11 июля 2006, : Автор: Алексей СЕДОВ

БОМЖ: вина или беда?

«Мы стоим на позиции, отрицающей само понятие бомж, как порочащее честь и достоинство человека. Перекочевавшее из милицейских протоколов в средства массовой информации, а затем в современный русский язык определение «лицо без определенного места жительства» превратилось в клеймо для изгоев, пугало для обывателей, является оправданием бездействия законодательной власти государства и в некоторых случаях применения «полицейских мер». Это цитата из совместного заявления общественных и государственных организаций, работающих с бездомными. Однако можно ли полностью отрицать понятие, если бомжи – часть нашей повседневной реальности?

Бездомность вышла из подполья

После Октябрьской революции и гражданской войны к середине 20-х годов в СССР было почти два миллиона бездомных. C укреплением советского государства бездомность стали искоренять. В стране победившего социализма бездомных и бродяг не должно было быть. И их не стало. Существование без прописки и без официальной работы (для мужчин трудоспособного возраста) в 30-х годах уголовно преследовалось. Скрытая бездомность существовала, но официально никто об этом не упоминал.

«Перестроечные» процессы, перетряхнувшие наше общество до основания, затронули и бездомных. В 1991 году были отменены статьи 198 и 209 Уголовного кодекса РСФСР, предусматривавшие уголовную ответственность для бродяг. Бездомность легализовалась, а кроме этого, создались условия для обвального увеличения армии бездомных. Все эти несчастные люди оказались на улице, так как ни приютов, ни ночлежек не было. Только к 1996 году власти стали понимать, что бороться с бездомными бессмысленно – надо предпринимать конструктивные меры. Появились приказы по организации медицинской помощи бездомным, стали создаваться ночлежки. Но до сих пор остается много нерешенных проблем в сферах медицинской помощи и трудоустройства этой категории граждан.

В России, по предварительным данным МВД, на сегодняшний день насчитывается около 4 миллионов лиц без определенного места жительства — «бомжей». Аббревиатура из четырех букв — бомж — стала тягостной приметой сегодняшнего дня. «Обитатели дна» стали неотъемлемым атрибутом наших городов, и фраза «Человек — это звучит гордо» никак не ассоциируется с их обликом. Куда чаще вспоминается иная фраза из классики — «Что делать?».

Тупик

Такие слагаемые существования среднестатистического бомжа, как отсутствие каких-либо общественных связей, регистрации по месту жительства и практически стопроцентная утрата профессиональных навыков, ввергают его в жизненный тупик. В силу существующего законодательства отечественный бомж фактически утрачивает все социальные права и гарантии. Он не может ни устроиться на работу, ни встать на учет в службы занятности и органы социального и пенсионного обеспечения, ни в очередь на получение самого примитивного жилья. Драматичность ситуации усугубляется тем, что 30 процентов бомжей — это престарелые люди и инвалиды.

Медики говорят, чтобы вылечить человека, надо искоренить причину болезни. А чтобы искоренить бездомность как болезнь общества, следует разобраться в ее истоках. Так кто же он – бомж? В силу каких причин человек оказался на улице? Почти 45 процентов людей, оказавшихся в положении бездомных, формально не являются лицами без определенного места жительства. Половина из временно бездомных передвигается по бывшему Советскому Союзу в поисках работы, а Челябинская область — один из немногих регионов, где ее можно найти. Третью часть бомжей составляют несчастные люди, которых ограбили. Каждый десятый из временно бездомных приехал в Челябинск для решения каких-либо проблем (правовых, медицинских и т. д.). Около 15 процентов вынужденных бомжей — беженцы.

Собственно бездомных в общей массе «людей улицы» приблизительно 55 процентов. Треть из них — бывшие заключенные. Остальные — либо жертвы мошенников при продаже или обмене жилья, либо оказавшиеся на улице из-за семейных проблем: разведенные, выгнанные родственниками, сбежавшие от пьющих родственников, потерявшие ведомственное жилье. Люди, для которых бездомность — осознанный жизненный выбор, - самая малочисленная группа. Однако именно они создают неприглядный образ бомжа.

Кто их породил?

Ежегодно из тюрем освобождается около 250 тысяч человек. Сейчас бывший заключенный имеет право на восстановление жилья. Однако в стране с повальной приватизацией жилого фонда на реализацию этого права требуется длительный срок. Бывшему заключенному очень сложно трудоустроиться, даже если ему удалось зарегистрироваться, скажем, в ночлежке. Как долго может выдержать психика человека, постоянно ощущающего презрительное и подозрительное отношение к себе? По данным финских психиатров, 80 процентов пациентов психиатрических клиник — люди, лишившиеся работы, только работы, а не жилья.

Другая часть бездомных – выпускники детских домов. Пункт 2 статьи 37 ЖК РФ предусматривает выделять «жилые помещения… вне очереди по окончании пребывания в государственном детском учреждении, у родственников, опекунов или попечителей». Однако закон — одно, а действительность — другое. Огромная масса сирот, имеющих право на «жилые помещения», т. е. на полноценное жилье (комнату или квартиру), получает комнаты в общежитии. При закрытии предприятия, которому принадлежит общежитие, пополняется не только армия безработных, но и армия бомжей.

Человек на улице

Для современной России характерна низкая юридическая грамотность населения. В государстве, где в течение 70 лет изживалось чувство собственности, жилье людям просто «дарили» и никогда не объясняли, как обезопасить себя от посягательств на него. Государство сняло с себя ответственность за жилищную безопасность своих граждан. В 1991-1993 годах страну захлестнула волна квартирных афер. До сих пор каждая тридцатая сделка с недвижимостью в Москве — криминальная (данные ГУВД г. Москвы). Даже если суд докажет факт аферы, нет никакой гарантии, что пострадавший вернется в свое жилье, так как, по официальной статистике, в нашей стране исполняется только около половины судебных решений.

Человек оказался на улице. Что послужило этому причиной: его собственные неразумные поступки или объективные предпосылки, созданные государственной системой, - не так важно. Главное — это наши соотечественники, попавшие в беду. Протянув руку самому отверженному сейчас, каждый в какой-то степени обезопасит свое будущее и будущее своих детей. Бездомность, к сожалению, стала неотъемлемой частью нашей жизни. Но нужно понимать, что для многих бомжей бездомность — не вина и наказание, а беда.

Бациллоносители

Согласно ст. 41 Конституции РФ, каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Но во многих лечебных учреждениях избегают принимать бездомных. Медицинские работники, как и остальные жители России, не обладают объективной информацией, запуганы публикациями в прессе о чудовищной распространенности многих страшных болезней среди бездомных. Иногда эта информация извращена, а часто просто неверна. По статистике организации «Врачи без границ», в 2005 году из 30 тысяч проконсультированных бездомных инфекционные и венерические болезни были выявлены у 2,1 процента, туберкулез — у 4 процентов, чесотка — у 2 процентов. Это ненамного больше, чем среди граждан, имеющих жилье. К счастью, служба скорой и неотложной медицинской помощи хорошо выполняет приказы Комитета здравоохранения. Именно она часто остается последней надеждой для серьезно заболевшего бездомного.

Однако нельзя утверждать, что медиками начисто игнорируются многочисленные проблемы бездомных. Только в стенах тубдиспансеров России в прошлом году прошли курс стационарного лечения 40 процентов тех, кому поставлен диагноз «бациллоноситель». В недрах управления здравоохранения появился приказ «О работе с бомжами». Всем городским больницам сегодня предписано принимать бомжей вне зависимости от наличия паспорта и полиса. При этом немедленно после доставки в больницу бездомного надлежит отпоить горячим чаем, отогреть, провести противотуберкулезную обработку, после чего приступить к лечению основного заболевания.

Ночлежки – не панацея

Отношение власти к бездомным изменяется в зависимости от характера государства. При тоталитарных режимах преобладают репрессивные подходы к решению проблемы бездомности. Либерализация правления приводит к некоторому ослаблению репрессий и попыткам принятия конструктивных решений. Каково же отношение власти к бездомным в современной России?

В тюрьму бездомного на один – два года за отсутствие паспорта, штампа в паспорте о регистрации или проживание в любом регионе страны не посадят. Однако и жить по-человечески при наличии одного из вышеперечисленных условий не дадут. Вроде бы власть не бездействует. Вкладываются миллиарды рублей в создание ночлежек, в содержание двухсот с лишним приемников-распределителей. На содержание одного бездомного в доме ночного пребывания ежемесячно расходуется около двух тысяч рублей, а на одного задержанного в приемнике-распределителе — около трех тысяч рублей.

Но количество бездомных не уменьшается, а наоборот, увеличивается. Потому что бомжами преимущественно занимается милиция, а система социальной защиты ограничивается в лучшем случае созданием ночлежек. Восприятие бездомных как бродяг, алкоголиков и попрошаек порождает методы решения проблемы. Со злом надо бороться! Кому бороться? Милиции? А затем? Трудоспособных — в ночлежки (если есть), нетрудоспособных — в дома-интернаты? А дальше что? Ничего. Работать-то эти лица, по мнению властей, не хотят.

Неправда! Каждый второй обращается к социальному работнику с единственной просьбой — помочь трудоустроиться. Остальные, в большинстве, трудоустраиваются вопреки всем препонам. Ни ночлежки, ни приемники-распределители проблему бездомности не решат. Отношение власти к бездомным как к равноправным согражданам, оказавшимся в беде, — непременное условие для начала формирования системы их социальной реабилитации.

«Домашние» бродяги

«Не требуется имитировать активность в искоренении или оказании помощи бездомным — нужна всего лишь дееспособность и правовой механизм в оценке причин бездомности. Должен быть рынок работ с оплатой по факту. Должна быть действительная отмена прописки, т. е. настоящее разрешение свободы выбора места проживания и трудоустройства. Это без милицейского усердия резко изменит всю ситуацию. Это самое простое средство снять с общества извечную заботу о бездомных. Сначала не плодите их и уже потом, в этом заколдованном круге, придите к ним на помощь — от доступной бани до доступных заработков. А уж какие «хрущевки» отвести под бездомных — вопрос технический. Трудоустроенный бездомный превращается уже в работающего человека с нерешенной жилищной проблемой», — так смотрит на ситуацию бывший профессор МГУ, а ныне бездомный Александр Васильевич Островский. Да, какое-то количество бездомных будет всегда. Это будут именно те пять процентов, которые при любом режиме выбирают подобный образ жизни, но остальные 95 процентов борющихся за выживание и пытающихся сохранить внешний вид обычного «домашнего» человека, перестанут быть изгоями.

Уверенность в выздоровлении общества вселяет наша история. На земле нашей многострадальной Родины никогда не было спокойно. Всегда были нищие и бездомные, и во все времена призыв Владимира Мономаха: «Всего же более убогих не забывайте» — находил отклик в сердцах наших соотечественников. Как бы ни было тяжело, сострадание и милосердие к самым обездоленным не иссякало.

Сейчас таких миллионы. Эти несчастные имели жилье, учились, получали профессиональные навыки (до 70 процентов бездомных имеют среднее образование, 20-22 процента — среднее специальное, 8-10 процентов — высшее). Они могут еще вернуться к жизни, если государство будет лечить причину этой социальной болезни, а не ее последствия. Бездомные – такие же граждане, как и мы, и им нужны не подачки, а достойные условия для труда и проживания. Поняв это, и начав относиться к бомжам не как к тунеядцам и алкоголикам, а как к людям, попавшим в беду, мы сможем оказать им реальную помощь.


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск