно прокурор потом будет бледнеть в суде за ляпы следствия. Так что хочешь – не хочешь, но вмешиваться он будет.

Кто за кого решает

Несмотря на то, что законопроект уже ушел в Госдуму, инициатива «единороссов» на начало марта еще не была согласована с заинтересованными ведомствами. Однако источник в «Единой России» по секрету сообщил федеральным «Ведомостям», что на неофициальном уровне законопроект вызвал ожесточенное сопротивление Генпрокуратуры. Челябинские следователи полагают, что подобные документы принимают специально без согласования с практическими работниками, дабы усложнить им жизнь и создать имидж людей, которые спят и видят, как бы нарушить права человека…

- Когда новый УПК обсуждали в прессе, один представитель науки в журнале «Законность» (он издается Генпрокуратурой) радостно писал: наконец-то хоть один закон принят без участия практических работников, - рассказывает Юрий Власов, начальник отдела по расследованию убийств и бандитизма прокуратуры челябинской области. - Следователи представляются в прессе как работники, желающие только нарушить права человека, но никак не уменьшить преступность. Видимо, кому-то выгодно создание такого имиджа. А изменения-то приняли не жизненные. Следователи оказались вынуждены в первую очередь устранять препятствия, которые ставит законодательство, и только потом раскрывать преступления. К примеру, теперь мы имеем право задержать человека на 48 часов вместо 72. За это время следователь должен собрать доказательства виновности, материалы для прокурора на арест, сделать еще множество необходимых вещей, затем прокурор должен пойти в суд, а судья – вынести постановление об аресте. Мы звоним генпрокурорам, они нам говорят: мы проводили эксперимент, вы все равно не успеете.

Что касается изменений в Уголовно-процессуальном кодексе, то это отдельная тема. С тех пор как закон был принят в новой редакции (в 2001 году), он уже претерпел около полутысячи поправок. Полусырой документ, утвержденный совфедом, создал массу неясностей и неудобств как следователям, так и обычным гражданам. Примут «следственный» законопроект – подобных моментов будет больше, тут уж и к гадалке не ходи.

- Никто не спорит с тем, что функции надзора за следствием и следствие должны быть разделены, - говорит Виктор Смок, старший помощник областного прокурора. - Но в такой стране, как Россия, к этому нужно идти плавно, последовательно, а не так: проснулись утром – здравствуй, Следственный комитет! Иначе мы потеряем управляемость. Убивать же не перестанут, криминалитет не будет ждать, пока мы создадим комитет. Несмотря на то, что реструктуризация провозглашается в рамках ведомств, все равно потребуются дополнительные расходы на создание новой структуры. Нужно изменение действующего законодательства, в частности, УПК. На это уйдут годы. И потом, трудно судить, насколько новая система будет функциональна. Будет ли это действительно усиление? Я боюсь того, чтобы мы не разрушили ту сложившуюся следственную систему, которая позволяет сдерживать преступность и выполнять ту работу, которая возложена на следствие.

Согласованная инициатива

В январе 2006 года Юрий Чайка, едва вступив в должность Генерального прокурора России, высказался о себе как о стороннике объединения следствий аж четырех ведомств: прокуратуры, ФСБ, МВД и Госнаркоконтроля. Новатором идеи он не был: за пятьдесят лет до него она уже широко обсуждалась.

В феврале 1957 года в ходе работы шестой сессии Верховного Совета СССР IV созыва эстонский депутат Пусэп выступил с предложением упорядочить деятельность следственных органов. По мнению депутата, разделение следствия между прокуратурой и милицией утратило смысл, и потому целесообразно сосредоточить расследование уголовных дел «в одном едином следственном органе» (о необходимости упразднить следователей госбезопасности речь тогда, естественно, не заходила).

Практически одновременно в журнале «Советское государство и право» была опубликована статья тогдашнего начальника Главного управления милиции МВД СССР Барсукова, в которой автор также высказался за создание объединенного следственного аппарата (предложив, правда, включить его в структуру МВД). Как рассказывают в «Вестнике НГУ» авторы статьи «Организация следственного аппарата России», предложения депутата и главного милиционера всколыхнули юридическую общественность. Обсуждение темы растянулось на несколько лет, мнения высказывались в прессе, учебных аудиториях, кулуарах власти. Резюме были единодушны: объединяться надо. Расходились эксперты лишь в ведомственной принадлежности будущего следственного аппарата – прокуратуре или МВД?

Прозвучало и одно нетривиальное мнение: создать самостоятельный орган по расследованию всех уголовных дел.

Абсурдно было бы полагать, что началась дискуссия спонтанно, без посыла с самого верха: подобные инициативы без вышестоящих директив в советском государстве были невозможны. «Инфраструктура» была благодатной: в те годы в СССР проводилась административная реформа. Что интересно, сегодня ничего не изменилось. Первым за последние два года идею объединения озвучил в ноябре прошлого года Борис Грызлов на координационном совещании руководителей правоохранительных органов в присутствии президента. Владимир Путин отрицательно не отреагировал, и в январе Юрий Чайка обозначил свою позицию.

Впрочем, тогда, в далекие советские, поддержки в Президиуме ЦК данная инициатива в итоге не получила, и вопрос был снят с повестки дня. Пауза, однако, не затянулась. К мысли о создании единого самостоятельного следственного органа возвращались — хотя и на разных уровнях, и с разной степенью конкретизации — вновь и вновь.

Все новое – старое

Дискуссия о принципах построения следственного аппарата была продолжена – хотя и в более скромных масштабах – во второй половине 1960-х годов. А в начале 1980-х тогдашнему министру юстиции СССР Теребилову даже предлагали возглавить общегосударственный следственный комитет – при условии, если он будет создан.

Централизованная система следственного аппарата под эгидой МВД чуть не была создана в 1988 году – реформирование даже прописали в резолюции XIX Всесоюзной партийной конференции. В 1987-1988 годах проводился эксперимент: следственные подразделения действовали в условиях служебной и процессуальной самостоятельности. Правильность и эффективность такого решения была подтверждена. Процесс создания Следственного комитета (тогда новую структуру предлагалось создать так же) растянулся на несколько лет.

В 1990 году даже был разработан пакет законопроектов, возглавил который закон «О следственном комитете РСФСР». На протяжении нескольких лет (!!!) все новые законы экспертировались - ученые, юристы писали отчеты, и в 1993 году проект Закона Российской Федерации «О Следственном комитете Российской Федерации» был внесен на рассмотрение Верховного Совета Российской Федерации, где и был принят перед летними каникулами в первом чтении. Однако политические коллизии в 1993 году надолго отодвинули его реализацию.

Теперь о нем заговорили вновь.

- Лично я не представляю себе, как будет функционировать объединенный Следственный комитет, сформированный из различных правоохранительных органов и силовых структур, если когда-то до этого дойдет, - говорит Дмитрий Вяткин, зампред ЗСО, председатель комитета по законодательству. - Сейчас оперативную информацию реализуют в следственных действиях различные ведомства. Вопрос: не будет ли информация, собранная одними оперативниками, становиться достоянием других служб посредством Следственного комитета? И потом, чтобы создать его, нужно учесть массу нюансов. Должен будет пройти некий организационный этап: подбор кадров, обеспечение материально-технической стороны. Очевидно, что он не будет коротким. В течение этого времени следствие тоже должно кем-то осуществляться. Потребуется полностью пересмотреть процессуальное законодательство. Явно, что не все специалисты захотят работать в новой структуре, отсюда другая проблема: кадровая. Сомневаюсь, что это благотворно скажется на органах следствия. Необходимо будет предусмотреть дополнительные расходы в бюджете, а в нем, как известно, лишних денег нет. Отношение к подобным законопроектам должно быть вдумчивым, серьезным. В середине 90-х Госдума, к примеру, приняла закон «О ветеранах», установив многочисленные льготы, а в бюджете эти расходы не предусмотрены, и те решения мы сейчас с большим трудом реализуем.

А выборы причем?

Есть в обсуждении нового законопроекта «единороссов» еще один момент, о котором не стоит забывать. 2007 год – выборный. В Госдуму кандидаты будут баллотироваться от политических партий. А практика козыряния популярными законопроектами, которые вносятся на обсуждение аккурат перед выборами, в России очень распространена. Как правило, после выборов о законах, которые сулят народу «манну небесную», благополучно забывают. Впрочем, как считает Дмитрий Вяткин, популистская тематика со временем будет сходить на «нет».

- От идеи отказываться нельзя, позитивный заряд в ней есть, - уверен Виктор Смок. - Просто перевод закона в практическую плоскость должен быть тщательно продуман и взвешен. Все следователи обрадуются, если им при объединении аппарата поднимут зарплату хотя бы до уровня прокурорских следователей. А в состоянии ли они расследовать дела прокурорской подследственности? Убийства, должностные преступления, весь коррупционный блок? Или шпионажи и измену родине, подследственные ФСБ? Подготовка кадров – большой вопрос, как и нагрузки. А преступность не будет ждать, пока они всему научатся. Опыт ряда суверенных государств, в том числе Казахстана, показал, что скоропалительные решения не дают нужного результата. Там в итоге образованный Следственный комитет через некоторое время опять был распределен по ведомствам. Он оказался не способен переломить криминальную ситуацию в положительную сторону.

Вряд ли кому-то нужно доказывать, что именно от качества предварительного расследования напрямую зависит эффективность уголовного преследования. Существует мнение, что именно следователь держит в своих руках судьбу уголовной истины. Понятно, что сейчас поиск этой истины в нашей стране далеко не на высоте и назрела необходимость применения новых подходов в борьбе с преступностью. Однако вырабатывать эти подходы нужно кропотливо и – несомненно – в связке с людьми, знающими положение дел на практике.


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск